16 августа 2018 г.
12:43:13 Четверг
Добавить новость
Главные новости

«Умение слушать и слышать – ключевое»

10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. А ведь в МИДе есть и «наши люди». 

Коренной ивановец Илья Субботин – далеко не последний человек в этом статусном министерстве: заместитель директора Департамента общеевропейского сотрудничества. О том, как школьник из небольшого города  стал дипломатом, а также о многих тонкостях этой профессии он рассказал нашему изданию.

- Илья, пропуском в мир дипломатии всегда был и остается МГИМО. Как ивановскому школьнику удалось туда поступить?

- В 1993 году я закончил ивановскую «английскую» спецшколу №30. Хочу воспользоваться возможностью через ваше издание поблагодарить всех моих школьных педагогов. Они заложили тот фундамент, который позволил мне успешно продолжить учебу в Москве.    На четырех вступительных экзаменах в МГИМО  нужно было набрать 18 баллов. Я с первого раза, без какой-либо дополнительной подготовки, сдал все четыре экзамена на «четверки». Этого было мало, чтобы поступить, но хватило, чтобы меня зачислили на подготовительный факультет. Там я год интенсивно готовился к поступлению, а потом сдал все экзамены на «отлично».  И не считаю свой пример исключением. В департаменте, где я сейчас работаю, у директора пять заместителей, и трое – выходцы из глубинки. Это люди, пробившиеся своим трудом и мозгами. Да, есть дипломатические династии, но в дипломатию приходит и много молодежи из провинции.  Я считаю, что надо дерзать, и все получится. 

- В СССР профессия дипломата считалась едва ли не самой престижной, но вы пришли в МИД как раз на сломе формации, в конце 1990-х. Разница ощущалась?

- Факультет международных отношений МГИМО ежегодно выпускал 120 -140 человек. Из них в 1990-е дипломатами становились буквально единицы, остальные старались попасть в бизнес. Неудивительно: когда я летом 2000 года пришел на работу в МИД, зарплата стажера составляла около 1000 рублей в месяц.

- Не возникало желания тоже уйти в бизнес?

- В 2004 году, когда я уже вернулся из своей первой командировки в Чили  и работал в центральном аппарате МИД, такая возможность представилась. Я тогда зарабатывал примерно 2 500 рублей. И получил предложение перейти в один из московских банков – с такой же суммой зарплаты, но в долларах.  Но когда я сходил на собеседование в этот банк, которым, к слову, руководил мой ровесник, тоже выпускник МГИМО, то понял, что хотя должность громко называлась «заместитель директора по протоколу», заниматься пришлось бы покупкой билетов, букетов, заказом столиков в ресторане. Мне это было не интересно.

- И все же что тогда мотивировало оставаться в МИДе?

- Может быть, это звучит высокопарно, но есть такое слово, как «призвание». И пусть платили не так много, зато с точки зрения морального удовлетворения все было хорошо. А со временем и материальный стимул появился, сейчас жаловаться не приходится. Конечно, в бизнесе и теперь можно заработать больше, но счастье ведь не только в деньгах. Когда ты занимаешься защитой интересов Родины, это многого стоит.

- Учитывается ли желание самого дипломата, когда его отправляют в командировку в ту или иную страну?

- Есть принцип ротации: нельзя все время работать только за рубежом или только в Москве. Как правило, цикл выглядит так: 4-5 лет за границей, 2-3 года в столице. Что касается того, куда именно отправляют конкретного дипломата, то здесь большую роль играет специализация. Российские дипломаты свободно владеют как минимум двумя языками, в том числе редкими. В отличие от наших западных коллег, которые часто общаются через переводчика, наши дипломаты, находящиеся в Японии, знают японский язык, те, кто работает в Китае, – хорошо владеют китайским, в Латинской Америке – испанским и т. д. Кроме того, есть тематические сферы специализации. Юристы-международники, специалисты в области прав человека, по вопросам разоружения и так далее. Такие вопросы обсуждаются преимущественно на многосторонних площадках в Нью-Йорке, Женеве, Вене, Страсбурге. Соответственно, специалисты ротируются между заграницей и Москвой в зависимости от своей профессиональной специализации.

- В каких странах успели поработать вы?

- У меня были три заграничные командировки. В 2000 году, практически сразу после окончания университета, я уехал в наше посольство в Чили. Вернувшись, почти 5 лет проработал в центральном аппарате МИД помощником заместителя министра, курировавшего азиатскую тематику. Это был интересный поворот в карьере, который позволил мне расширить кругозор. В 2007 году мой руководитель Александр Юрьевич Алексеев был назначен на пост Постоянного представителя  России при Совете Европы в Страсбурге, и я поехал с ним. А когда в 2011 году уже собирался возвращаться в Москву, Совет Европы открыл конкурс на замещение вакансии политического советника в  представительстве  при Евросоюзе. Я выиграл этот конкурс и четыре года работал в Брюсселе. Это был уникальный опыт, поскольку,  продолжая оставаться российским дипломатом, я работал в международной структуре. Эта командировка закончилась в 2015 году,  и я снова вернулся в МИД, в Департамент общеевропейского сотрудничества,  который отвечает за связи России с Евросоюзом, Советом Европы, ОБСЕ и НАТО.

- Какие командировки запомнились больше всего?

- Есть такая дипломатическая шутка, что первая командировка – это как первая любовь. И для меня такой любовью стала Чили. Это была очень интересная командировка на другой конец света - туда добираться больше суток. Интереснейшая страна – узенькая и длинная, при этом на ее территории есть все климатические зоны - от пустыни до вечной мерзлоты. Очень дружелюбные, открытые люди, любимая мной латинская культура. Так что впечатления были самые яркие. Хочется когда-нибудь вернуться туда просто туристом, чтобы спокойно, не будучи обремененным работой, поездить по стране.

- Обыватель представляет работу дипломата как череду приемов и раутов. А какая она на самом деле?

- Конечно, протокольные мероприятия - часть нашей профессии, но очень маленькая. Главное в нашей работе – отстаивание интересов России в мире, налаживание связей с другими государствами и в международных структурах. Дипломат должен уметь работать с информацией в постоянном режиме. С одной стороны, это ее сбор, анализ и доклад руководству государства о том, что происходит в мире, в стране, где находится посольство. Эта информационно-аналитическая составляющая работы очень важна, потому что во многом на основании полученной из посольств информации в Москве принимают внешнеполитические решения. Второй аспект – информационно-пропагандистский. Это разъяснение в той стране, где ты аккредитован, или в той структуре, при которой ты работаешь, позиции России, зачастую отличной от т.н. "мейнстрима". О нашей стране создано немало мифов, за рубежом многие реально не представляют, что такое Россия. Мы это разъясняем самыми разными способами – от публикаций в прессе и лекций в университетах до организации выставок, концертов, фестивалей, недель российского кино и т.д. Очень важную роль сегодня играют инструменты т.н. "цифровой дипломатии" - странички МИДа и загранучреждений в "Фейсбук", "Твиттер" и других соцсетях.

- Какими качествами должен обладать дипломат?

- Иметь хорошее гуманитарное образование, знать историю, языки, быть коммуникабельным. Нужно работать с партнерами, вникать в их логику, уметь налаживать хорошие рабочие и человеческие отношения. Конечно, не все противоречия между государствами можно преодолеть, выстраивая отношения на уровне личной симпатии, но такое умение многое дает. Умение слушать и слышать – ключевое.

- Есть ли для дипломатов ограничения в повседневной жизни?

- Главное ограничение в том, что российское гражданство должно быть единственным и у самого дипломата, и у всех членов его семьи. Выезд за границу носит уведомительный порядок: нужно просто поставить руководство в известность о том, что в определенное время ты будешь в такой-то конкретно стране, и сообщить, с какими целями. Есть миф, что нам запрещено иметь личные страницы в соцсетях, но это неправда. Просто список всех аккаунтов нужно задекларировать.

- Какой должна быть жена дипломата?

- В каком-то смысле жена дипломата - как жена офицера: мужа отправили в загранкомандировку, и она должна ехать с ним. Есть, конечно, случаи, когда супруги проводят по нескольку лет порознь, но я считаю это неправильным: семья должна быть вместе. 

Конечно, женщина должна быть образованной, знать хотя бы один иностранный язык. Согласно протоколу, на приемах жены дипломатов присутствуют, общаются, так что она должна уметь поддержать беседу на должном уровне. Те красивые и эффективные дипломатические пары, которые я знаю, как раз отличаются тем, что жена органично дополняет мужа-дипломата. Порой могут пригодиться какие-то творческие умения – спеть, сыграть на музыкальном инструменте и так далее. Это способствует успешному выполнению дипломатом его рабочих обязанностей. Так что при выборе спутницы жизни коллеги-дипломаты обращают внимание и на те качества, о которых я сказал.

- Стала ли работа дипломата опаснее в связи с международной обстановкой?

- Трагические случаи, подобные тому, что не так давно произошел с послом А.А. Карловым в Турции, время от времени повторяются. В МИДе есть памятная доска, где увековечены имена всех погибших дипломатов.  И она, к сожалению, пополняется достаточно регулярно. В 2006 году в Ираке террористы взяли в заложники, а потом казнили сотрудников нашего посольства, одного из которых - моего ровесника - я знал лично. Думаю, что в последние годы работать стало опаснее, потому что и сам мир стал опаснее. Международный террористический интернационал действует по всему миру.

- Важна ли в карьере дипломата принадлежность к «правящей партии»?

- В СССР все дипломаты должны были состоять в КПСС.  Вступали в партию уже на последних курсах МГИМО, без этого построить карьеру было невозможно. Сегодня все не так: госслужащим, наоборот, запрещено действовать в интересах каких-либо политических партий. И я считаю, что это совершенно правильно. Профессиональный государственный аппарат должен стоять на службе Родине при любых раскладах и при любой власти.

 Беседовала Елена Аверьянова.

 

10 Февраля 2018, 16:40
1
+1469

Комментарии:
  • Ольга
    12.02.2018 в 15:55
    Очень интересное, "живое" интервью! Спасибо!