Еще раз о спасении утопающих

Русское хлопковое сообщество провело в Иванове конференцию на тему «Тенденции и перспективы развития хлопчатобумажного рынка России в 2006-2007 годах». Интерес к мероприятию был не так велик, как могли бы рассчитывать организаторы. Большой зал ГЦКиО был почти пуст, многие руководители предприятий отсутствовали. Тем не менее, темы, которые были подняты на конференции, непосредственно затрагивали интересы производителей текстиля. И начиная конференцию, заместитель председателя Ивановской областной думы Евгений Нестеров выразил уверенность, что текстиль для Ивановской области все равно всегда будет основополагающим. В зоне особого внимания Президент РХС Людмила Мельникова рассказала собравшимся о том, что делается сейчас для защиты интересов текстильщиков «наверху». - Мы с вами знаем, что текстильная промышленность нам нужна, - отметила Людмила Павловна. - Но необходимо убедить в этом еще и государство. Русское хлопковое сообщество ставит эти вопросы на всех уровнях. По оценке Людмилы Мельниковой, государство сегодня проводит непоследовательную политику в области обеспечения конкурентоспособности текстильного производства, и, прежде всего, в том, что касается международной торговли и таможенного регулирования. - Мы с вами знаем, насколько нам мешает «серый» импорт, - сказала Людмила Павловна. - Снижение конкурентоспособности российского текстиля на внутреннем рынке представляет угрозу национальной безопасности. Сейчас в России рынок товаров народного потребления на 70-80% представлен импортной продукцией, оборонный заказ (это уже не секрет) на 20-30% состоит из импорта. В результате государство теряет налоговые платежи в бюджеты всех уровней и поступления во внебюджетные фонды. Всего в сумме - около 1,5 млрд. долларов в год. Если учесть потери от сокращения производства отечественного сырья и материалов, технологического и общепромышленного оборудования, общие потери, по крайней мере, в два раза больше. Единственный положительный сдвиг на сегодня – это то, что глава федеральной таможенной службы Андрей Бельяминов старается помочь нам. Но таможня – исполнительный орган, и вся инициатива должна исходить от нас. Сейчас уже нельзя провести черту между хлопковыми трейдерами и крупными текстильными предприятиями. Нужно объединиться в рамках ли РХС или другого органа и выходить с законодательными инициативами. Главное, как считают в РХС, исключить те факторы, которые ставят российского производителя в неравные условия с зарубежными - контрабанду и «серый» импорт, а также «серое» производство в самой России. Речь, в частности, идет о такой лазейке в законодательстве, как карго-перевозки. Эта схема изобреталась для дипломатов или тех, кто долго работал за рубежом: отдельно от человека, который въезжает в страну, идет груз стоимостью до 600 тысяч рублей (или 30 тысяч долларов). Груз декларируется как личное имущество. Как отметила Людмила Мельникова, этот «серый» импорт и оседает на наших рынках. США и Европа научились защищать своих производителей. Мы же к этому пока не готовы. Сегодня РХС ставит вопрос о запрете на карго-перевозки. Рынок хлопчатобумажной продукции несколько стабилизировался. Масштабного роста пока нет, но и спад производства замедлился. Для повышения конкурентоспособности отечественной продукции, по мнению Людмилы Мельниковой, необходимо проводить масштабное технологическое обновление оборудования, а также искать новые товарные ниши. - Мы привыкли производить постельное белье из бязи. К сожалению, время диктует, что от этого нужно срочно уходить, - сказала Людмила Мельникова. - Мы не сможем в этой нише конкурировать с Туркменией, Узбекистаном. Там уже есть новейшее оборудование. Ошибочная уверенность государства в том, что реальный сектор экономики, и в том числе текстильная промышленность, развивается, заставляет участников рынка задуматься о том, как выжить в условиях игнорирования проблем текстильщиков. Производство хлопчатобумажной пряжи в последние годы продолжает снижаться, увеличивается ее импорт из стран Средней Азии. Основная задача, стоящая перед руководителями предприятий – сохранить темпы роста производства хлопчатобумажной ткани. В структуре российского рынка тканей доля хлопчатобумажных тканей отечественного производства составляет 87% (за 9 месяцев 2006 года). То есть хлопчатобумажная отрасль своих позиций не сдает. По мнению Людмилы Мельниковой, поднять отрасль из руин без государственной поддержки невозможно. А государство не спешит реагировать, потому что легкая промышленность составляет всего 1% ВВП. Что же делается для того, чтобы обратить внимание властей на текстиль? - Мы сегодня ставим вопрос о запрете на карго-перевозки, - сказала Людмила Мельникова. - Есть и подвижки – это снятие на 9 месяцев пошлин на ввоз оборудования, сейчас ставится вопрос о том, чтобы продлить срок до трех лет. Ставится вопрос о возмещении НДС. Предприятие сначала платит при ввозе хлопка, потом при вывозе продукции, а возмещение НДС происходит через три-шесть месяцев, а по судам - и до года. Комитет по экономической политике, предпринимательству и туризму Государственной думы РФ на заседании 25 мая 2006 года рассмотрел вопрос о мерах по повышению конкурентоспособности текстильной промышленности в Российской Федерации. Была создана экспертная группа по вопросам развития текстильной промышленности. Одна из ее основных задач - объединение мнений участников текстильного рынка с целью выработки единой политики по вопросам государственного регулирования и поддержки нашей отрасли. Мы проводили «круглый стол» в торгово-промышленной палате. Один из обсуждавшихся вопросов – это вопрос о том, что текстиль нужно отнести к малым предприятиям, чтобы можно было использовать средства, заложенные в бюджете на поддержку малых предприятий. Государство начинает поворачиваться к текстилю лицом. В том числе Минпромэнерго пробивает программу, связанную с развитием текстиля. Благодаря этому в бюджет были заложены деньги на рефинансирование процентной ставки по кредитам. Если вы закупаете сырье, вам могут компенсировать 50% ставки, если вы поставляете товар на экспорт - до 75% от ставки. Как отметила исполнительный директор РХС Елена Лобачева, опора российской текстильной промышленности – это потребители, которые в большинстве своем предпочитают покупать российское постельное белье, даже несмотря на то, что китайское или пакистанское намного дешевле. Поддержка государства и политическая воля, по мнению Елены Лобачевой, нужны для того, чтобы стабилизировать производство пряжи. - В случае изменения политики государств-поставщиков, в частности, Узбекистана (поставки оттуда составляют 30-40%), мы окажемся в сложном положении, - сказала Елена Лобачева. - И это, не говоря о том, что в местах, где сосредоточено прядильное производство, возможны социальные катаклизмы. Рентабельность текстильных и швейных предприятий, по данным статистики, составляет порядка 2,8%. Во многом поэтому на уровне правительства текстиль называют «головной болью». В то же время, как отметила Елена Лобачева, экспортный потенциал России сегодня растет. В конце 90-х годов экспортировалось около 25% от произведенной текстильной продукции, в 2002 году – 13-14%, сегодня – уже 17-18%. К этому привело и перевооружение крупнейших предприятий. Все в кластер! То, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, давно уже не секрет для руководителей успешных текстильных предприятий. Тенденции последних лет свидетельствуют, что наиболее успешной формой ведения бизнеса в текстиле стали крупные холдинги. Теперь дело за следующей ступенью объединения – кластером. С докладом о возможности создания текстильного кластера в Ивановской области выступил на конференции генеральный директор компании «Мега» Василий Гущин. Собственно, как отметил Василий Гущин, если исходить из классического определения «отца» кластерного подхода – гарвардского профессора Майкла Портера, кластер в Ивановской области уже существует. Только не совсем оформленный. Судите сами: по определению, кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества как отдельных компаний, так и кластера в целом. Ивановская область исторически ориентирована на текстильное производство. Здесь налицо все предпосылки формирования кластера: наличие средних и высших учебных заведений, активное взаимодействие банков с организациями текстильной промышленности. Высокая концентрация текстильных предприятий и связанных с ними организаций создает благоприятную среду для развития конкурентных преимуществ. Фабрики обновляют парк оборудования. По данным Федеральной службы государственной статистики, доля текстиля в ВРП Ивановской области составляет 10%. По экспертным оценкам, она гораздо выше. При этом, если темпы роста выпуска готовых тканей составили за первое полугодие 2006 года 2,15% по сравнению с аналогичным периодом 2005 года, то выпуск швейных изделий за тот же период вырос на 56,5%. По разным оценкам, в текстильной и швейной промышленности области занято от 46 до 70 тысяч человек. Добавленная стоимость составляет сегодня по изделиям бельевой группы от 2250 до 3900 долларов на 1 т переработанного хлопка. По одежде этот показатель еще выше. По факту в регионе сложилась очень мощная кооперация между крупными текстильными фабриками и небольшими швейными производствами. Швейное производство, как отметил Василий Гущин, имеет высокую трудоемкость, но для его начала не требуется высокий стартовый капитал и организационные усилия. Поэтому в посткризисное время в Иванове очень приличными темпами стало расти производство постельного белья, кухонных комплектов, одежды для дома. И тем самым сложились условия для формирования того, что во всем мире называется индустриальными, или промышленными кластерами. Но кластер – образование не стихийное. - В настоящее время кластерная стратегия является во всем мире самым востребованным инструментом государственной политики повышения конкурентоспособности, - сказал Василий Гущин. – Портер проанализировал конкурентные возможности более 100 отраслей в 10 странах. Оказалось, что наиболее конкурентоспособные транснациональные компании обычно не разбросаны бессистемно по разным странам, а имеют тенденцию концентрироваться в одном регионе страны. Главным же наблюдением Майкла Портера является следующее: чем больше развиты кластеры в отдельной стране, тем выше в этой стране уровень жизни населения и конкурентоспособности компаний. Эти идеи нашли поддержку идеологов государственной экономической политики. Кластеры, которые образовывались благодаря «невидимой руке рынка», правительства стали выращивать и добились определенных результатов. Например, в США, по данным Гарвардской школы бизнеса, более 32% занятости, включая бюджетный сектор, обеспечивают кластеры. Как отметил Василий Гущин, пути применения кластерной стратегии могут быть различны: "С одной стороны, уровень развития ведущих бизнес-групп в нашем регионе дает основание полагать, что многие из них способны взять на себя роль лидера, с другой стороны, мировой опыт доказывает, что наиболее революционные инновации осуществляются малым и средним бизнесом. Основной целью формирования кластера в Ивановской области становится не столько переработка сырья, сколько формирование добавленной стоимости от переработки хлопкового волокна до прилавка магазина. Это достигается, в том числе, и в результате малого бизнеса на швейном производстве". По оценке Василия Гущина, для развития текстильного кластера необходимо и стабильное налоговое администрирование, и уменьшение налогового бремени не только для субъектов малого предпринимательства, но и для крупных организаций, взаимодействующих с ними в рамках кластера. В противном случае большие различия налоговой нагрузки ставят препятствия как для развития отрасли, так и для взаимодействия предприятий между собой. - Текстильные предприятия области проводят замену технологического оборудования, привлекая большие кредитные ресурсы, - сказал Василий Гущин. - Необходимо на региональном уровне установить для предприятий, объединенных в кластер, нулевую ставку налога на имущество, выйти в Государственную думу с инициативой о снижении ЕСН для этих организаций до 14%. Иными словами, необходимо распространить льготы для малого бизнеса на предприятия, объединенные в производственный кластер, вне зависимости от численности работников, величины активов и объема реализации продукции. Кстати, начиная выступление, Василий Гущин процитировал слова нового тренера российской сборной по футболу: искать свои слабые стороны – традиционная черта российского менталитета. А нужно искать и находить сильные стороны. Возможно, именно это поможет сделать текстильный кластер. Марина Москалева
30 Октября 2006, 15:30 +82

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...