9 марта 2021 г.
10:53:31 Вторник
Добавить новость
Бизнес и экономика

Искать новые бизнес-решения, сокращать расходы и ждать

Введение нерабочих дней на фоне коронавируса сильнее всего ударило по малому и среднему бизнесу Ивановской области  

Закрылись оффлайновые торговые точки, исчезла выручка, предприниматели заговорили о грядущем разорении. Те, кому позволяет формат, стараются уйти в онлайн. Многие готовятся закрывать дело. Как выживать в текущих условиях и как обстоят дела «на местах»? Пока бизнес смотрит на ситуацию весьма пессимистично. Мы поговорили с участником одного из самых пострадавших сегментов – рекламного бизнеса. Управляющий партнер компании ADCONSULT Роман Пивоваров констатировал, что хотя медиапотребление резко выросло, монетизировать его не удается. Поэтому дела у рекламных агентств идут, мягко говоря, неважно, особенно у небольших. А известный юрист Сергей Сорокин рассказал, как сотрудники его компании работают на «удаленке», и какой бизнес, по его мнению, имеет шансы остаться на плаву.

1.png

Роман Пивоваров, управляющий партнер ADCONSULT:

- В целом рекламный бизнес чувствует себя очень плохо. Что происходит со всеми теми компаниями, которые производят коммуникационные услуги по связыванию бизнеса и его покупателей? Все встает, бюджеты снимаются, и чем меньше рекламное агентство, тем хуже у него дела. Ведь такие компании работают с локальным бизнесом, с небольшими клиентами, которые точно останавливают свою рекламную активность.

Большие федеральные бренды ее снижают, но не останавливают. Поэтому крупные игроки, имеющие доступ к рынку капитала, возможность отсрочки и клиентов из разряда солидных федеральных брендов, несут потери, но пока выживают. На локальном уровне ситуация, конечно, гораздо более драматичная, и связано это в первую очередь с тем, что люди перестали покупать. Если все заперты по домам, никто не может пойти и приобрести джинсы. А значит, рекламировать себя магазину джинсов смысла нет.

И это уникальная ситуация. Горькая ирония заключается в том, что медиа потребление резко выросло. Люди стали гораздо больше смотреть телевизор, слушать радио, потому что огромное количество горожан уехало на дачи. Гораздо больше читают новости в интернете, причем в первую очередь интересует локальная информация: что происходит у нас в родном Иванове, заболели или нет, где, как. Трафик локальных паблишеров и информационных порталов очень сильно вырос. Но монетизировать это выросшее медиа потребление не удается, роста рекламных бюджетов оно не вызывает. Агент приходит к рекламодателю и говорит: «Нас стали смотреть в два раза больше». Тот отвечает: «Круто, но люди просто не могут дойти до моего магазина».

В наружной рекламе ситуация существенно драматичнее. Например, операторы рекламы в харьковском метро не знают, как быть. Метрополитен закрыт по карантину, а они продают только рекламу в метро. Ситуация в подобных случаях безвыходная. То же самое с рекламой в торговых центрах, все они закрыты на карантин. Есть и другая проблема – уже подписанные контракты. В лучшем случае рекламодатели будут требовать переноса размещения с сохранением денег. Но это в идеале. В основном они требуют возврата денег. То же касается обычной наружной рекламы: если автомобильный трафик сократился на 90%, в билбордах нет смысла. Конечно, очень тяжелая ситуация для печатного принта. В ряде случаев просто закрыты киоски. И даже если газету удается напечатать, она просто остается в типографии. Медиа, которые не потребляют, вынуждены закрываться, они схлопываются, отправляют персонал в административные отпуска.

Каким-то рекламодателям мы можем предлагать перестроить свой бизнес в онлайн, сделать доставку, трансляции своих образовательных или других услуг. Все выкручиваются, как могут: фитнесы переходят в онлайн-формат, фотографы делают фотосессии по скайпу, все детские школы перешли на дистанционное обучение, как и все консультационные услуги, все, что связано со здоровьем и вэлнесом. Массаж удаленно не сделаешь, но можно провести видеокурс по зарядке. В ряде случаев это делается за деньги, в ряде случаев – бесплатно, для поддержания своих клиентов. Но, конечно, для огромного количества видов услуг это невозможно.

Я не думаю, что есть какая-то принципиальная разница между регионами. Кроме того, что везде строгость карантина разная и, соответственно, количество деловой активности тоже различно. Мы знаем, что в Татарстане гайки закручены полностью, все сидят по домам, ограничения даже жестче, чем в Москве и в Питере. И там, я думаю, все встало быстро. В каких-то регионах, например, в Сибири, пока что все на уровне тревоги и паники, ожидания тотального закрытия и карантина. Но люди ходят по улицам и ведут себя более активно. Думаю, в ближайшие недели ситуация в регионах станет отличаться больше. Было дано разрешение принимать решение о строгости карантина на местном уровне. Где-то его ослабят, и какая-то бизнес активность начнет возрождаться. Где-то, наоборот, будут еще сильнее закручиваться гайки, и рекламный бизнес начнет полностью останавливаться.

2.jpg 

Сергей Сорокин, партнер юридической фирмы «Консалт» Сорокины и партнеры»:

- С какой категорией дел работают юристы фирмы на «удаленке»?

- Сейчас нет участия в судебных заседаниях, но вся остальная работа продолжается. Это консультации, подготовка проектов договоров, процессуальных документов, помощь в организации и проведении корпоративных действий. Текущая ситуация сделала актуальными новые вопросы: о праве организации осуществлять деятельность, о взаимоотношениях с работниками (от «как обязать выйти на работу» до «как уволить»), о реструктуризации задолженности по кредитам, о применении норм о «форс-мажоре», об арендных отношениях, о налоговых льготах и т.д.

- Есть ли особенности у этого формата?

- Формат необычный для всех. Первые день-два были, конечно, трудности. Но мы выстроили систему коммуникаций, помогли всем решить технические вопросы. Делимся на локальном сайте и обсуждаем и правовые новости, и культурные, стараемся чаще проводить совместные видеоконференции. Все это поддерживает и сплачивает.

Конечно, сложно не отвлекаться на домашние заботы, телевизор, детей. Помогает система постановки заданий на день и контроль исполнения.

- Увеличилось ли число дел о банкротстве в связи с нерабочими днями?

- Пока рано об этом говорить. Идут только первые нерабочие недели. Еще не прошли переговоры с кредиторами, не оценены до конца изменения законодательства. Пока немного новых обращений по этой процедуре.

 - Как вообще себя ощущает бизнес в этой связи, кто имеет шансы выжить и сколько смогут выживать?

- Мы все не знаем, как долго продлится период борьбы с болезнью, насколько плохо будут обстоять дела в экономике, насколько упадет платежеспособность, как изменятся налаженные цепочки поставок и привычки потребителей, какие новые законы появятся и т.п. В такой неопределенной ситуации делать прогнозы сложно. Выживут те организации, у которых есть лидеры и команды.

- Кто как выходит из положения?

- Первую неделю многие ждали и осматривались. Кто совсем не может работать, выстраивали отношения с персоналом. Кто мог, организовывал «удаленку». Думаю, ближайшая неделя будет показательной.

- Как поступать бизнесу в связи с объявлением нерабочих дней с сохранением зарплаты?

- Первое - надо определить, есть ли экономический смыл вести сейчас деятельность с учетом установленных запретов и ограничений. Не все рестораны, например, решили перейти на доставку готовых блюд и полуфабрикатов. Второе - постараться найти новые бизнес решения, которые помогли бы если не заработать, то уменьшить убытки. Третье - найти экономические и юридические способы сокращения расходов.

23 апреля 2020, 17:51
+8383