20 ноября 2019 г.
06:42:13 Среда
Добавить новость
Главные новости

Если вдруг совсем исчезнет интернет…

Чем грозит ивановцам скорое вступление в силу закона об автономном интернете

Новость о том, что интернет в России может стать автономным, взбудоражила общественность еще весной. С тех пор по этому поводу прозвучало множество мнений, было много ожесточенных дискуссий. Закон об автономной работе интернета в России вступит в силу 1 ноября 2019 года. То есть условный «час Х» все ближе. И страхи никуда не уходят – что будет, если кто-то вдруг все же решит «выключить рубильник». Хотя принятые на государственном уровне меры и позиционируются как защита на случай отключения российского сегмента от общемировой сети, опасения прежде всего связаны с возможными действиями наших властей. Не лишат ли они отечественных пользователей доступа к привычным уже сайтам и сервисам, без которых большинство людей не мыслят ни работы, ни отдыха? О том, беспочвенны ли эти страхи или имеют под собой основу, мы поговорили с Денисом Баталиным. Он – признанный эксперт в создании и монетизации интернет-проектов, предприниматель, бизнес-тренер и путешественник. И рассказал, чего стоит ожидать и какие шаги надо предпринять, чтобы обезопасить себя.

- Не так давно Госдума приняла закон о суверенном интернете. Предполагается, что он начнет действовать только если США отключат нас от глобальной Сети. Честно говоря, в такой вариант развития событий кажется мало реалистичным. Гораздо больше верится, что это сделают наши власти. Вы считаете, такое возможно?

- Сложно делать любые прогнозы в отношении поступков и намерений государственного аппарата России. Возможны различные сценарии. 
Что касается «“... США отключат…”. Нужно понимать, что вопросы “подключения и отключения к интернету”, мягко говоря, не входят в зону ответственности какого-либо государства. Речь идет о том, что большинство формально независимых операторов корневых DNS (которые отвечают за маршрутизацию в сети интернет) находятся в юрисдикции США. И конечно же, при наступлении глобальных геополитических кризисов на них может быть оказано давление. При этом еще до появления законодательной инициативы в России существовала страховка на этот случай —  по состоянию на середину 2018 года в России были размещены 11 реплик корневых серверов DNS формально страхующих нас от широкомасштабного коллапса.

- Гипотетически – если нас отрубают от интернета США, что именно не будет работать на территории России? Государственные услуги в электронном виде? Системы платежей? Что еще? Чего именно наши власти боятся?

- Я все же был бы очень аккуратен со словами “США отрубают от интернета”. Почти наверняка умышленное нарушение целостности сложившейся мировой цифровой экосистемы будет воспринято военным блоком России как агрессивный акт гибридной войны. Тут уже вопросы будут не к нашему удобству и возможностям посмотреть ролики на ютубе, а к Военной доктрине РФ.

Теперь о том, что может временно перестать работать. В целом — почти все. Если мы говорим о блокировках трафика на уровне трансокеанических кабелей, межгосударственных магистральных сетей и сбоях в маршрутизации. Но, еще раз, это какая-то совершенно нереальная ситуация. Интернет в этом случае будет последней вещью, которая нас будет беспокоить.

- Есть ли у нас реальная техническая возможность отрубить иностранные сайты и сервисы? Если это произойдет, пользователи не смогут заходить на них даже через VPN и другими подобными способами, которые сейчас используют для обхода блокировок?

- Если это произойдет — мы даже не сможем подключиться к самому VPN-у, который будет находиться в недоступной для нас зоне. Увы.

- Если у российской компании сайт на иностранном сервере, он тоже будет недоступен для владельца?

- С территории Российской Федерации — нет.

- Будут ли работать соцсети – Фейсбук, Инстаграм, можно ли будет попасть на YouTube, пользоваться мессенджерами? Через эти инструменты не только осуществляются социальные связи, но и идет продвижение бизнеса. Как быть, если они будут недоступны?

- Ни одна из зарубежных социальных сетей работать в ситуации полной изоляции не будет. В случае же самоизоляции — например, никто нас не блокировал, а вот мы решили отключиться от всего остального мира (что также является маловероятным сценарием) мы довольно быстро вспомним про то, что у нас есть отечественные мессенджеры вроде Там-Там и аналоги Ютуба.

- Что будет с различными электронными сервисами, такими как переводы, доступ к корпоративной электронной почте и т.п.? С облачными хранилищами?

- Нужно понимать: основная причина появления и реализации закона, это все же не “страховка” на случай геополитического конфликта, но упакованное в обертку стремление государства получить бОльший контроль над трансграничным трафиком и возможность его фильтрации в случае необходимости на уровне пакетов. Проще говоря, “товарищ майор” хочет больше слушать и слышать. Ну и решать к чему должны иметь доступ и к чему нет 146 миллионов человек.

- Нужно ли сейчас предпринимать какие-то шаги, чтобы подстраховаться? Какие именно?

- Две рекомендации. Первая —  в случае, если вы пользуетесь зарубежными облачными хранилищами — сделать резервную копию на отечественных облаках. Вторая — провести аудит используемых в вашей компании инструментов с целью найти отечественные аналоги на случай «ой все».  

- Закон вступит в силу в ноябре. А реально сможет ли он с этого времени работать? Если да, то сколько времени может потребоваться, чтобы ввести ограничения? Или, как и многие другие нововведения подобного рода, он останется лишь на бумаге?

- Само по себе вступление закона в силу не приведет ни к каким чувствительным для бизнеса последствиям.

Мария Янкель – текст 

28 Октября 2019, 14:03
+2958