Наука и бизнес: как решить проблему «неравного брака»

Все выше и выше Даже в самые сложные для Ивановской области годы никто не сомневался в высочайшем научном потенциале региона. Конечно, в девяностые годы высшая школа не раз заявляла об отсутствии должного финансирования, но при этом продолжала работать, и работать эффективно. Другое дело, что научные разработки тогда были мало нужны бизнесу, промышленности. Научный потенциал так и оставался потенциалом. Немалая часть перспективных исследований до сих пор пылится в архивах ивановских вузов. Но и бизнес понять тоже можно. Перед деловым сообществом в то время стояла иная задача – остаться на плаву. Лишь на мизерной части предприятий можно было говорить о внедрении перспективных научных разработок в производство. «Ситуация была очень тяжелой, когда в начале 1990-х годов остановили свою работу отраслевые научно-исследовательские институты. Но достаточно быстро в Академии наук появились инструменты и механизмы, которые позволяли продолжать научные исследования, доводить их, что называется, до ума. Одним из таких инструментов стал фонд Бортника», - говорит генеральный директор ивановского регионального научно-координационного центра Андрей Морыганов. Сейчас, как признают и ученые, и предприниматели, ситуация в отношениях науки и бизнеса медленно, но верно меняется к лучшему. В настоящее время наблюдается рост рынка высокотехнологичных и наукоемких производств и, следовательно, растет потребность в новых технологиях. «Можно с уверенностью сказать, что инвестиции в научные разработки, особенно в таких областях, как естественные науки, информационные и энергосберегающие технологии, в настоящее время приносят неплохую прибыль. Но только в одном случае – когда эти разработки имеют прикладное значение и сроки внедрения инноваций не измеряются годами», - считает ректор Ивановского государственного энергоуниверситета Владимир Нуждин. Только в одном энергоуниверситете существуют уникальные разработки, которые можно и нужно использовать в промышленности – например, нанотехнологии по магнитным жидкостям. «У нас есть разработки, связанные с системами микроуправления. Потихоньку мы начинаем оснащать станкостроительное оборудование числовым программным управлением», - говорит В. Нуждин. То, что научный потенциал в Ивановской области есть – это аксиома. Многие из прикладных исследований могли бы заинтересовать бизнес. Однако наука делает поправку на то, что, по большому счету, она остается в стороне от делового сообщества. «В инвестициях в науку ключевое слово – риск», - парируют предприниматели. По словам эксперта инвестиционной компании «Финам» Михаила Михеева, главная проблема в том, что бизнес всегда претендует на полную гарантию прибыли, ученые же – на вложение средств в исследования. В результате значительная часть предприятий практически не вкладывает средств ни в создание новых технологий, ни в модернизацию старых. По оценкам экспертов, на сегодняшний день менее 10% промышленных предприятий России развивают и внедряют инновационные разработки в свою деятельность. В США такой показатель превышает 35%. «Ситуация далека даже от существующей в Корее, где крупные компании наработали и активно используют способность осваивать новые технологии и создавать стратегические связи в сотрудничестве с квалифицированными экспертами. Показательно, что большинство менеджеров отечественных предприятий все еще не считает необходимым устанавливать такие связи и активно использовать технологические достижения», - объясняет М. Михеев. Идея есть. Нужна ли она бизнесу? Частные инвестиции в перспективные научные разработки всегда относились к так называемым «венчурным инвестициям», т.е. с высокой степенью риска. При этом прибыль, на которую рассчитывает предприятие, может быть достаточно высока. Однако бизнесу всегда нужен смысл инвестиций в науку. Даже очень перспективное исследование никто не будет финансировать «из альтруизма». «Смысл инвестиций в науку в том и заключается, чтобы получить разработки, способные существенно повлиять на технологический процесс с целью уменьшения его затратной части или увеличения количества и качества производимой продукции. Стимулирует инвестиции и возможность получения новых уникальных продуктов и услуг, пользующихся высоким спросом на рынке», - уверен М. Михеев. - У ивановских предприятий зачастую нет достаточно сильного стимула к обновлению производства, который «перекрыл» бы опасения потерять средства при внедрении новых технологий. Тем не менее, ряд предприятий Ивановской области достаточно активно внедряет научные разработки. В 2005 году в Тейкове альянс «Русский текстиль», например, запустил в эксплуатацию фабрику регенерации хлопка. Построенная в рекордно короткие сроки, регенерирующая фабрика оснащена современным текстильным оборудованием. Это предприятие стало первым в России по восстановлению хлопкового волокна. Оно не имеет аналогов ни по уровню оснащенности оборудованием, ни по уникальности внедряемых технологий. В результате технологического процесса обработки (регенерации) хлопка низких сортов и отходов производства можно получать регенерированное сырье, соответствующее хлопку 3-5 сортов, которое в дальнейшем идет на производство тканей. После прохождения процесса регенерации сильно загрязненное и запыленное хлопковолокно полностью очищается и становится пригодным для процессов прядения. Инвестиции в строительство и оборудование Тейковской фабрики составили 3,5 млн долларов. Антидепрессант для бизнеса Другие предприятия внедряют уникальные антикризисные технологии. Например, ЗАО «Научно-производственное объединение Консультант» разработало технологию восстановления отечественного текстиля и выход его из кризисного состояния на основе совершенствования организации и управления текстильным производством на базе корпоративной информационной системы «Восточный экспресс». Ведущей научно-технической идеей работы является создание информационной системы, максимально адекватной предприятию и позволяющей обеспечить его информационную прозрачность, рациональное использование всех ресурсов с извлечением максимального социально-экономического эффекта за счет сплошного и многоцелевого учета, экономико-математического моделирования бизнес-процессов, анализа результатов деятельности предприятия. Практическая ценность работы подтверждена результатами ее внедрения на ОАО «Родники-Текстиль», ЗАО «Меланж», МПЖКХ г. Иванова. Общий экономический эффект от внедрения разработки на предприятиях составил 2,5 млн рублей в год. Однако таких, по сути, показательных примеров, считают ученые, не так много, как хотелось бы. Ситуация Спор между наукой и бизнесом обычно возникает на одном звене цепочки «разработка-внедрение». Ученые считают свою миссию выполненной на тот момент, когда успешно завершены лабораторные испытания технологии или продукта. Бизнес готов взять продукт, уже готовый к внедрению. «За малый зазор между этими двумя стадиями – промышленные испытания и получение государственных сертификатов – не хочет платить никто. Это дорого, - уверен М. Михеев. - Разработка продукта обычно в 2-5 раз дешевле, чем стадия регистрации». Причем нет гарантии, что промышленные испытания в конечном итоге дадут тот же эффект, что и лабораторные. А это означает, что средства могут быть выброшены на ветер. Очевидно, что риски в этом случае кто-то должен брать на себя. Как и риски реализации продукции на первоначальном этапе. «Часто бывает та: ученые разрабатывают то, что интересно им, то, что им самим кажется перспективным. А бизнесу подавай то, что будет приносить прибыль сегодня. Это вполне объективный процесс – не все, что делается, будет востребовано», - считает А. Морыганов. В этом ключе показателен один пример. Золотую медаль на салоне инноваций получил проект создания научно-производственной льнокорпорации. Суть разработки в том, что ученые института химии растворов РАН предложили комплексную систему переработки льна. Минимальные инвестиции, которые было необходимо вложить в проект, составляют 30-40 млн рублей, а реализация всего проекта требует порядка 800 млн рублей. «Ранее мы предлагали этот проект крупным предприятиям Ивановской области, например, ТДЛ. Тогда еще бывший губернатором Тихонов поддержал наш проект. Но наши предприниматели ввязываться в это не рискуют. Их тоже можно понять – риски есть при организации любого предприятия. Однако реализация проекта уперлась в то, что институту химии растворов так и не удалось найти заинтересованных в проекте. В результате на салоне инноваций в Москве проектом глубокой переработки льна заинтересовались две крупных корпорации из Москвы и Смоленска», - рассказывает А. Морыганов. Что делать? Сотрудничество науки и бизнеса рано или поздно будет более плодотворным, в один голос утверждают и ученые, и предприниматели. У обеих сторон есть свои «рецепты» эффективного сосуществования. «Иногда наука виновата сама. Многие ученые не могут довести свои идеи до ума. У людей науки другой склад мышления, другой менталитет. На мой взгляд, между наукой и бизнесом надо создавать некий бизнес-инкубатор или фирму. Такие «прослойки» необходимо создавать внутри каждого вуза, - говорит В. Нуждин. - Попытки создать межвузовский инкубатор обречены на провал. Мы не заинтересованы отдавать свои идеи такому промежуточному юридическому лицу. Заинтересованность вуза возникнет только в том случае, если при внедрении изобретений вуз будет получать, например, определенный процент от распространения той или иной идеи». «Диалог между наукой и бизнесом помогают построить Салоны инноваций, выставки научных достижений. Это тоже достаточно эффективный способ «знакомства» науки и бизнеса. Но при этом нам бы хотелось большей активности от бизнеса», - утверждает А. Морыганов. «Перемычками» для связи науки и бизнеса могут послужить создаваемые и существующие фонды поддержки перспективных научных разработок, такие, как Фонд «Династия», Фонд Форда, Фонд Макартуров, Фонд поддержки образования и науки (Алфёровский фонд) и другие. Задача подобных структур – из собственных средств стимулировать перспективные научные разработки и финансировать промышленные испытания их результатов, уменьшая тем самым риски при использовании этих разработок в производстве. «Кроме этого, некоторые финансовые компании самостоятельно вкладывают свои средства в новые технологии. В инвестиционной компании «ФИНАМ», например, сейчас формируется Паевой Инвестиционный Фонд особо рисковых (венчурных) инвестиций - «Финам Информационные технологии», который инвестирует средства в ценные бумаги компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения, разработкой, поддержкой и управлением различными интернет-проектами, а также развитием иных инновационных проектов», - добавляет эксперт М. Михеев. Многие полагают, что науку и бизнес подтолкнет к сотрудничеству и недавнее заявление президента РФ Владимира Путина. Напомним, что президент говорил о необходимости создания в России наукоградов. Фактически вектор инновационного развития экономики задан сверху. Существенные результаты деятельности российских силиконовых долин, по мнению экспертов, стоит ждать только через 15-20 лет. Получается, что у науки все еще впереди. Татьяна Белова
27 Февраля 2006, 19:10 +64

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...