Сергей Шмонин: «Авторское право – тонкая вещь, а у нас где тонко, там постоянно и рвется...»

Кто действительно нарушает авторские права?

Несмотря на появляющиеся время от времени публикации, касающихся защиты авторского права и интеллектуальной собственности, эта сфера для рядового обывателя (предпринимателя, потребителя и т.д.) яснее не становится. С одной стороны, все знают, что брать чужое нехорошо, это наказуемо. Нехорошо пользоваться нелицензионным (ворованным) ПО, смотреть «пиратские» диски, покупать на турецких базарах «брендовые» вещи непонятного происхождения. С другой стороны, где же начинается чужое и кто и на какой стадии должен выяснять, по праву ли используется тот или иной символ, образ, рисунок, товарный знак или какая-то другая интеллектуальная собственность? На фоне этой неразберихи особую остроту эти проблемы приобретают в провинции, где правообладатели или правоохранительные органы периодически проводят своеобразные рейды по выявлению контрафакта. Причем, судя по официальным сообщениям различных ведомств, к ответственности, как правило, привлекаются розничные продавцы из небольших городов. Оставим пока в стороне вопросы нарушения авторских прав в сфере музыки, кино и программного обеспечения – это, как говорится, отдельная песня. Есть другой, немалый, пласт дел, касающихся нарушения авторских прав, более близкий нашей текстильной области. Связан он с использованием изображений: героев мультфильмов, например. Например, в 2011 году немецкая компания «Смешарики Гмбх" (Smeshariki GmbH)» подала 48 исков в суды Ивановской и Ярославской областей. 11 исков были удовлетворены в Ивановском арбитражном суде. Все иски предъявлены исключительно к продавцам текстильной продукции, на суммы от 10 до 70 тыс. рублей были оштрафованы предприниматели из Вичуги, Заволжска, Кинешемского района, Приволжска… Все эти предприниматели якобы торговали контрафактными товарами с изображением персонажей сериала «Смешарики». Некоторые специалисты в области интеллектуальных прав уверены: наказывают не тех. О том, кто же все-таки должен быть объектом внимания правоохранительных органов и правообладателей, и почему сегодня «крайними» оказываются мелкие предприниматели из небольших городов, наш разговор с профессиональным юристом в сфере интеллектуальной собственности Сергеем Шмониным. - Сергей, вы не раз заявляли о том, что борьба с нарушителями авторских прав ведется, но не с теми. Поясните, пожалуйста, вашу позицию. - Проблема в том, что далеко не все, в том числе правоохранительные органы и арбитражные суды, понимают, что является нарушением авторских прав и прав на товарный знак, а также кто в таком случае является нарушителем. Общеизвестно, что установку на борьбу с контрафактом дало Правительство России, а следом и правительство Ивановской области ради вступления России в ВТО. Установки властей в нашей стране принято выполнять с особым рвением. Что же с точки зрения законодательства является незаконным использованием объекта авторского права или товарного знака? Нарушение прав – это использование товарного знака или объекта авторских прав без разрешения (согласия) правообладателя, то есть, непосредственно факт использования для нанесения этих изображений на что-либо, на ткань, одежду, предметы обихода есть факт нарушения прав. Часть 1 ст. 1229 ГК РФ. Взял, использовал – вор! Не брал, не делал с этим ничего – хороший человек! То есть нарушителем авторского права и прав на товарный знак является тот, кто взял изображение для любых целей, взял чужое, например, производитель ткани, который нанес на свою ткань изображение, принадлежащее другому лицу как зарегистрированный товарный знак. В ином случае трактования закона нарушителями являются все, кто носит или спит на тех же «Смешариках». У них ведь так же как у продавцов этого товара нет никаких разрешений от правообладателя. Значит, нарушители все? И можно штрафовать и наказывать всех по кругу. - Почему же тогда внимание правообладателей и полиции привлекают, в первую очередь, розничные продавцы? - Я думаю, что так проще для всех: судов, полиции. Ведь для того чтобы выяснить, кто именно произвел ткань с изображениями тех же «Смешариков» без разрешения нужно горы информации рыть, идти по следу от продавцов к производителю, засады устраивать, а розничный продавец – вот он. Приходи в магазин, делай контрольную закупку и заводи на него дело. Тепло, спокойно и ...прибыльно, судя по санкциям арбитражных Судов. Мне могут возразить: предприниматели должны понимать, что у всех популярных персонажей, у всех громких брендов есть правообладатели. И закупая вещь у оптовика, они должны были бы поинтересоваться, есть ли у того документы на брендированный товар. Но попробуйте представить, как это будет выглядеть на практике? Нереально! Например,  владелец небольшого магазинчика где-нибудь в Верхнем Ландехе приезжает на «ТекстильПрофи» или в любой другой текстильный торговый центр, чтобы закупить товар. У оптовика на складе три разновидности КПБ с «Тачками», пять – со смешариками, два – с Винкс. И на каждый нужно спросить лицензионное соглашение? А оно, например, у производителя ткани, например, фирмы «АРТ-постель». Соглашение с правообладателем – это вам не сертификат соответствия, он к каждому изделию не прикладывается. Ведь у оптовика тоже нет никаких соглашений: он либо перепродавец, либо производитель-швейник, который закупает готовую ткань или у производителя, или тоже у оптовика. Лицензионный договор если у кого-то и есть, так это у производителя ткани. Вернее, у того, кто занимается отделкой. А этот производитель может находиться хоть в Китае, хоть в Турции. Так вот, возвращаясь к предпринимателям из глубинки. Если следовать логике наших правоохранительных органов, то этот несчастный ИП должен заключить договор и со «Смешариками», и с «Уолтом Диснеем», и со всеми правообладателями в принципе. Это реально? Нет. Сами правообладатели тоже должны понимать: со сколькими ИП в России им придется заключать договоры, если все розничные продавцы решат подстраховаться от таких случаев, как в Приволжске и других городах и поселках Ивановской области? - Но тогда откуда же берутся такие иски к нашим предпринимателям? Почему суды штрафуют продавцов, да еще и на очень ощутимые для них суммы? - Проблема в совковости мышления и стремлении идти по пути минимального сопротивления. Российское законодательство, регулирующее сферу авторского права, было просто списано с западного. А на Западе правоприменительная практика существенно отличается от нашей. Смысл ее в том, чтобы пресечь производство контрафакта, перекрыть его источник, чтобы нелицензионный товар не поступал на рынок. А тот товар, который оборачивается на рынке, полностью защищен от претензий владельца интеллектуальной собственности. Ведь розничный продавец не использует товарный знак – он купил товар с уже нанесенным товарным знаком. На Западе горы контрафакта продаются где угодно и его не арестовывают, ибо его продают добросовестные предприниматели и не их вина, что этот товар появился на рынке. Они вложили в него деньги, а оборот в рыночной экономике – святое! Правоохранительные органы идут по цепочке и находят производителя, в отношении которого и выносятся судебные решения. Ведь правонарушение, напомню, совершается в тот момент, когда ты наносишь чужое изображение на ткань или на готовое изделие. И неважно, что ты с ней потом делаешь – продаешь или она просто лежит у тебя на складе. Использовал чужое – будешь отвечать. Это как с добросовестными приобретателями угнанных машин – они же не несут наказания как соучастники угона, у них просто изымается автомобиль. А соучастие, заказ, что машину угнали именно для этого покупателя, еще надо доказать. А что происходит у нас? Нормы права вроде бы такие же, но правоприменительная практика совсем другая. Штрафуют продавцов за то, что они распространяют якобы контрафактный товар. А производителя никто не ищет – это сложнее. А тут с продавца взыскана компенсация – причем в пользу правообладателя, а не государства – и все довольны. Кстати, согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ «Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения». А кто доказывает, что продавец КПБ «Смешариков» сам же и нанес их на ткань? Правообладатель получил какие-то деньги, полиция поставила себе галочку, что борется с контрафактом. И никого не волнует, что этот «контрафакт» будет продолжать распространяться, потому что производитель не наказан. - А может, этот производитель где-нибудь в Китае? - Тогда это дело таможни. Ведь ввоз в Россию контрафактного товара тоже преследуется по закону. А у нас получается, что во всем виноват розничный продавец. Даже в том, что наше государство не может пресечь незаконный ввоз товара на свою территорию. Повторю: если следовать этой логике, то надо штрафовать покупателей за то, что у них нет договора с правообладателем на использование изделий с логотипами или изображениями, на которые зарегистрировано авторское право. Кстати, в нашем Гражданском кодексе тоже есть статья, которая говорит, что товар, введенный в гражданско-правовой  оборот самим владельцем или кем-то по соглашению с ним, полностью освобождается от всех претензий этого лица. Проще говоря, если ты делаешь смешариков, контролируй в первую очередь незаконные цеха, где изображения незаконно наносятся на изделия. Нанимай детективов, выявляй производителей и передавай информацию в полицию. Но это сложно. Проще давить продавцов. - А почему суды принимают сторону владельцев бренда? - Судам так проще. А те предприниматели, которых обвиняют в распространении контрафакта, или не могут себе позволить нанять грамотного юриста, или просто не знают о том, что это можно сделать. А кому-то проще отдать компенсацию. Предприниматели в России привыкли платить за все. Беда в том, что у нас многие до сих пор пренебрегают документальным оформлением сделок. По разным причинам – мы не будем сейчас их здесь приводить. Но тогда он рискует оказаться крайним. Кстати, в договоре купли-продажи той же ткани возможно прописать пункт, по которому всю полноту ответственности за возможные нарушения авторского права возложить на производителя ткани. Я убежден, что если штрафовать мелких продавцов, а производителя не трогать, то контрафакт так и будет поступать на рынок. Наказание должно быть за создание, производство контрафакта. Именно создание контрафакта является наказуемым деянием. - Почему вы в основном говорите о швейной продукции? - Потому что для Ивановской области это крайне актуально. Здесь в разных подотраслях текстильной и легкой промышленности работают сотни тысяч людей, и все они могут оказаться жертвами борьбы с контрафактом. Люди вложили деньги в продукцию, и немалые. А в любой момент могут прийти органы и наложить арест на любое количество товара. А потом доказывай по судам, что просто купил эту ткань у кого-то, не спросив лицензию от немецких «Смешариков». Пара подобных рейдов – и люди прикроют свой бизнес. Так что неграмотная борьба с контрафактом может привести только к тому, что люди уйдут из этой сферы, а Иваново потеряет с таким трудом заработанный статус текстильной и швейной столицы России. Сегодня у нас идет не борьба с контрафактом, а борьба за статистику, которая в ближайшее время может усилиться, так как Россия в конце концов вступила в ВТО. А одно из требований при вступлении касается как раз соблюдения авторских прав и прав на товарные знаки. Если вернуться к странностям нашей правоприменительной практики, то могу привести показательный пример «странностей» рассмотрения дел по защите авторских прав. Некоторое время назад ивановская фирма, которая занимается выпуском КПБ и сама разрабатывает рисунки для тканей, сделала одну ткань, показала на выставках. Их конкурент из Москвы берет их рисунок, заказывает в Пакистане ткань и продает КПБ из нее чуть ли не в соседнем магазинчике в одном из наших текстильных торговых центров. Ивановцы обращаются в полицию, полиция заводит дело. Дело доходит до суда. И в суд московская фирма представляет письмо за подписью средней руки менеджера пакистанского производителя тканей о том, что якобы они этот рисунок начали выпускать на год раньше, чем ивановцы. Хотя у ивановцев есть вся документация по разработке, все первичные эскизы, всех авторов-рисовальщиков в суд привели. Суд принимает решение: в соответствии с письмом (!!) пакистанского поставщика тканей эта ткань является пакистанской, а ивановцы - контрафактчики. Выводы делайте сами.
08 Февраля 2012, 12:05 +882

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...