24 июля 2017 г.
20:11:37 Понедельник
Добавить новость
Бизнес и экономика

Бизнес ест бизнес

Корпоративные захваты (иначе говоря - профессиональное рейдерство) стали частью экономической жизни России. Рейдерство – не наше изобретение. Считается, что основателем корпоративного шантажа был американец Кеннет Дарт. Он первый разработал схему законного захвата предприятия и успешно применил ее на практике. С начала 90-х годов рейдеры появились и в нашей стране. Правда, профессиональных "захватчиков" в России, как утверждают юристы, единицы. Однако "работают" они повсюду - "от Москвы до самых до окраин". Ивановская область – не исключение. Группа риска Аппетитам рейдеров можно только позавидовать. Большинство считает, что "захватчикам" интересны только крупные, стабильно работающие фирмы и предприятия. На самом деле рейдеров интересует в буквальном смысле все - даже ларьки. "Захватчикам" редко нужно юридическое лицо как таковое, если только речь не идет о захвате как способе избавления от конкурента. Главное для рейдеров - завладеть активами предприятия: имя, недвижимое или движимое имущество, оборудование, запатентованные технологии. Даже наличие хорошей базы клиентов может послужить поводом для захвата предприятия. В практике ивановских юристов есть и такие случаи, когда клиента приходилось защищать от корпоративного захвата только потому, что его помещение, арендованное в центре города, кому-то приглянулось, а арендодатель не захотел расторгать и переоформлять договор аренды. По словам начальника юридического отдела фирмы «Доксервис» Марии Черезовой, недавно в Иванове произошла серьезная попытка захвата религиозного объединения. Рейдеров привлекли земельный участок и здание объединения, которые находятся в центре Иванова. В основном регионы «осваивают» московские рейдеры. Так, одна небезызвестная фирма, специализирующаяся на корпоративных захватах, долгое время «работала» с одной из ивановских торговых сетей. В 2005 году эта торговая организация, осуществляющая свою предпринимательскую деятельность уже не один десяток лет, обращалась к депутатам Госдумы РФ с просьбой о поддержке. В заявлении депутату Госдумы Геннадию Райкову предприниматели писали: «Вот уже более года мы испытываем на себе влияние компании по захвату нашего предприятия…Каждый день руководители общества и акционеры думают, как им защитить свою собственность и какие первоочередные превентивные меры следует предпринять для безопасности». С апреля 2004 года группа юридических и физических лиц пыталась сменить руководство предприятия и завладеть активами организации. Рейдеры тогда использовали целый арсенал приемов захвата: от примитивной скупки акций до дискредитирующих пиар-компаний. Судя по заявлению предпринимателей, в захвате были «попытки открытого терроризирования сотрудников и акционеров ЗАО, инициирование многочисленных сфальсифицированных исков в суды нашей необъятной Родины с неизменным наложением ареста на все недвижимое имущество общества, прямыми угрозами в адрес акционеров и требованиями продать или отдать, поделить с ними свое имущество». На законных основаниях рейдеры смогли скупить только 12% от общего количества акций. Но, предприниматели уверены, что рейдеры не остановятся на достигнутом. Руководство сети было вовлечено в бесконечные судебные тяжбы. Один из любимых приемов рейдеров – инициировать судебные процессы в самых отдаленных от ответчика городах. Например, ответчику, находящемуся в Иванове, могут предложить явиться районный суд... Карачаево-Черкесской республики. Бывали и такие случаи, когда к производству принимаелся иск, фактически подписанный и поданный умершим лицом. Ивановскому предприятию, которое так приглянулось рейдерам, пришлось столкнуться и с более серьезным способом захвата – арестом недвижимого имущества. Оно было арестовано по определению районного суда одной из северных областей. Но, как выяснилось позже, никакого иска в отношении ЗАО, соответственно и определения о наложении ареста на имущество, не было: рейдеры перешли к прямой фальсификации официальных документов. Процесс захвата явно затянулся, и пока неизвестно, чем закончится эта история. Ясно только одно: это был своеобразный "пробный шар", и в группе риска теперь может оказаться любой раскрученный торговый бренд. Список можете представить себе сами: "Серебряный город", "Бимарт", «Кенгуру» и т.д. Схемы Схемы законного захвата предприятия работают, как правило, без ошибок и сбоев, поскольку отрабатываются годами. Так называемые белые рейдеры (они ведут захват предприятия «чисто» - без нарушения закона) занимаются законной скупкой акций предприятия-жертвы. Затем следует этап «закошмаривания» - предприятию на вполне законных основаниях не дают работать. Например, собирают внеочередное собрание акционеров в Чеченской республике. Ачхой-Мартановский район – это тоже часть России, значит совет директоров можно провести и там. Если акционер по тем или иным причинам не явился на совет, последствия собрания могут быть непредсказуемыми. Таким образом, можно заменить и совет директоров, и продать активы. Приемов захвата без нарушения закона очень много. Рейдеры приступают к захвату предприятия только после так называемой разведки. При этом изучается состояние предприятия, определяются слабые места, по которым можно ударить в первую очередь. В отличие от белых рейдеров, серые рейдеры активно используют сомнительные схемы, а черные – не гнушаются грубого нарушения законодательства. В ход за захват предприятия идет все: подделка печатей, документов, подписей акционеров, как следствие - перехват управления обществом, создание параллельных органов управления обществом и неправомерные манипуляции и махинации с реестром акционеров. На акционеров рейдеры могут влиять и исключительно полицейскими методами, в том числе и через административный ресурс. Законодательство При работе белых рейдеров нарушений закона, как правило, нет, а само понятие «недружественное поглощение» в российском законодательстве не прописано. То есть формально перед судом все акционеры того или иного общества равны. «Я знаю, что многие рейдеры захватывают предприятие путем скупки акций на законных основаниях. Скупка акций – это процесс законный. Что стоит за покупкой акций, мы может только предполагать. Во многом именно поэтому дела о так называемых корпоративных захватах до судов не доходят , - говорит председатель арбитражного суда Ивановской области Игорь Гладков. Конечно, если схема, по которой действуют рейдеры, «черная», то есть в процессе захвата напрямую нарушается законодательство, это уже становится поводом для судебного разбирательства. В этом смысле я хотел бы пояснить один нашумевший случай на ОАО «Шуйская водка». Когда проходила смена менеджмента этого предприятия, многие говорили о корпоративном захвате. На самом деле на «Шуйской водке» ситуация заключалась в следующем: «Росспиртпром» голосовал по вопросу смены директора, не имея на то разрешения правительства РФ. Потом «Росспиртпром» получил разрешение о праве голосования на заседании акционерного общества. После чего «Росспиртпром» и проголосовал за смену менеджмента предприятия. Поэтому говорить о том, что на «Шуйской водке» произошел корпоративный захват, формально нельзя». При существующих нормах российского права, государство не вправе вмешиваться в попытку корпоративного захвата. Исключение составляют те случаи, когда контрольный пакет акций предприятия принадлежит государственным структурам. Например, государство активно и довольно успешно отстаивало свои интересы в случае с ОАО «Московский завод счетно-аналитических машин им. Калмыкова». Многие предприниматели, оказавшиеся в роли жертв уверены об одном - законодателю пора предусмотреть уголовную ответственность за рейдерство. Говорить о том, что государство не замечает рейдеров, нельзя. На коллегии Генпрокуратуры в феврале этого года Президент РФ Владимир Путин заявил, что «фактором, серьезно дестабилизирующим деловую среду и инвестиционный климат в целом, стала практика криминальных банкротств». «Честная конкуренция не должна подменяться попытками криминального завладения собственностью», — считает глава государства. При этом Путин посоветовал прокурорам уметь «видеть тенденции» и «прогнозировать ситуацию, заранее предупреждать негативные последствия для страны, для ее экономики и социальной сферы». Депутаты Госдумы разработали поправки в целый ряд законов (об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, о регистрации юридических лиц), в корпоративное и финансовое законодательство, в Гражданский кодекс РФ и т.д. Однако, как говорит председатель комиссии Госдумы по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Геннадий Райков, вся эта работа по непонятным причинам тормозится... Защищайтесь! Считается, что если рейдеры положили глаз на предприятие, то шансов предотвратить захват практически нет. Это вопрос только времени и денег. С другой стороны, возможность поглощения предприятия можно минимизировать или вообще сделать захват экономически невыгодным. Первичная защита – это тщательная подготовка учредительных документов. «Взять и просто скопировать у друзей устав предприятия – это прекрасная возможность потерять будущий бизнес. Если предприятие организуется хотя бы двумя людьми, то уже на уровне планирования нужно подумать о грамотном цивилизованном "разводе". Ведь никто не знает, во что может вылиться совместная работа в дальнейшем», - уверена начальник юридического отдела фирмы «Доксервис» Мария Черезова. Одна из классических форм защиты при начале захвата – «утяжеление» активов предприятия. Например, у ООО «Фикус» стоимость активов составляет 1 млн долларов. Как только предприятие оказывается под угрозой захвата, предприятие берет в долг 3 млн долларов. В этой ситуации предприятие-должника захватывать бессмысленно. Самое главное - все сделать вовремя. Любое предприятие должно время от времени проводить профилактические мероприятия и не экономить на юристах. Существует также стандартная форма защиты, при которой в случае захвата активы ООО «Фикус» разделяются. Таким образом все активы - недвижимость, оборудование - можно оформить на частное лицо, которое в свою очередь и сдаст все эти активы в аренду ООО «Фикус». «Вывод: не «вешайте» ничего на баланс предприятия. Отобрать что-то у юридического лица достаточно просто, у физического лица это сделать гораздо сложнее», - резюмирует М. Черезова. Слабым звеном при захвате предприятия может стать все, что угодно. Неправильно оформленные документы, отсутствие трудовых договоров с работниками, неуплата налогов, некорректное ведение бухгалтерского учета – все это в потенциале эффективные рычаги давления на предприятие. Чтобы частично обезопасить предприятие от утечки информации, целесообразно предусмотреть в трудовых договорах ответственность за разглашение коммерческой тайны. За ее разглашение в России предусмотрена уголовная ответственность. Способов защиты от рейдерства много. Как и способов захвата предприятий. Здесь как в шахматной партии - развитие событий зависит от конкретной комбинации и, конечно, от мастерства "игроков". Конечно, превентивные меры защиты от корпоративного захвата может посоветовать юрист, однако корень проблемы, считает председатель арбитражного суда Ивановской области Игорь Гладков, в несовершенстве законодательства: «Можно сказать, что закон о банкротстве не совсем совершенный. Я считаю, что на уровне государства должен быть создан орган, надзирающий за вопросами банкротства, в том числе и умышленного. То, что такого органа сейчас нет, можно назвать пробелом законодательства, который во многом и создает поле для деятельности рейдеров». Справедливости ради надо отметить, что в Ивановской области есть примеры защиты от рейдерства со счастливым концом. В сентябре 2005 года, например, окончательно определилась судьба ООО «Шуйский центральный рынок», точнее, тех 97% доли в уставном капитале, которые принадлежат комитету по управлению имуществом администрации г. Шуи. Передел собственности не состоялся. Суть этого дела заключалась в том, что двое из троих учредителей ООО «Шуйский центральный рынок», которым принадлежали 3% доли в уставном капитале, подали в арбитражный суд Ивановской области исковое заявление о признании учредительного договора с комитетом по управлению имуществом недействительным. В качестве обоснования иска было выдвинуто обвинение в нарушениях, допущенных комитетом при создании общества в 1995 году. Суд первой инстанции принял этот довод и удовлетворил иск. Однако комитет по управлению имуществом подал апелляцию, и суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции. Но на этом история с шуйским рынком не закончилось: истцы подали кассационную жалобу в Нижний Новгород. Кассационная инстанция отменила постановление о признании учредительного договора недействительным. Более того, в постановлении было записано: истцы пытались осуществить корпоративный захват. По понятиям Рейдер (от англ. "Raid") - налетчик. В колониальной Британии рейдерами назывались военные корабли, охотившиеся за торговыми судами противника. В России силовые захваты предприятий превратились в особую сферу деятельности. Татьяна Белова
07 Марта 2006, 16:40
+123