Производство «на вынос»

Аутсорсинг внешний В самых общих чертах схема аутсорсинга сводится к размещению заказов на производство на стороне. Один из самых радикальных вариантов – Китай. Об этой стране чаще всего вспоминают при упоминании аутсорсинга в производстве одежды. О мифах и реальности такого производства «на вынос» – эксперт по размещению заказов в Китае Артур Галеев (Москва). Миф: в Китае все дешево К сожалению - а может быть к счастью для России - ситуация в Китае меняется не в лучшую сторону. Начнем с того, что каждый день дорожает юань. Экспортный курс юаня тоже растет, что повышает себестоимость производства и стоимость товара. О конкретных расценках говорить трудно. Один и тот же пуховик можно получить и за 20 долларов и за 40. И оба они будут соответствовать среднетехническому заданию полностью, но при этом по начинке он будут совершенно разными. Оба изделия будут качественными, но будут отличаться по ткани, пуху, набивке, мешку, фурнитуре. Ничем не отличающиеся куртки два разных предприятия сошьют с разницей в 20%, и оба обоснуют свою ценовую политику. Миф: в Китае сошьют все Часто приходится сталкиваться с неподготовленностью российских компаний к работе в формате китайских производств. Большинство россиян приезжают с мыслью, что отошьют там 200 изделий, и это будет бешено дешево. Это не так. Для размещения в Китае важно количество моделей на артикул, цвет и ткань. В случае с небольшими партиями, либо цена за пошив будет очень высокой, либо многие фабрики просто не возьмутся за заказ. У них бесконечная череда заказов, и фабрики имеют возможность выбирать, для кого им шить, а для кого нет. Ситуация перевернулась с ног на голову. Стандартный объем, который готовы будут отшить в Китае – 1,5 тысячи изделий четырех-пяти размеров. Китай – это достаточно дисциплинированная страна, которая старается соблюдать авторские права. На нормальной фабрике у вас никогда не возьмут заказ, по которому на одежде нужно напечатать изображение, например, того же Шрека. Производитель просто не будет рисковать своей лицензией из-за разового заработка. Миф: китайцы – самый трудолюбивый народ в мире Вопреки расхожему мнению, далеко не все в Китае так уж хотят работать. Там существуют те же самые проблемы, что и у нас. Молодое поколение не хочет идти на фабрику, предприятия перекупают швей друг у друга. Фабрики «идут за бедными»: уходят из крупных городов в небогатые провинции. Там, соответственно, нет необходимой культуры производства, и риски заказчиков, вкладывающих деньги в эти фабрики многократно возрастают. Миф: в Китае вам будут рады и защитят от всех рисков Серьезные проблемы могут быть связаны с тем, что заказчики не видят рисков. Приходя на новое производство, они вносят 30% предоплаты, и если потом что-то не срослось, получить назад эти деньги практически невозможно. В лучшем случае они будут зачтены в стоимость следующего заказа. Но чаще всего отсутствие умения вести переговоры приводит к прямой конфронтации. А к услугам консультантов многие прибегают, когда ситуация доведена до края. Миф: поддельные документы на товар – не проблема Многие производители переносят на Китай опыт работы в Индонезии и других странах на уровне карго, челночного бизнеса. Там отношения заказчика и производителя достаточно неформальные. Сейчас в Китае ужесточается экономическая политика, часто проводятся проверки экономической полиции, цель которых – проверить право предприятий отшивать ту или иную торговую марку. У тех, кто собирается отшивать одежду незарегистрированной торговой марки, могут возникнуть большие проблемы с последующей отгрузкой. Многие российские производители просят писать на этикетках «Сделано в России». В этом случае могут возникнуть сложности при выборочной проверке готового товара. Они проводятся очень часто – могут просто случайно выбрать контейнер, отложить и полностью его протрясти. Многие просят, чтобы товар был полностью готов к поступлению в магазин. Когда товар, уже имеющий сертификаты попадается на российской таможне, жизнь осложняется в разы. При легальном ввозе цена растаможки составляет 45% от стоимости изделия. Это, фактически запретительная цена. Рынок трясет от контрабанды. 90-95% китайского экспорта в России – теневой экспорт. Применяется схема карга – товар просто пропадает в Китае и всплывает уже в Москве. Мораль Для средних производителей, если партии небольшие, а стоимость изделия достаточно высокая, по моему глубокому убеждению нет смысла размещать это все в Китае, говорит Артур Галеев. - При расчете цены получается, что у нас это чуть дороже. Но зато здесь можно контактировать в режиме он лайн, здесь применяются более европейские, качественные материалы. Вещи выше среднего и дальше выгодно шить здесь. Альтернатива Свои услуги на рынке международного аутсорсинга предлагает и Болгария. Дарья Пикалова, эксперт по размещению заказов в Болгарии (Москва), считает, что у этой страны высокий потенциал. Болгария – центр экономической и политической стабильности, но при этом уровень жизни далек от западноевропейского. Средняя зарплата по стране составляет 200 долларов, а в швейной промышленности – 82 доллара. Соответственно дешево и производство: платье (вместе с материалом) обходится примерно в 5 евро. Болгарские производители готовы работать с небольшими заказами. В легкой промышленности работает около 3,5 тысячи предприятий, производящих одежду для стран Евросоюза. Здесь специализируются на одежде, которая «продается на вешалках», в основном это костюмы и блузки. Эта страна – перспективный партнер для тех, кто планирует выход на европейский рынок, так как вывоз продукции из Болгарии в страны Евросоюза беспошлинный. Аутсорсинг внутренний В принципе схема аутсорсинга может работать и внутри страны. Предполагается, что при этом часть предприятий специализируется на выработке концепции брендов, их разработке и продвижении, а другая часть – непосредственно на производстве. Известный сторонник этой схемы - президент группы компаний «Гота» (Москва) Александр Оносовский, постоянно говорит о том, что такое положение должно быть нормой. Пусть каждый занимается тем, что умеет – или шьет, или торгует. - Качественно шить сегодня умеют многие, этим никого не удивишь, - отмечает Александр Оносовский, - секрет популярности тех или иных брендов лежит в другой сфере. Бренд – это совокупность эмоциональных характеристик. Именно благодаря этому он завоевывает покупателей. Для того, чтобы продвигать бренд вовсе необязательно заниматься производством. Впрочем, компания «Гота» собственное производство все-таки имеет. Расположено оно на подмосковной фабрике «Узоры», где специально под нужды компании была проведена реконструкция. Как считает начальник департамента экономического развития и торговли Ивановской области Владимир Соков, разделение на компании, производящие и продающие продукцию, вполне логично, и должно произойти в обозримом будущем. При этом возможно размещение заказов и на предприятиях нашей области, так как нашим конкурентным преимуществом являются квалифицированные кадры. - Здесь можно производить достаточно сложные изделия и быть уверенным в их качестве, - считает Владимир Соков. – У нас достаточно квалифицированных швей, конструкторов, дизайнеров. Именно это мы можем противопоставить Китаю. Пока у нас схема аутсорсинга применяется частично. Например, в структуре всех крупных холдингов выделены производственная и сбытовая части. Размещение заказов на других предприятиях – обычная деловая практика. В Иванове схему аутсорсинга применяют несколько предприятий, работающих в сфере производства одежды. Яркий пример - компания «Юнистайл», один из крупнейших в России производителей детской одежды. Как говорит генеральный директор компании Наталья Самылина, на разных этапах развития применялись различные схемы производства. Кстати, схему аутсорсинга здесь начали применять значительно раньше, чем о ней заговорили аналитики на российском уровне. Так, по словам главного редактора журнала «Рынок легкой промышленности» Андрея Магарика, в 2003 году проведение круглого стола по аутсорсингу вызвало полное удивление, а в 2004 году это была уже деловая практика. Компания «Юнистайл» начала размещать заказы на сторонних предприятиях еще в 1998 году. - Изначально компания была маркетингоориентированной, рыночной, - говорит Наталия Самылина. - Мы изготавливали продукцию полностью на условиях аутсорсинга. У нас не было собственных производственных мощностей, опыта управления производством, но было желание заниматься именно детской одеждой. Когда мы начинали, нам было важно сконцентрировать все свои усилия на завоевании определенной доли рынка. В этот момент существовала возможность размещения заказов на предприятиях, которые были уже научены работать по этой схеме зарубежными партнерами. Дефолт 98-й года сделал работу с зарубежными заказчиками практически невозможной. И мы были для них спасением. Наши объемы продаж вырастали 2-3 раза в год. Тогда это было правильное решение, мы не ошиблись. Впоследствии руководство компании выявило для себя несколько особенностей схемы аутсорсинга, которые на определенном этапе становятся скорее минусом в развитии компании. Во-первых, с большими объемами могут справиться далеко не все предприятия. Во-вторых, (и это, пожалуй, самая серьезная проблема) в России пока нет механизмов, которые обеспечили бы соблюдения обязательств по договору о размещении заказов и той и другой стороной. - Заказчик должен быть уверен, что предприятие исполнит заказ, - говорит Наталья Самылина. – Но и предприятие со своей стороны тоже должно быть уверено, что заказчик вовремя завезет все, что необходимо, выдаст информацию, чтобы не было простоя. Штрафные санкции, которые прописываются в договорах, просто смешны по сравнению с теми убытками, которые может понести та или иная сторона. Если предприятие выполняет заказ не вовремя – товар теряет актуальность. Предприятие, как правило, не в состоянии возместить убытки и упущенную выгоду. Также не защищено и предприятие, если заказчик не завезет вовремя материал и информацию. Это может обернуться не только простоем, но и потерей работников. Кто возместит директору разрушенную систему? Заключая договор с зарубежными партнерами, которые много лет живут в условиях приоритета закона над обстоятельствами, предприятия любой ценой будет исполнять свои обязательства. Но при работе с соотечественниками, находится множество причин, чтобы не исполнять договоренности. Третий момент – это защита интеллектуальной собственности. Компания, которая продвигает бренд, является его собственником либо покупает дизайн, либо сама его разрабатывает. Заказчик предоставляет предприятию комплект технической документации (вся необходимая информация об изделии, комплект лекал, сведения о материалах). Также необходим перечень требований по качеству, так как существующие ГОСТы устарели. Так по ним допускается наличие пятна в полсантиметра, расхождение по борту, но покупатель не читал ГОСТов и его это вряд ли устроит. - Сегодня, к сожалению, есть величайший риск, что та интеллектуальная собственность в виде технической документации, коммерческой тайны о каналах поставки сырья, комплектации, будет легко передана другому заказчику, или использована самим предприятием, - говорит Наталия Самылина. - Механизма, который защищал бы от этого, нет. Эти минусы приводят к тому, что большинство предприятий идут по смешанному пути. - Пока уверенность в том, что существование предприятий, которые будут только шить, возможно, не сформируется в головах, этого не будет и в реальности, - отмечает Наталья Самылина. - Сейчас мы продолжаем использовать смешанную схему, в том числе аутсорсинг. Работаем как производственно-коммерческая компания. С одной стороны мы являемся владельцем бренда и продвигаем его, с другой стороны мы вынуждены сегодня в составе своего холдинга иметь производственные подразделения, которые являются гарантом сохранения нашей интеллектуальной собственности. Это очень хлопотное дитя, центр затрат для предприятий. Заказы на стороне размещаются в том случае, если нужно вывести на рынок новый товар, для производства которого нет готовой производственной площадки и уверенности, что спрос на новый вид продукции оправдает ожидания. Как только объемы продаж становятся соизмеримы с объемами безубыточной производственной схемой, мы эту схему включаем. Как считает Андрей Магарик, превращение производственных зданий в крупных городах в торговые или офисные центры, и вывод производства в области, или районы, были только первым этапом реструктуризации крупных производственных комплексов советского разлива. Следующий этап – выделение торговой (марочной) и производственной частей. - Средние компании работают по схеме субконтрактной кооперации, - говорит Андрей Магарик. – И получают при этом колоссальный выигрыш в виде возможности привлечения разных художников, дизайнеров. Уже появились примеры, когда марку создают три человека – дизайнер, конструктор и менеджер. Без труда можно найти производственные возможности, которые им нужны. Собственно, Россия и сама частенько работает Китаем. Зарубежные заказы отшиваются на наших предприятиях. Но, к сожалению уже есть и негативный опыт. Так, по словам Андрея Магарика, компания Sela пыталась выйти на российское производство, но столкнулась с необязательностью, нарушением сроков. Руководство фирмы Reebok было поражено высокомерием российских производителей. Избалованные работой с китайцами, западные фирмы ждут того, что при больших объемах наши производители сами предложат материалы и фурнитуру. Но безуспешно. Но все же примеры сотрудничества с российскими производителями есть, хотя на первом этапе это оказывается непросто для обеих сторон. Держатели марок предъявляют к производителям самые различные требования, вплоть до защиты женщин от сексуальных домогательств и состояния общественных туалетов. Молодым везде у нас дорога Об аутсорсинге часто говорят в контексте творчества молодых дизайнеров. У человека, получившего дизайнерское образование, есть несколько путей. До недавнего времени самой лучшей возможностью считалось трудоустройство на крупном предприятии. Но далеко не всегда предприятия заинтересованы в том, чтобы обучать молодого дизайнера особенностям работы на производстве, гораздо проще бывает купить европейские каталоги, или привлекать для создания той или иной линии одежды опытных специалистов, причем каждый раз разных. Молодым предъявляют требование: сделайте коллекцию на свой страх и риск и посмотрите, как она будет реализовываться! Но в этом случае и молодые могут выбирать – где отшить эту самую коллекцию. Наверное, самый известный пример дизайнера, разместившего свое производство за пределами страны – Султанна Французова. Сегодня многие молодые настроены не ждать милостей от природы, а создавать свою марку, отшивая ее в Китае. Такие примеры есть, но пока только в столицах. - Мы применяем схему аутсорсинга даже здесь, в Иванове, - говорит дизайнер Катерина Дмитриева, - так, когда я выполняю заказы для московских художественных коллективов, и мне нужно использовать вышивку, ручное вязание и так далее, я привлекаю к этому здешних рукодельниц. Зимой бабушки бывают даже рады чем-то заняться, для них это развлечение. Если создавать свою марку, то отшивать ее было бы разумнее все-таки в Китае, что бы там ни говорили – это значительно дешевле. Но для большинства наших дизайнеров это нереально, поскольку требует слишком больших денежных вложений. Но думаю, что со временем такие примеры появятся. Прогнозы По вопросу: куда будет двигаться производство дальше, единого мнения нет. Так, Артур Галеев считает, что если все сегодняшние тенденции сохранятся, вывод производства в Китай будет массовым, поскольку размещение заказов в Китае развивается быстрыми темпами. По прогнозу Натальи Самылиной, в будущем крупные компании будут развивать у себя первые линии Fashion-производства, сохраняя свою интеллектуальную собственность и возможность на любом этапе вносить изменения в модели, производственные программы. Будет развиваться и внешний аутсорсинг. Хотя, чтобы эффективно работать с тем же Китаем, там нужно жить, иметь представителей. Серьезной помехой в работе является временной трафик (доставка в Россию из Китая продукции занимает в среднем 60 дней), языковой и психологический барьеры. При работе с китайскими предприятиями перевод технической документации происходит несколько раз. Уровень жизни и оплата труда в Китае растет, и цена продукции уже не вступает в противоречие с мировыми ценами. Свои услуги по производству одежды предлагают и другие страны, где временной трафик и языковой барьер не так ощутимы. Один из примеров - Узбекистан. - Я считаю, что бояться Китая нам в любом случае не следует, - отмечает Владимир Соков. - Полностью обеспечить наш рынок Китай не сможет, тем более, что нынешние цены удерживаются благодаря протекционистской политике государства. Рано или поздно эта поддержка прекратится, и тогда цены на производство в Китае будут сопоставимы с мировыми. Собственно этот процесс уже идет. Я думаю, что вступление России в ВТО поможет упорядочить наши торговые отношения. Пошлины на ввоз товара из Китая и сейчас высоки, но только кто ж их платит? Это тот самый случай, когда фразы типа «жизнь покажет» и «История нас рассудит» оказываются вполне уместными. Действительно, жизнь покажет. Марина Москалева
21 Июня 2006, 11:13 +140

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...