Тренер без свистка и секундомера

Профессия бизнес-тренера становится все более популярной. Не примерить ли ее на себя?    Марина Москалева (текст)

Россияне уже привыкли к множеству профессий в диапазоне от дистрибьютера до мерчендайзера. И некоторые даже понимают значение этих слов. А вот профессия бизнес-тренер – редкий феномен, когда оба слова вроде бы понятны, а чем человек занимается – неясно… Между тем профессия становится все более популярной и распространенной. Учит тренер, учит тренер, учит тренер Само слово «тренер» наводит на мысль, что этот человек чему-то учит или в чем-то тренирует. Как правило, речь идет о навыках продаж, ведения переговоров, проведения презентаций, тайм-менеджменте. «Тренинги бывают открытыми – для всех желающих - или корпоративными (формируемыми под заказ конкретной компании), - рассказывает бизнес-тренер, генеральный директор консалтинговой компании Clientbridge Михаил Графский. - В последнем случае к тренеру, как, к зубному врачу, идут с проблемой. Работа начинается с выяснения, каких знаний не хватает сотрудникам компании. В зависимости от этого предлагается решение в виде учебной программы». «Подавляющая масса бизнес-тренеров подходит к тренингу как банальной «накачке» неких навыков у участников, - говорит бизнес-тренер Александр Вакуров. - Между тем, спектр применения тренингов неизмеримо шире. В первую очередь тренинг - это инструмент системной диагностики процессов на предприятии. Процессы, структура, технологии – на тренинге видно, что на предприятии как устроено и как работает. Что и как нужно изменить. Прямо на тренинге и после него можно формировать рабочие группы, способные решать задачи, которые ставит перед компанией руководство. Я лично учу людей простым человеческим навыкам: мыслить, слышать других, слышать себя, понимать, чего ты хочешь, что ты делаешь, понимать, насколько то, что ты делаешь, соответствует тому, что ты хочешь, замечать последствия своих действий. Причем прямо сейчас. Это позволяет отследить собственную эффективность в размахе от секунд до десятилетий. Второй уровень – коммуникации. Третий и дальнейшие уровни – конкретные навыки». «На мой взгляд, слово «учить» не совсем подходит для профессии бизнес-тренера, -считает бизнес-тренер, гештальт-терапевт Андрей Кабаков. - Оно подразумевает, что тренер берет на себя роль эксперта, которая лично мне не очень близка. Во-первых, экспертная позиция предполагает, что ты возвышаешься над людьми, а это мешает установлению нормального контакта, который нужен для глубокой и интенсивной работы и значительных изменений. Во-вторых, эксперт – это тот, у кого есть готовые ответы на интересующие клиентов вопросы. Моя же цель - для каждого клиента вместе с ним изобрести уникальное решение. В-третьих, на эксперта можно переложить ответственность за решение поставленной задачи, что тоже неправильно. Что касается того, чем бизнес-тренер может быть полезен… Гештальтисты работают с психическими и психологическими ресурсами людей. Общий смысл этой работы в том, чтобы каждый осознал свою уникальность и жил в мире с собой. Этот принцип действенен и в отношении фирм, ведь компания – это единый организм». Тренеры и клиенты Профессия бизнес-тренера достаточно молода, так что изначально под нее никто себя не «затачивал». В этой сфере работают, в основном, либо те, кто раньше вел психологические тренинги, либо практики, дозревшие до передачи опыта. Характерно, что мало для кого тренерство – единственное занятие. Как правило, оно совмещается с чем-то еще (например, с психотерапией или преподаванием). Во вторник человек может лечить алкоголиков, в среду – консультировать семейные пары, а в субботу – вести тренинг. Есть специалисты, которые известны и уважаемы во всех этих ипостасях. При этом, как отмечает Александр Вакуров, на этом рынке хватает и шарлатанов, которые врут даже сами себе, не говоря уже о неискушенных клиентах. Процесс заключения контракта часто выглядит так: тренер должен «поплясать» и «продать» себя, а менеджер, ведущий переговоры, - сделать вид, что верит, будто тренинг изменит жизнь компании до неузнаваемости. И хотя оба они знают, что это не так, всех все устраивает. Серьезные и профессиональные тренеры, обладающие именем и авторитетом, вопросом продажи себя уже не озабочены. Для них заключение контракта – это процесс выбора партнера. Так что они могут честно сказать, что клиенту нужно не то, что он заказывает. Скажем, нужен не тренинг, а консультация. Или тренинг, но не тот. «Например, очень популярны тренинги командообразования, - говорит Александр Вакуров. - Но если в компании неправильно построена организация труда, или людей обманывают, или система мотивации такова, что нет смысла рваться, эффекта от учебы не будет». Прислушаться к совету специалиста, как правило, способны собственники компаний (заинтересованные в том, чтобы потратить деньги с толком). А топ-менеджеры предпочитают не «заморачиваться». «В результате люди не верят в нормальных и честных бизнес-тренеров, как мало кто верит в нормальных гаишников или врачей. А они есть», - говорит Александр Вакуров. Тренерские будни В начале пути тренеры часто сталкиваются с такой проблемой, как завоевание авторитета в группе. Особенно если тренер молод, а слушатели не первый день в бизнесе. Почти всегда в группе находятся люди, которые начинают «тянуть одеяло на себя», «КВНить» и отвлекать внимание. Молодых в этой ситуации спасают знания, глубокая погруженность в тему. Затем нарабатываются приемы, позволяющие поставить «дебошира» на место: например, можно привлечь к этому группу или предложить критиковать не беспрерывно по пять центов, а раз в час на кругленькую сумму. Опытные тренеры стараются увидеть за неуемной активностью что-то важное, что движет человеком. И не парятся. «Парадокс, но чтобы завоевать авторитет в группе, нужно уметь не стремиться его завоевывать, - считает Андрей Кабаков. - Чем меньше твое состояние и твоя эффективность зависит от настроя других людей, тем лучше для них же. К тому же авторитетность тренера – не всегда залог эффективности его работы. Иногда, напротив, самая интенсивная и глубокая работа начинается именно с вотума недоверия тренеру». Проблемы в группе особенно вероятны в том случае, если люди не готовы учиться. Как правило, этого не бывает с теми, кто сам оплачивает тренинг. Если платит компания, на работу настроена только часть людей (она тем больше, чем лучше в компании организация труда, система мотивации). Когда людям нужна информация, они буквально рвут ее из рук. Но почти всегда часть людей нацелена развлекаться, часть - повысить свою стоимость на рынке труда за счет работодателя и уйти в другую компанию. «Люди часто не готовы работать, если компания буквально «пригоняет» их на тренинг в выходной день, который еще и не оплачивается, - говорит Михаил Графский. - Они сидят и дуются на всех. Моя работа – сделать обучение не только полезным, но и интересным, вовлечь в процесс всех». Андрей Кабаков считает, что степень готовности людей учиться и уровень их ответственности за результат можно оставить на совести клиентов: «причинять добро» не входит в задачи бизнес-тренера. А толку? Один из самых актуальных вопросов – это оценка эффективности тренинга. Как отмечает Михаил Графский, относительно объективно оценить результаты можно по четырем параметрам. Первый – это впечатления участников сразу после учебы. Это самый ненадежный критерий. Восторг может быть связан с личностью тренера, с тем, что он «зажег», как Евгений Петросян. Второй – знания, оставшиеся у слушателей через две недели. Третий – изменение поведения людей (чтобы это оценить, нужен опытный наблюдатель). И четвертый – денежный эффект от тренинга. Результат может быть двояким: либо люди начали больше зарабатывать (например, больше продавать), либо делают тот же объем работ быстрее. Как ни парадоксально, наибольший эффект от тренинга возникает в подразделениях, где до этого наблюдались полный разброд и шатание. «Бывает, что на корпоративных тренингах люди начинают слышать друг друга и договариваться буквально сразу, - говорит Александр Вакуров. - На открытых тренингах люди формируют для себя гигантские списки задач, а также вопросов, которые им нужно прояснить. И это здорово. То есть люди начинают думать и несут это дальше, в свои компании, к своим начальникам. Эффективность работы на тренингах мы оцениваем постоянно. Я как раз и учу людей определять, насколько они эффективны. В определенных вещах уже через несколько часов участники умеют то же самое, что и я». «Оценка эффективности проделанной работы - это часть ассимиляции полученного опыта, которую тренер проходит вместе с клиентом, - отмечает Андрей Кабаков. - Гештальттренинг – это процесс, у которого есть начало (встреча с тренером), но нет конца. В моей практике были люди, которые уходили с тренинга как бы ни с чем. А  спустя время приходили на другой тренинг или индивидуальную терапию, потому что в их жизни произошло что-то, что помогло им пересмотреть свои взгляды на себя и других, и происходившее на тренинге заиграло для них новыми красками. Так что у многих тренингов просто отсроченное действие. Очень многое зависит от того, насколько заказчики тренинга готовы «выжать» из него максимум пользы». Как правило, клиенты плохо ориентируются в оценке результатов тренингов. Так что тренеры стараются еще до начала работы «приземлить» их ожидания. А особо неадекватных просто «провожают» или передают менее разборчивым коллегам. Как стать бизнес-тренером Специалисты по рынку труда все чаще пророчат рост востребованности профессии бизнес-тренера в самое ближайшее время. Уже сейчас наблюдается количественный рост представителей этой профессии за счет того, что во многих компаниях появляются штатные тренинги для обучения постоянно меняющегося линейного персонала. Однако эксперты полагают, что популярность профессии будет во многом зависеть от самих бизнес-тренеров, качества предлагаемых ими услуг. «Судя по отзывам, люди уже «наелись» чисто технических тренингов, где им собственные стереотипные модели мышления и поведения предлагают сменить на другие, не менее стереотипные, - говорит Андрей Кабаков. – Установки «кто кого» (в тренингах продаж, переговоров, презентаций, решения споров и т.д.) похожи на великую битву антибиотиков с бактериями. Чем круче антибиотики, тем изворотливее бактерии. И так до бесконечности. Если мы, бизнес-тренеры, не предложим клиентам услуги принципиально другой глубины и направленности, наша полезность очень быстро станет весьма относительной». Поскольку, по мнению наших собеседников, бизнес-тренер должен обладать не только профессиональными знаниями, но и опытом в той сфере, о которой рассказывает, духовным и жизненным опытом (в том числе, взлетов и падений), к этой профессии люди должны приходить уже «пожившими». Но и для молодого человека, чувствующего к этому призвание и обладающего структурным мышлением, есть варианты. «Можно получить академическое, серьезное образование или начать сотрудничать с кем-то из опытных тренеров, или брать на себя отработку каких-то простых навыков, где легко справится и новичок, - рекомендует Александр Вакуров. - Я сам часто советую привлекать начинающих тренеров, чьи услуги более дешевы, если вижу, что предстоит решить простую задачу». Впрочем, тот же Вакуров говорит, что еще лет 15 бизнес-тренерство будет великолепным лохотроном, где главное – умение красиво говорить с нанимателем, много обещать и знать умные слова из «стандартного набора Очень Крутого Бизнес-Тренера», а также обладание красивым сайтом с прайсом. Так что новичкам придется выбирать: либо быть манипулятором и лгуном, умеющим продавать и втюхивать, либо работать честно.
22 Мая 2011, 18:16 +229

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...