Передозировка

Ивановской области грозит монополизация аптечного рынка и рост цен на лекарства

Владислав Волотко

vvv@chastnik.ru

Недавно в федеральных СМИ была опубликована удивительная и почти шокирующая статистика по рентабельности аптечного бизнеса. В сознании обывателя торговля лекарствами традиционно относится к числу высокодоходных, поскольку «болеть люди будут всегда». Однако из обнародованных данных Росстата следует, что рентабельность аптечного бизнеса в целом по России находится на уровне статистической погрешности. Причем в первом полугодии текущего года она упала вдвое и составила в итоге жалкие 0,7%. В Ивановской же области ситуация еще хуже – здесь рентабельность уверенно ушла в минус. И это, по мнению самих аптекарей, лишь предвестие тех проблем, с которыми столкнется в будущем каждый ивановец.

Таблетки от жадности

По данным Росстата, сегодня рентабельность аптек в нашем регионе составляет отрицательную величину – минус 2,8%. Это значит, что среднестатистическая ивановская аптека работает себе в убыток. Хуже ситуация лишь в Брянской, Ульяновской, Самарской, Владимирской областях – там отрицательные показатели рентабельности достигают 4-5,5%. Работают в минус аптеки многих других регионов.

Игроки местного фармацевтического рынка подтвердили, что обнародованные данные близки к реальности. «Аптечный бизнес – это уже благотворительность, - невесело усмехается заместитель генерального директора ООО «Медичи» Александр Лазарев. – Знаю, что муниципальные аптеки в основном давно уже находятся в глубоком минусе. У коммерческих ситуация несколько лучше, но лишь ненамного. В ведущих ивановских сетях весь бизнес тянут буквально несколько аптек, расположенных в хороших местах. Обычно процентов 30 аптек сети глубоко убыточны, еще столько же работают на нуле, и основная часть оставшихся – это середняки, которые приносят копеечную прибыль». Все наши собеседники были солидарны в оценке причин сложившейся ситуации: и в целом в Ивановской области, и конкретно в областном центре наблюдается значительный переизбыток аптек. По сведениям Александра Лазарева, в Европе в среднем на 4 тысячи человек приходится 1 аптека, тогда как в нашем регионе на аптеку приходится по 2 тысячи человек. Судя по данным Росстата, аналогичное положение вещей сложилось не только у нас, но и в целом по стране.

Участники фармрынка объясняют это тем, что в свое время торговля лекарствами казалась очень многим чрезвычайно выгодным бизнесом. Собственно, она таковым и была. Причем раньше открыть аптеку было очень дешево: это не требовало масштабных затрат и довольно быстро окупалось. Как следствие, на этот рынок устремилось множество предпринимателей. Постепенно сформировалось несколько сетей, которые словно соревновались в том, кто откроет больше аптек. «Некоторые сети изначально развивались для последующей продажи, и они стремились открыть аптеки буквально где угодно, - говорит Александр Лазорев. – Насколько мне известно, крупная федеральная аптечная сеть «36,6», купившая в Ивановской области сеть «Новая», была вынуждена закрыть половину приобретенных аптек. Говорят, москвичи были шокированы, когда разобрались, что именно они купили». Заведующая сетью аптек «Андровит» Ольга Денисова добавляет, что с определенного момента ситуация усугубилась приходом в регион сетей со стороны, которые также стали активно открывать аптеки. Все это происходило к искренней радости потребителей, которые могли купить лекарства на каждом углу, однако в итоге рынок попросту надорвался.

То, что такое количество аптек – перебор для нашего региона, стало ощущаться приблизительно в 2006 году (оценка Александра Лазарева). Когда стало очевидно, что рентабельность аптек упала до минимума, сети к удивлению сторонних наблюдателей стали открывать еще больше аптек. «Судя по всему, руководство сетей исходит из того, что если аптека приносит, допустим, жалкие 10 000 рублей, то надо просто открыть еще 20 таких же аптек, чтобы получать по 10 000 с каждой из них, и за счет этого зарабатывать, - размышляет вслух Александр Лазарев. – Иной логики в расширении сетей я не вижу». Более того, в сложившихся обстоятельствах конкуренция между сетями резко обострилась. По словам Ольги Денисовой, доходит до того, что одна сеть открывает по две аптеки напротив друг друга. «Это делается лишь для того, чтобы не допустить открытия в этом месте аптеки конкурента, - поясняет Денисова. – В итоге если раньше аптека, допустим, зарабатывала 50 тысяч, то теперь две аптеки зарабатывают по 25 тысяч. С точки зрения увеличения прибыли смысла в открытии аптеки нет, но если здесь откроется аптека конкурента, то половину прибыли будет получать она. Проблема, однако, в том, что каждая новая аптека уменьшает рентабельность всех остальных». По словам Денисовой, мы фактически уже пришли к тому, что единственный способ конкуренции – это довести рентабельность до отрицательной, после чего сидеть и ждать, когда конкурент разорится: «Выигрывает тот, кто имеет либо какие-нибудь запасы, чтобы какое-то время поддерживать свое убыточное существование, либо побочный бизнес, из которого можно переливать финансовые ресурсы в аптеку. Когда аптека конкурента разоряется, появляется возможность занять ее место и тогда уже работать на близкой к нулю рентабельности».

Дешевизна обходится дорого

Наши эксперты считают, что у сетей все еще есть ресурс для развития за счет выдавливания конкурентов с рынка. Руководитель одной из аптечных сетей на условиях анонимности говорит, что наиболее уязвимы в настоящее время так называемые социальные аптеки. «Их вынуждают держать низкие цены на ассортимент так называемых социально значимых лекарств, - говорит он. – Однако это приводит к тому, что им приходится увеличивать цены на все остальные лекарства, чтобы компенсировать потери от этого социального обременения. Если рядом есть конкурирующие аптеки (а они есть почти всегда), покупатель уходит туда. В итоге с каждым днем социальные аптеки приближаются к банкротству. Освободившиеся места будут заняты самыми сильными игроками, поскольку у мелких игроков возможностей для развития просто нет. В лучшем случае они из последних сил поддерживают функционирование ранее открытых аптек». Наш собеседник признается, что учредители их сети готовы продать весь бизнес, но уже не могут найти на него покупателей – фирма с сомнительными перспективами никому не интересна. Другие же аптечные сети, даже крупные, не могут выкупить бизнес конкурентов целиком, поскольку по причине все той же низкой рентабельности не располагают необходимой суммой свободных денег и не могут взять большой кредит. Они способны лишь открывать по одной новой аптеке на месте закрывшихся. «Поэтому мы продолжаем торговать, пока удается выручать хоть какие-то копейки, а потом, видимо, просто закроем бизнес, - заключает наш собеседник. – Мы не можем даже перепрофилировать наши аптеки в какие-нибудь другие торговые предприятия – у нас и на это нет средств».

На определенном этапе аптеки пытались выживать, продавая наряду с медикаментами различные нелекарственные товары. Однако в период экономического кризиса сбытовая политика многих производителей нелекарственных товаров резко изменилась. В качестве примера Александр Лазарев рассказывает, что некоторые ивановские аптеки стали в свое время продавать элитную косметику. Производитель тщательно отбирал дистрибьюторов, которые, в свою очередь, могли увеличить оборот за счет этой высокомаржинальной продукции. Однако после кризиса производитель испугался, что потеряет рынок, и разрешил продавать эту косметику всем подряд. В итоге она есть практически в любой аптеке, однако в оборотах каждой из них эта косметика составляет ничтожную долю. «Продажи у производителя так и не выросли, зато продажи отдельно взятых аптек, торговавших прежде этой косметикой, упали в разы», - говорит Лазарев. В настоящее время, по его словам, у аптек больше нет возможности диверсифицировать ассортимент, поскольку законодательство разрешает аптекам продавать весьма ограниченный круг нелекарственных товаров.

Что касается снижения рентабельности именно в этом году, то его эксперты объясняют той совокупностью факторов, которые давят в настоящее время на весь российский бизнес. Это и рост страховых отчислений с фонда заработной платы, и высокая забюрократизированность бизнес-процессов, и обилие контролирующих структур, и стагнация покупательной способности населения.

Рынок задыхается в сетях

Александр Лазарев обращает внимание на то, что это уже привело к ощутимому снижению качественной составляющей аптечного бизнеса. Он рассказывает, что большинство сетей по сей день не удосужились наладить единую систему учета. «Поначалу они не знали, что это надо сделать, поскольку аптечный бизнес затевали люди, не очень разбирающиеся в самом бизнесе, - поясняет он. – А потом, когда они разобрались, было поздно – рентабельность была низкая, и денег на совершенствование бизнес-процессов просто не было. Зарплата фармацевтов тоже очень низкая – платить много аптеки не способны. Однако на такую зарплату никто не идет. Я веду занятия в ивановском фармацевтическом колледже, и знаю, что из выпуска в 30-40 человек в фармацевтике остаются лишь единицы. Куда деваются все остальные, мне неизвестно. Зато аптекам в условиях дефицита кадров пришлось настолько снизить требования к фармацевтам, что там работают уже кто попало». Впрочем, Ольга Денисова успокаивает, что клиентам аптек не стоит пугаться: «Уровень контроля качества лекарств у нас в стране очень высокий, поэтому ничего вредного для здоровья вам ни в одной аптеке все равно не продадут». Наш анонимный собеседник менее оптимистичен. Он считает, что качество лекарств все же различается, и для любого заболевшего человека крайне важно, чтобы ему помогли выбрать наиболее эффективный препарат. И поскольку среди россиян чрезвычайно распространена практика самолечения, роль фармацевта особенно высока. Он должен уметь дать грамотный совет, а для этого нужно обладать высоким уровнем квалификации. Кроме того, замечает он, социальные аптеки вообще не заинтересованы в продаже качественных препаратов из «социального» перечня. Поскольку эти препараты должны быть дешевыми, то аптеки предпочитают закупать лекарства с самыми низкими ценами. А это часто морально устаревшие и недостаточно эффективные препараты.

Все наши собеседники сходятся на том, что постепенно будет происходить перераспределение рынка в пользу крупных сетей, а небольшие игроки будут уходить из бизнеса. «Мы постепенно придем к тому, что на рынке останутся лишь крупные сети, которые наиболее живучи, - говорит Ольга Денисова. – Когда это произойдет, конкуренция практически исчезнет. Сети получат возможность вступать в картельный сговор и устанавливать выгодные им цены. У них наконец вырастет рентабельность, но заплатит за это каждый заболевший человек. Полагаю, что ассортимент сетей тоже ухудшится. Зачем искать более качественные и менее дорогие лекарства и пытаться привлекать клиента, если можно просто договориться и держать во всех аптеках один и тот же ассортимент по одной и той же цене? Выберут то лекарство, которое будет выгоднее продавать, а не то, которое наиболее подходит клиенту».

 

23 Октября 2011, 12:18 +361

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...