Понятия по-прежнему сильнее закона

Несмотря на все заявления, условия для ведения бизнеса в России не улучшаются

Марк Геллер, заместитель председателя регионального отделения ОПОРЫ РОССИИ, руководитель ЮБ «Константа»

Говоря о ситуации, сложившейся сейчас в правовом поле по отношению к регулированию предпринимательской деятельности, хочу отметить несколько моментов, которые, на мой взгляд, существенно и не самым лучшим образом на нее влияют.

Что есть

Первый из них – излишняя зарегулированность сферы предпринимательской деятельности. Предприниматель может просто не знать о тех регулирующих нормативных актах, которые приняты и действуют. Это происходит потому, что нормативных актов просто физически очень и очень много, а уровень правовой грамотности достаточно низкий.

Взять закон о гражданской обороне, который доставил немало неприятностей и расходов на штрафы бизнес-сообществу. В конце концов, после того как ОПОРЕ удалось наладить диалог с МЧС, этот вопрос был снят, но больше двух лет проблема противогазов и запасов была актуальной.

Еще пример - это так называемый закон о защите прав предпринимателей. Вроде бы это бастион, который защищает наши права. И во многом это действительно так. Но там есть момент, который был в свое время введен федеральным законодателем, - уведомление о начале деятельности. Это настоящий административный барьер, хотя когда предписывали уведомлять о начале своей деятельности, это подавалось, наоборот, как борьба с этими барьерами. Требование об уведомлении действует до сих пор, но многие ли его выполняют? При этом надзорные органы и не сильно требуют его выполнять. Это такой «бронепоезд», который стоит на запасном пути. Да, штрафы за нарушение относительно небольшие, но тем не менее, они предусмотрены. И таких моментов очень много.

Второе: по-прежнему сохраняется ситуация, о которой не раз говорил владелец и руководитель ГК «Кенгуру» Максим Тверской. Мы продолжаем жить не по законам, а по понятиям. Скажут надзорным органам: не трогать предпринимателей! – не трогают. Скажут трогать – так потрогают, что продолжать деятельность становится весьма затруднительно.

Слава Богу, у нас в Ивановской области надзорные органы по большей части более чем вменяемые, мы с ними активно работаем, прививая им любовь к нашему предпринимательскому сообществу, и в общем-то диалог получается достаточно конструктивным. Но речь опять же о том, что есть закон, и есть понятия. И, к сожалению, понятия в России пока сильнее закона. Причем это касается не только предпринимательской деятельности, но и других видов активности в российском обществе.

Третье: серьезно изменилась ситуация в налоговой сфере. И здесь речь идет о правоприменении, а не о законотворчестве. Сегодня у налогоплательщиков, мягко говоря, добавилось немало проблем. Идет резкое ужесточение отношения к ним со стороны налоговиков. Прежде всего, это проявляется в создании реально невыносимых условий возврата налога на добавленную стоимость тем предпринимателям, которые имеют на это право. У меня недавно был такой случай: компания приобрела автомобиль «Мерседес», причем не у дилера, а у головной организации данного автоконцерна в России. И был заявлен возврат НДС. Предпринимателя вызывает налоговый инспектор и говорит: знаете, нам кажется, что ваш поставщик какой-то темненький… Это, конечно, полный нонсенс, и мы, юристы, понимаем, что даже в случае отказа налоговой в суде мы добьемся возмещения, но сам предприниматель реально занервничал. И вместо того, чтобы заниматься своим бизнесом, зарабатывать деньги, давать работу людям, он начал звонить в «Мерседес», выяснять, в чем дело, дергать бухгалтера, консультироваться у юристов и совершать иные дополнительные, рожденные на пустом месте действия. Этот пример просто частность, но он ярко демонстрирует сам ход мышления наших фискалов. Подход налоговых органов сейчас таков: любой ценой не возвращать, запретить и так далее. Все это носит уже массовый характер. Тему взаимоотношений налоговых органов и предпринимателей необходимо выносить, наверное, на отдельное обсуждение, в частности, в Ивановской области. Потому что это серьезная угроза бизнесу.

 Чего ждем

Что касается перспектив, то в следующем году нас ждут глобальные изменения в сфере государственных и муниципальных закупок. Те, кто участвуют в различного рода поставках для государственных и муниципальных нужд, об этом знают. Вопросов к Федеральной контрактной системе много, в переходный период наверняка возникнет немало проблем, но их надо просто пережить. Дождаться, когда будет наработана новая практика. Инициатор закона – Минэкономразвития – позиционирует его как закон, которые позволяет более-менее навести порядок в сфере бюджетных закупок. Не знаю, насколько это получится… Федеральная антимонопольная служба, к слову, была против такого нормативного акта. Поживем – увидим.

Также с 1 января в полной мере вступит в силу так называемый антиотмывочный пакет. Не знаю, успели ли вы уже почувствовать его или нет, однако немало предпринимателей уже ощутили на себе, какие проблемы может доставить профилактика противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем со стороны кредитных учреждений. Сейчас банкам предоставляются беспрецедентные полномочия на блокировку вашей деятельности. Из-за давления федерального банковского регулятора и Росфинмониторинга – банки стали ужесточать требования к документообороту, поскольку для них на кону стоит лицензия. В результате на оформление дополнительных документов приходится тратить немало времени и сил.

Также снимается ряд ограничений по банковской тайне, в отношении налоговой и правоохранительных органов.

 Об инициативах

Немаловажным, на мой взгляд, является сохранение нежелания властей широко обсуждать различные законодательные инициативы, которые кардинальным образом влияют на бизнес-климат. Да, действительно, открытость органов, которые применяют закон, высока. Мы участвуем во многих общественных и координационных советах, имеем возможность обсуждать деятельность надзорных органов, и это очень хорошо. Но законодательная инициатива обсуждается с бизнес-сообществом намного реже и очень выборочно. Мы становимся неким инструментом в некой игре при принятии того или иного нормативного акта. Когда нужно придать огласке нас пускают, с нами обсуждают, с нами делятся, мы участвуем в проектных группах, в разработках… Но когда надо что-то срочно принять «втихую», то примут, и будут принимать, невзирая на чье-либо, в том числе и наше, мнение.

В том же русле находится тенденция по усилению силового блока органов власти. Сейчас существуют две инициативы по внесению изменений в ряд нормативных актов. Одна из них – внесение изменений Гражданский кодекс РФ об отказе в реализации гражданских прав и защиты по ним, в случае выявления признаков деятельности, направленной на оптимизацию налогов. То есть, к примеру, если будет судом установлено, что вы совершали какую-то сделку, и одной из ее целей было так называемое уклонение от уплаты налогов, то вам будет отказано в защите и будет считаться, что вы неправомерно используете свои гражданские права. При этом мне, например, на ум приходит один из пунктов приговора Ходорковскому, который, правда, впоследствии отменили. Как известно, период, по которому налоговая инспекция может проводить проверки, составляет три года. В случае с Ходорковским проверили за пять лет, и насчитали дополнительные платежи на сотни миллионов рублей. Когда же на суде защита указала на нарушение сроков, адвокатам ответили: «срок в три года применяется для добросовестных налогоплательщиков. А для недобросовестных такое ограничение контроля применяться не должно». Подход, мне кажется, очень показательный.

Вторая инициатива, которая является еще более реальной, потому что она исходит от Президента РФ, - это снятие ограничений, которые существуют сейчас, по определению поводов к возбуждению уголовных дел по ст. 199 УК РФ – уклонение от уплаты налогов. Сейчас поводом для возбуждения уголовного дела по данному составу могут быть только материалы контрольных мероприятий соответствущего налогового органа. Это ограничение хотят снять, передав право возбуждать уголовные дела Следственному комитету на основании любых иных сведений. И, соответственно, мы возвращаемся в 2010 год, когда правоохранительные органы имели право самостоятельно искать поводы и возбуждать уголовные дела по уклонению от уплаты налогов.

Немало было материалов по поводу того, что до 2011 года правоохранительные органы порой использовались в качестве инструментов при рейдерских захватах, для оказания давления на того или иного бизнесмена, да и просто для отъема бизнеса. Неужели за два года наши силовики стали совсем другими? Неужели они по-другому смотрят на бизнес, по-другому воспринимают свои задачи? Я думаю, нет. Так что если эта инициатива будет воплощена в закон, стоит ожидать возвращения той же ситуации.

При этом надо обратить внимание на то, что, действительно, уголовных дел по налоговым нарушениям стали возбуждать меньше. Но до суда доходит столько же, обвинительных приговоров столько же. Так что аргумент насчет того, что без силовиков в этой сфере обойтись нельзя, не выдерживает критики.

Сейчас идет широкое обсуждение этого вопроса, и я надеюсь, что представители бизнес-сообщества сумеют донести свою точку зрения до властей, тем более что, по большому счету, аргумент, касающийся количества возбужденных дел, - это внутренняя проблема государственных органов, когда один орган власти не может корректно, качественно, быстро передать информацию другому органу власти. Тем более, что налоговое законодательство очень сложное, эта сфера очень специфическая, требующая специальных знаний. На практике арбитражный суд может не признавать те или иные действия налоговым нарушением, а в системе судов общей практики это нарушением считается.

Понятно, что силовики поддерживают это требование. Более того, наверняка в связи с тем, что объем работы увеличится, они потребуют дополнительного финансирования, так что мы, как налогоплательщики, еще и заплатим за это. И в итоге мы получим те же самые опасности, с которыми мы уже сталкивались, когда недобросовестный подход своим государственным полномочиям выльется в усиление влияния силовиков на предпринимательскую деятельность. Это реальная опасность.

14 Декабря 2013, 10:15 +538

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...