11 мая 2021 г.
04:43:48 Вторник
Добавить новость
Главные новости

Исповедь бойца ИГИЛ, который отбывает наказание в одной из колоний Ивановской области

Чеченец Аслан решил искать сытой спокойной жизни в Европе, а оказался в Сирии

Сайт Kavkazpress публикует историю чеченского парня, который стал боевиком ИГИЛ. Речь идет о событиях 2013 года. Сейчас он содержится в одной из исправительных колоний Ивановской области. 

Приводим текст с незначительными купюрами:

«Вот уже больше года в одной из колоний Ивановской области отбывает наказание 28-летний Аслан – уроженец Чеченской Республики. В декабре 2014 года он был осужден за участие в вооруженных формированиях на территории иностранного государства – меньше года Аслан воевал в Сирии на стороне ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации).

В 2009 году Аслан, как и многие молодые люди, решил искать сытой спокойной жизни в Европе. Получив шенген, отправился в Бельгию, где жил около четырех лет, после чего перебрался в Германию. При этом визу Аслан не продлевал, но никаких проблем с перемещением не возникало: даже в те единичные за несколько лет случаи, когда на улице у него проверяли документы, полицейские не обращали внимания на то, что срок их действия давно истек.

При такой лояльной миграционной политике Аслан вскоре встретил в Германии своих земляков. Одного из них звали Хамзат, и он быстро вошел в доверие к молодому человеку. Как потом выяснилось, это был профессиональный вербовщик, и располагать к себе – часть его ремесла, поэтому Аслан так быстро и проникся к новому знакомому.

 Обработать Аслана вербовщику было несложно. Практически при каждой встрече Хамзат (как он представлялся) заводил разговоры о Сирии, о том, как страдает там мирное население, которое уничтожает правительственная армия. Рассказы подкреплялись видеороликами, снятыми якобы на подконтрольной президенту Асаду территории – с кадрами расстрелов, мертвыми телами женщин, детей, разрушенными домами.

«Людям необходима помощь», – говорил Хамзат, – нужно защищать мирное население с оружием в руках, нужно воевать с Асадом, это долг каждого правоверного мусульманина».

О том, чтобы воевать за деньги, речь не шла – вербовщик делал ставку на самые благородные чувства собеседника, на искреннее желание помочь. Аслан безоговорочно принял все, что услышал, и рвался защитить братьев по вере, спасти их от, как он думал, жестокого тирана. Про оплату не спрашивал – ради «правого дела» он даже готов был потратить собственные сбережения, а их к тому времени накопилось почти 19 тысяч евро.

Все, что происходило с Асланом дальше, шло по хорошо накатанной схеме переправки наемников в Сирию. Сначала – самолетом в Турцию, в Стамбуле – встреча с сопровождающими, покупка обмундирования (на свои деньги), затем автобусом – до приграничного города. Причем, совершенно открыто – прямо с автовокзала, где автобусы отходят каждые 15 минут. По словам Аслана, их в автобусе на границу отправляли группой в несколько человек. Все русскоговорящие, в основном, представители с Кавказа, некоторые ехали уже не в первый раз.

Переход через границу с Сирией – тоже отлаженный механизм. На конечной остановке автобуса группа пересела в такси, которое направилось собственно к границе: на участок, где нет постов. Здесь гостей уже ждали проводники – 15-16-летние подростки.

В Сирии Аслан был отправлен в боевую группировку Ансар-Ульшам, входящую в состав террористической организации «Джебхат-ан-Нусра» (запрещена в России). В ней почти тысяча боевиков, и почти все они – наемники из разных стран.

— Много арабов, были даже китайцы, а человек 500 – русскоязычные, — рассказывает Аслан.

Новичков сначала отправили в учебку, где учили стрелять, закладывать взрывчатку, ориентироваться на местности. Сразу же выдали боевое оружие, и у Аслана нет сомнений, откуда оно поступает в ИГИЛ:

— Оружие было, в основном, из Турции и Катара. Из Турции – пистолеты, из Катара – советские образцы.

По словам Аслана, из Турции шло не только оружие. Через пару месяцев службы у террористов стало понятно, что в Стамбуле находится и источник их финансирования.

— Движение транспорта через турецко-сирийскую границу было практически свободным, поток автомобилей шел, не переставая. С территорий, подконтрольных ИГИЛ, в Турцию переправляли нефть, черный металлолом, станки с неработающих заводов.

Охраной этих караванов и занимался Аслан. Обратно шли закрытые грузы, о содержимом которых непосвященным знать не полагалось.

— В последний раз, когда я охранял караван, я поинтересовался, что там такого, что они закрытые? Оказывается, спрашивать нельзя было – после этого меня в рейсы уже не брали, – говорит Аслан.

Как уверяет Аслан, сам он в боевых действиях не участвовал (конечно, лукавит, кто ж будет себе срок увеличивать такими признательными показаниями). В отряде он выполнял функции охранника, максимум – ходил в разведку. Да он уже и не рвался в бой, потому что понял, что ни с какой защитой простых сирийцев эта война не связана и ведется она в интересах совсем других сил, а наемники используются просто как расходный материал.

Жалования Аслан так и не получал, и за пять месяцев 19 тысяч скопленных ранее евро иссякли. Чтобы служить дальше, не осталось не только идейных соображений, но и средств.

И тут Аслану несказанно повезло. В первую очередь, с командиром. Когда тот узнал о желании бойца уехать, не только не стал препятствовать, (а примеров тому, вплоть до физической расправы, множество), но даже дал денег на дорогу.

Как и приходил, уходил Аслан из Сирии не один. Вместе с ним лагерь навсегда решили покинуть еще пять человек. Снова перешли границу на участке, где нет патрулей, и оказались в Турции. Но в приграничном городе у вчерашнего боевика все же проверили документы и, обнаружив, что он не имеет никаких законных основания для пребывания в этой стране, задержали и вскоре депортировали в Россию.

Уже дома, в Чечне, отец убедил парня сдаться правоохранительным органам и рассказать о своих злоключениях все, как есть.

В конце 2014 года Аслана осудили по статье 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании) и приговорили к лишению свободы. Отбывать наказание его отправили в Ивановскую область. Срок у бывшего наемника небольшой, и скоро он будет дома».

24 марта 2016, 19:25
+3551