Здравствуй, водка, Новый год!

С нового года дешевая водка исчезнет с полок магазинов, дорогая станет еще дороже, потребление технических спиртов и всевозможных алкогольных суррогатов возрастет, а легальный алкогольный рынок потеряет обороты. Приказ подкрался незаметно Многострадальный алкогольный рынок вновь стоит на пороге больших перемен. В начале ноября на свет божий неожиданно появился проект приказа Росалкогольрегулирования, согласно которому в России минимальная розничная цена водки должна быть не менее 89 рублей 90 копеек. Продавать ее дешевле магазинам запрещено под страхом штрафа в 100 тыс. рублей, а в крайнем случае — отзыва лицензии на торговлю алкоголем. Согласно официальной версии таким незамысловатым способом государство хочет очистить рынок от контрафакта — откровенных подделок, а также напитков, выведенных из-под уплаты акцизов. Поскольку их главной особенностью является чрезвычайная дешевизна, с нею и решено бороться. В приказе, который был недавно подписан и вступит в действие 1 января, идет речь обо всех напитках крепче 28 градусов, однако по факту ниже 90 рублей за пол-литра стоила только водка, так что и говорить мы будем непосредственно о ней. Дешевая водка (так мы будем условно называть ту, которая стоит сегодня дешевле указанных 90 рублей) составляет значительную долю рынка. По данным генерального директора ООО «Гармония» Владимира Князева, это 20-25% продаж. А директор ивановского филиала ООО «Кузнецкий мост» Владимир Яровой полагает, что на ее долю может приходиться до 50% водочного рынка. Неудивительно, что после исчезновения данного ценового сегмента абсолютно все участники рынка ждут заметного падения продаж в 1-м квартале будущего года. Однако никто из них не ожидает, что потребители дешевого алкоголя перестанут пить. Речь, конечно же, идет о том, что значительная часть тех, кто пил дешевую водку, переключится на столь же дешевые суррогаты алкоголя, щедро представленные у нас техническими спиртами, самогоном и спиртосодержащими лекарственными средствами. Владимир Яровой уверен, что так поступят не менее половины тех, кто останется без привычных напитков. «Те, кто торговал легально, так и будут действовать дальше, поскольку не захотят лишиться лицензии, а те, кто продавал фальсификат, продолжат этим заниматься, — рассуждает Князев. — Но при этом у них вырастут риски, а значит, увеличится цена. Получается, что нелегальные производители станут зарабатывать больше». По его мнению, предложенная мера даст результат лишь в том случае, если будет сопровождаться комплексом мер, направленных на наведение порядка в сфере аптечной торговли и оборота технических спиртов. Владимир Яровой предлагает в качестве подобной меры введение госмонополии на спирт, что заставит производителей суррогатов закупать спирт по тем же ценам, по которым его получают легальные производители водки. Подобная идея бродит в умах чиновников давно, однако отношение к ней участников рынка неоднозначное. Так, например, генеральный директор ООО «Альтаир-2» Наталья Кирюшкина убеждена, что монополия обернется проблемами для самих производителей алкоголя. В частности, могут возникнуть сложности с получением квот, как это происходит порою в других квотируемых секторах экономики. ЕГАИС преткновения Впрочем, все указывает на то, что борьба с фальсификатом в данном случае и не входила в задачи государства — во всяком случае комплекс соответствующих мер к пресловутому приказу не прилагался. По-видимому, федеральный центр больше беспокоился о недополученных акцизах, в связи с чем и решил отсечь от рынка тех, кто их предположительно не платит. По этому поводу Наталья Кирюшкина напоминает, что нынешний механизм ухода от акцизов породило само государство. «Раньше существовали акцизные склады, которые позволяли весьма эффективно контролировать движение алкоголя в оптовом звене, — говорит она. — Эту систему надо было развивать, совершенствовать и доводить до розничного звена, но вместо этого ее вообще ликвидировали. В результате сегодня те данные, которые предоставляют производители алкоголя, расходятся с теми, которые декларирует розничная торговля, поскольку нет никакой единой системы контроля». Такой системой, по ее мнению, могла бы стать система ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система), которая внедрялась некоторое время назад, но в итоге так и не была доведена до ума. Сегодня она есть только на заводах, причем, по словам Кирюшкиной, вскоре после ее внедрения у производителей оказались электронные ключи к ней, вследствие чего недобросовестные «водочники» могут манипулировать вводимыми в нее данными. Выстраивание полной системы на всех этапах движения алкоголя теоретически могло бы упорядочить рынок (если бы, конечно, ключи не оказались вновь в свободном доступе). Однако сегодня внедрению подобной системы в розничном звене мешает ее чрезвычайная дороговизна. По словам Владимира Князева, средняя стоимость комплекта оборудования для ЕГАИС — 150-200 тыс. рублей. Для небольшого магазина эта сумма может оказаться разорительной. Наталья Кирюшкина считает, что необходимо разработать некую упрощенную систему для розничной торговли, чтобы избавить их от подобных трат, но все-таки включить в единую систему контроля. Не факт, кстати, что в отсутствие такой системы установка минимально допустимой цены поможет решить проблему с уплатой акцизов. Те, кто их не платил, используя так называемые «смывные марки», и дальше смогут их не платить. Механизм ухода от акцизов выглядит следующим образом. Кто-то из производителей заказывает большее количество марок, чем ему в итоге нужно. Затем эти оставшиеся акцизные марки по документам уничтожаются, а на самом деле пускаются в оборот. С них смывается штрих-код, наносится новый, а затем эти марки наклеиваются на бутылки. В результате водка со «смывными марками» идет в оборот, но акциз с нее не платится. Неспециалисту, по словам Владимира Ярового, опознать такие марки крайне трудно. Очевидно, что, не имея возможности контролировать оборот акцизных марок и соотносить объемы производимого и продаваемого алкоголя, нельзя решить проблему ухода от уплаты акцизов. А увеличение минимальной цены водки просто увеличит прибыль производителей «серого» товара. Цена — дело тонкое Вообще регулирование алкогольного рынка ограничительными методами напоминает залихватскую пляску слона в посудной лавке. И последствия, судя по всему, будут аналогичными. Об одном из них — росте оборотов производителей алкогольных суррогатов — мы уже сказали. Но есть и другие. Ведущие ивановские поставщики алкоголя сходятся на том, что далеко не всякая дешевая водка произведена с нарушением закона. По их мнению, по выходу с завода легально произведенная водка может стоить 55-60 рублей. «Расчеты разные, все зависит от рентабельности производства и его самостоятельности, — говорит Владимир Яровой. — Если у предприятия есть собственное стекольное производство, своя типография и т. д., то ему проще». Он считает, что такую водку вполне можно пить и ею никто не травится, хотя и соглашается, что в целом ее качество несколько уступает более дорогим сортам. По его мнению, подобная дешевая водка будет стоить в магазине в районе 80 рублей. Получается, что предложенная государством минимальная цена несколько завышена. И это чревато ростом цен на водку в целом. Дело в том, что цена служит для разграничения водки разного качества. Есть большая группа потребителей, которые принципиально не будут покупать самую дешевую водку, полагая, что она наименее качественная. И, после того как минимальной ценой станут 90 рублей, те, кто торгует именно в этом сегменте, будут вынуждены увеличить цену своего товара, чтобы он не выглядел самым дешевым. По словам Владимира Князева, это уже происходит. Он говорит, что «Гармония» уже получила от ряда производителей письма, в которых те извещают об увеличении цены на 10% со следующего года. Логично думать, что следом немного «приподнимутся» и более дорогие бренды. Таким образом, мы получим общий рост цен на водку. Это уже поняли в розничной торговле. Владимир Князев заметил всплеск спроса на водку 90-рублевого сегмента. «Многие спешат закупить ее сейчас, пока производители не подняли отпускные цены, — объясняет он. — А в январе, когда это случится, они смогут выгодно продать товар. Я знаю, что в других областях уже есть случаи, когда водку закупают целыми фурами. У нас, правда, подобного еще нет». Самый дешевый сегмент займут, судя по всему, те, кто и сейчас в нем работает. Разумеется, никто не будет покупать по 90 рублей водку, которая прежде стоила 80. Поэтому производителям придется предложить покупателям нечто новое. Есть, впрочем, большие сомнения, что этим новым окажется качество водки. Владимир Яровой рассказывает, что различить на вкус различные сорта водок при закрытой дегустации большинство потребителей не могут. Поэтому в продвижении водки очень важен грамотный маркетинг — именно он формирует предпочтения потребителей, хотя сами они об этом и не догадываются. Следовательно, в первую очередь производитель будет менять не качество продукта, а его внешний вид — то есть бутылку, этикетку и пробку. Ликеро-водочные заводы Северного Кавказа, которые всегда были основными производителями дешевой водки, уже сейчас, по словам Князева, разрабатывают новые бутылки. Судя по всему, с рынка полностью уйдут бутылки с металлическими винтовыми пробками, которые являются отличительной чертой дешевого алкоголя. А в остальном мы имеем шансы получить все тот же продукт за более высокую цену. Впрочем, водка самого низкого качества, возможно, отсеется, поскольку даже здесь будет идти своя конкуренция. Водку сливают — брызги летят Что интересно, постепенное перемещение потребителя в направлении более качественной продукции происходило в последние полгода само собой, без размахивания государственной дубиной. По мнению поставщиков алкоголя, это связано с тем, что тема некачественного алкоголя много муссировалась на государственном уровне и в СМИ, и потребители, беспокоящиеся о своем здоровье, переходили на более дорогие сорта. Это приводило к сокращению объемов потребления дешевой водки, и некоторые оптовики, по наблюдениям Ярового, сами отказывались от ее дистрибуции, поскольку маленькие объемы их не интересовали. То есть федеральным чиновникам было незачем баламутить рынок. Что касается собственно продавцов водки, то они тоже понесут ущерб от нововведений. Наиболее дальновидные поставщики алкоголя, как уже было сказано, еще раньше начали выводить из ассортимента дешевую водку, однако были те, у кого она составляла довольно большую долю в обороте. Для них, естественно, приказ Росалкогольрегулирования стал очень неприятным сюрпризом. Пострадает и розничная торговля, причем как раз там, где она и так плохо развита — в районах области и на окраинах городов. Именно мелкие магазинчики были основными потребителями легальной дешевой водки, тогда как крупные сети отдавали предпочтение более надежному продукту среднего и высокого ценовых сегментов. Теперь значительная часть клиентуры мелких магазинов уйдет в аптеки и к бабушкам-самогонщицам. Если учесть, что на долю алкоголя, по оценке Владимира Ярового, приходится от 30 до 50% оборота розничной точки, это может стать для многих торговцев очень серьезным ударом. Яровой напоминает, что, когда индивидуальным предпринимателям, не имеющим юридического лица, запретили продавать алкоголь, количество магазинов сократилось вдвое. Владислав Волотко
17 Декабря 2009, 11:26 +400

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...