16 ноября 2019 г.
23:59:37 Суббота
Добавить новость
Главные новости

Иваново заполонили вежливые люди - «зеленые человечки»

В городе нет отбоя от желающих стать волонтерами, собирая деньги на больного ребенка

Евгения Кочеткова - текст

Валерия Корюкина – текст

Анатолий Юсов – фото

В последнее время на улицах Иванова наблюдается необычное явление – резко выросло число волонтеров. Ребят в жилетах кислотного цвета с надписью «Волонтер» и пластмассовым контейнером в руках можно увидеть в торговых центрах, у магазинов, на набережной Уводи и много где еще. Примечательно, что деньги собирают для ребенка, который живет не в Иванове. Собирают много месяцев подряд, в разных регионах и весьма настойчиво. Недавно в интернете появилось видео "Волонтеры собирают деньги - мошенники или помощники?", оставляющее массу вопросов и к самим молодым людям, и к организаторам процесса. Ч.ru попытался разобраться в ситуации. Мы изучили предысторию, поговорили с волонтерами и даже попытались вступить в их ряды.

Площадь Победы, у «Экстры». Молодой человек в яркой жилетке настойчиво предлагает помочь больному  ребенку. На лотке для денег – имя малыша (это Ваня Свистунов) и диагноз – оперированная спинно-мозговая грыжа.

Женщина средних лет достает кошелек и опускает в лоток сотенную купюру. Парень благодарит. Подходим ближе.

– А документы посмотреть можно?

– Конечно!

Молодой человек с готовностью открывает папку, но не дает мне в руки, листает сам. Бумажки заверены печатью «Копия верна»: разумеется, сборщики средств работают не с оригиналами. Тем более, Ваня Свистунов живет в Ростовской области.

– А почему не на ивановских детей собираете?

– Я не знаю.

– А сфотографировать документы можно?

– Нет, нельзя. Зачем вам?

Действительно, зачем. Пока суть да дело, еще две женщины кладут по сто рублей. Женщины – сердобольный народ. Мужчина кладет полтинник.

– А где ваш офис находится?

– Не скажу! – парень, кажется, почувствовал, что я не собираюсь открывать кошелек.

– Как вас зовут?

– Даня…

– Даня, сколько платят вам?

– Ничего не платят. Я волонтер.

– А сколько денег уже собрано на Ваню Свистунова?

– Откуда я знаю, я вообще первый день работаю!

Бесплатно работает Даня или нет, мы утверждать не будем. А вот другие ребята, сталкивавшиеся с фондом «Счастливая жизнь», говорят, что не совсем.

«Нахожусь в поиске подработки и наткнулась на вакансию промоутера с зарплатой  200-400 рублей в час, – рассказывает ивановка Анна Краева. – Прихожу на собеседование, мне говорят: «Мы набираем волонтеров, надеваешь накидку «волонтер», берешь ящик для сбора денег с табличкой, на которой нарисован больной мальчик, и идешь собирать. Приносишь ящик нам, и мы тебе выдаем 20% от собранного…» Я в шоке, сразу ушла. Вот и думай, сколько из денег больному ребенку достанется, если он существует, конечно».

Мальчик Ваня Свистунов существует, о нем не раз писали в СМИ. «Маленький таганрожец Ваня Свистунов нуждается в помощи неравнодушных людей», – первая ссылка, выпадающая в Google при поиске по фамилии мальчика, датирована 2 июня 2015 года.

Журналисты рассказывают, что мальчик справился не только с гигантской грыжей на позвоночнике, но и с водянкой головного мозга, однако семье потребовались деньги на реабилитацию.

«Сделали бы все – и бассейн, и ЛФК, но нет средств. Делаю все, что в моих силах», – рассказывает мама Вани Свистунова Юлия Тищенко.

Казалось бы, бассейн и ЛФК – это не так дорого. Но цена вопроса за несколько месяцев сильно изменилась.

«Реабилитационный курс стоит 200 тысяч рублей, – сообщали «Вести Дон» в июне. – Половину соберут читатели газеты «Коммерсант» и сайта Русфонд, еще 50 тысяч внесет группа строительных компаний «ВИС». Не хватает 55-ти тысяч».

Сейчас речь идет уже о сумме совершенно иного порядка. В группе помощи Ване «В Контакте» собирают деньги на операцию по устранению фиксации на спинном мозге. «Сумма сбора: 56165 $. 36,700$ собирает Б.Ф. WorldVita, остаток к сбору 14534$ на 27.02.16 собрано: 381696,80 руб.», – сообщается в группе. Операция планируется 1 апреля в Израиле.

«Развивался Ванюшка практически вровень со сверстниками, – рассказывает многодетная мать Юлия Тищенко. – В семь месяцев сел, в девять месяцев пополз, в полтора года встал. На данный момент Ванюша ходит за ручку, плавает в бассейне, как ихтиандр, прекрасно мотается на велике сам без крепления ног, интеллектуально очень развит. «…» По данным МРТ после операции у нас фиксированный спинной мозг, деформация позвоночного канала, ткань послеоперационная сильно зарубцована. С некоторых пор мы стали замечать сколиоз, стопа стала западать в вальгус, есть отставание в росте. Мы отослали документы лучшему в области нейрохирургии профессору Шимону Рокхинду, он согласился нам помочь, так как неврологические симптомы от фиксации будут только ухудшаться со временем и могут ухудшить физическое состояние Ванюши...»

Итак, деньги на Ваню собирают в разных регионах и разные организации. Уже упоминались «Русфонд», «Счастливая жизнь» и WorldVita. Резонанс получила история с фондом «Аурея». В разделе отчетов на сайте «Ауреи» мы нашли фото Вани с пометкой: «Сбор окончен. Всего собрано 318 349 рублей». А на прочих просторах интернета – публикацию «Пензенской правды» с заголовком  «В Пензе волонтеры забирали себе 20% пожертвований для И. Свистунова».

Все те же 20%, что предлагали ивановским «волонтерам», обратите внимание.

У фонда «Счастливая жизнь», который сейчас активно работает в Иванове, мы обнаружили два сайта: bfsz.ru и happyfond.org. Фонд, работающий в разных регионах, судя по отчетам, помогает всего двоим детям. О полноте отчетной информации вы можете судить сами, переходя по ссылкам.

Даня у «Экстры» за пять минут нашего разговора собрал почти 500 рублей. Неплохо. А ведь по городу работает тьма таких ребят. Чтобы разобраться, что к чему, Ч.ru отправился на собеседование самостоятельно.

Офис на Степанова нашла не сразу, пришлось обогнуть улицу и немного потупить над картой. Выручили сами добровольцы. Мимо прошагал парень в ядовито-зеленой накидке, на спине  красовалось «Спасибо». Проследив за тем, как он проскользнул в чугунные ворота, сделала то же самое. За оградой раскинулся небольшой двор. На стене – плакат с большими буквами «Двери».

За столом в душной комнатке сидели две молоденькие девчонки, перед ними подросток заполнял бумажки. Еще трое ждали своей очереди на стульях и диванчике.  – Я по поводу работы, – говорю, стоя в дверях и жалея, что надела теплые свитер и штаны.

– Вы от кого? – спрашивают они равнодушно.

– От себя, так можно? – улыбаюсь я.

– В смысле, где о нас узнали? – терпеливо поясняют мне.

– В «Подслушано» или другой какой-то группе было объявление с номером телефона.

Удивившись, что ее мобильный попал в сеть, та, что была посвободнее, предложила присесть. Не спросив моего имени, но уточнив, сколько мне лет, начала рассказывать про фонд «Счастливая жизнь».

– Мы помогаем Ване Свистунову, ему нужна операция в Израиле, он из Ростова-на-Дону. Работа от двух часов, вам выдается специальная накидка и такой вот бокс. Зарплаты нет, – подчеркивает она. – Вам полагается компенсация за проезд и обед, 20% от того, что соберете.

Объяснив, что они обязательно должны быть при мне, протянула папку с ксерокопиями документов.

– Вдруг вас спросят, не мошенники ли вы. Мама ребенка всегда рада пообщаться с кем угодно, с ней можно по «Скайпу» связаться… Деньги по всем городам собирают. Сейчас открываются представительства фонда в Твери и Ярославле...

По словам рекрутера, люди стоят в разных «точках». Там, где получено разрешение, например, в «Ленте» и «Евроленде», можно находиться в помещении, а так на улице. Время не ограничено, главное – вернуться в полседьмого.

Очередь из желающих принять участие в благотворительности выстраивается с самого утра.

Накидок и ящичков немного, около 15 (скоро привезут еще),  так что хватает не всем, поэтому перед тем, как приезжать, желательно связаться с организаторами.

Как выяснилось, возраст значения не имеет. Приходят как несовершеннолетние с разрешением от родителей, так и те, кому далеко за 30. Так, пока мы разговаривали, «со смены» вернулся взрослый мужчина.

– На какую компенсацию я могу рассчитывать? Сколько вообще реально собрать?

– По-разному. Три, четыре, пять тысяч. Есть те, кто с трудом 800 рублей набирают, – пожимает плечами девушка.

– Минимум какой-то есть? – спрашиваю.

– Да, обязательный минимум – 1000 рублей, – слышу в ответ. – Если видите, что денег дают мало, звоните менеджеру, вас переводят на более «хлебное» место. Однако наиболее талантливые ребята могут принести деньги с любой точки.

– Боксы, конечно, закрыты? – интересуюсь я.

– Их опечатывают и открывают при вас, – показывают мне пластиковый контейнер, крышка которого крепится тремя хлипкими затяжками. – От мороза они могут лопнуть, в таком случае лучше сразу сообщить нам.

Активисты могут стоять недалеко друг от друга, но не совсем близко, невыгодно. Курить в «форме» нельзя, спорить с прохожими нежелательно, грубость и оскорбления советуют игнорировать.

– Некоторые подходят и говорят: «Вы так давно собираете, мальчик этот у вас еще не помер?», – возмущается вторая девушка, – как вообще так можно?

Пока я внимательно читала бланк договора (с собой взять его не разрешили), раздался звонок, что-то случилось. Руководительницы засобирались, закрыли помещение и вместе с толпой волонтеров пошли выручать товарища, к которому кто-то пристал.

В руках у меня остался листок. Там был такой вот пункт (орфография и пунктуация сохранена):

«Проверить что мы не мошенники можно несколькими путями:

– Позвонить по контактному номеру получателя, и убедиться, что он на самом деле существует и нуждается в помощи;

– Проверить информацию о получателе в сети интернет, о получателе финансовой помощи как правило, там будет много информации о том, что получатель на самом деле нуждается в помощи;

– Уведомить о своих подозрениях орган МВД. В этом случае будет проведена тщательная проверка деятельности Фонда, адресата помощи, законности деятельности гражданских активистов и руководство Фонда».  

Полиция, правда, к ним не приходит, говорят в офисе: документы в порядке.

Ч.ru: мы ни в коем случае не ставим под сомнение деятельность благотворительных организаций в принципе. Когда болеют дети, это страшно. Но очевидно, что одна благотворительная организация другой – рознь.

 


Комментарии:
  • H2SO4
    22.03.2016 в 11:51
    волонтеры и организаторы должны работать бесплатно,а если за деньги то это уже заработок в какой то карман
    в наше время бесплатно ни кто не будет работать,от сюда вывод-доходное мероприятие это
  • опсь
    06.03.2016 в 16:34
    В Москве лохи давно перевелись, поэтому подобное не увидишь. А если и просят, то конкретные люди и для себя.
  • Гость
    01.03.2016 в 12:16
    Статья интересная, НО...
    Первое, 15 волонтеров (по числу боксов для сбора денег) * на 1 000 рублей (минимум к ежедневной сдаче) = 15 000 рублей в день или 450 000 рублей в месяц. Несколько городов, допустим 10 (фраза "деньги по всем городам собирают) - это около 4, 5 млн. рублей в месяц. Получается, что они в течении месяца могли собрать мальчику на операцию. Однако, сбор продолжается. Вопрос - кому идут деньги?
    Второе, лично сам видел как волонтеров контролировали молодые "слегка подкаченные парни" на Фольксваген Туарег с номерами владимирского региона.
    Третье, странная инструкция "Проверить что мы не мошенники можно несколькими путями:". Да, вполне возможно они и работают от имени Фонда, но вот вопрос - как оформляются принятые средства. Судя по всему НИКАК. Просто складываются в три неравные кучки: поменьше волонтерам и ребенку, а побольше организаторам этой затеи.