Рок злой и рок добрый

На «Юнону и Авось» в исполнении осужденных приехал автор рок-оперы, композитор Алексей Рыбников

Евгения Кочеткова – текст

Владимир Кораблев – фото

   Этот театр начинается не с вешалки и не с буфета, а с КПП с двумя автоматическими воротами, на минуту надежно блокирующими маленькую группу входящих людей. Документы проверяют даже у сотрудников УФСИН, несмотря на их форменную одежду. 6 августа мужская исправительная колония №4, что в Кинешемском районе, встречала гостей. На «Юнону и Авось» в исполнении осужденных приехал сам автор знаменитой рок-оперы, композитор Алексей Рыбников. 

Мобильные телефоны приходится сдать, все вещи, включая женские сумки, тоже оставляют за пределами зоны. Композитора, его супругу и журналистов всюду сопровождают сотрудники учреждения. Музыка музыкой, но ИК-4 – колония строгого режима, и меры предосторожности тут самые серьезные.

У проходной пахнет свежим хлебом: час обеденный. Алексею Рыбникову и его жене показывают зону: церковь, школу (у некоторых осужденных нет среднего образования, и учатся они прямо здесь), жилой блок с облегченными условиями. В комнатах по несколько заправленных постельным бельем кроватей, письменный стол с лампой. Есть чистая опрятная кухня и комната отдыха с плоским телевизором. «Похоже на хостел, где студенты платят за ночь тысячу рублей», – улыбается жена композитора. «Очень неожиданно!» – удивлен Рыбников. Он представлял зону совсем иначе. «Это не для всех», – объясняет один из руководителей колонии. Облегченные условия в колонии надо заслужить. Этот корпус, похожий на детский лагерь или неплохое общежитие, – своего рода стимул для осужденных, путь к исправлению и осознанию.

«Профессия рождать древней, чем убивать»

Спектакли и раньше ставили в ивановских «местах не столь отдаленных», но на таком уровне – впервые. Была проведена огромная подготовительная работа: помимо репетиций, это создание декораций, костюмов, реквизита. Режиссером-постановщиком выступил замначальника колонии по кадрам и воспитательной работе Алексей Горский. Задумка рок-оперы в стенах колонии возникла у него во время премьеры «Юноны…» в кинешемском театре. В мае началась плотная работа. По словам Горского, при выборе артистов из числа осужденных он не руководствовался ничем, кроме наличия у них способностей: «Нужны были люди, которые могут петь». Артистов со статьями «полегче» никто не искал. По словам Алексея Горского, есть среди участников постановки и убийцы, и грабители, и разбойники…

«Прими, Господь, и помилуй меня»

Рок-оперу в колонии поставили с небывалым для такого учреждения размахом. Небольшой зал клуба колонии превратили в корабль: канаты, рында, паруса. Зрители оказались в самом центре действа – на палубе. По режиссерской задумке, артисты появлялись со всех сторон, делая постановку объемной, живой. Зрители – преимущественно сотрудники учреждений УФСИН и их родня – могли разглядеть и мимику артистов, и синеву наколок на коже, и местами беззубые улыбки…

Поражала режиссерская амбициозность: осужденные исполняли легендарные вещи – и «Я тебя никогда не забуду», и «Аллилуйя любви»... И подчас неплохо пели. Да, где-то они сбивались, где-то недотягивали ноты, но играли со страстью и отдачей, которую редко получаешь от заезжих несудимых звезд. Слова пьесы о чувстве, долге и любви получили совершенно новое звучание в исполнении тех, у кого за плечами много ошибок: «Российская империя – тюрьма, но за границей та же кутерьма», «Сердца забывчивых женщин не забудут, авось!», «Свобода потеряла первородство. Ее нет ни здесь, ни там... Куда же плыть? Не знаю, капитан...»

«Прости меня, свобода и Россия»

Главную роль – графа Резанова – в колонии исполнил осужденный Александр Щербаков. Он выходит к журналистам, уже сняв сценический костюм: в белой рубашке, темных брюках и резиновых сланцах. Когда телевизионщики просят изменить положение рук для картинки, шутит, что за спиной ему держать их привычнее. Для Щербакова это дебют на сцене, театром не занимался никогда. В детстве закончил музыкальную школу с отличием. Но это было давно, в другой жизни. «А потом пошел не по тому пути…» – многозначительно говорит он. О том, за что оказался в колонии, говорить не хочет. Отвечая на вопрос о своих актерских способностях, скромничает: «У меня их нет». Сетует, что стыдно за вокальные промахи перед композитором Рыбниковым…

На роль Кончиты, поскольку колония мужская, исполнительницу пришлось искать за ее пределами. В итоге 16-летнюю возлюбленную графа сыграла сотрудница колонии №3 Анна Щербакова. Забавно, что фамилии у исполнителей ролей влюбленных совпали случайным образом, они не родственники.  Девушка, как и ее партнер по сцене, говорит о том, что было невероятно страшно разочаровать и композитора Рыбникова, и других зрителей. «Боялись обидеть чувства, мысли, которые вызывает эта опера», – признается Анна.

«Нас вывозит "Авось"»

По факту Алексей Рыбников остался восхищен тем, что увидел. «Это один из самых дорогих подарков к моему юбилею, – поделился он впечатлениями после финальных аплодисментов(17 июля композитору исполнилось 70 лет – прим. Е. К.). – С какой душой это сделано, с каким азартом они играли! Замечательные костюмы, хорошее режиссерское решение, потрясающая атмосфера. Когда актеры пели – не хочу называть их как-то иначе – у меня в душе переплетались мысли о судьбе России… Сердце сжалось в кулак». 

Рыбников успел немного пообщаться с осужденными, занятыми в постановке, не отказывал в автографах и просьбах сфотографироваться. «А мы вас по телевизору видели», – широко улыбается парень, на чьей руке зачем-то набит знак европейской валюты…

«Я верю, что многие участники этой постановки начнут по-другому относиться к жизни», – сказал в заключение Алексей Рыбников. Похоже артисты-осужденные тоже надеются на перемены в своей судьбе. Если Кончита ждала Резанова 35 лет, то обитатели колонии ждут окончания своих длинных сроков, встречи с родными, новой жизни. И верят, что больше никогда не вернутся за решетку. Ведь возвращаться, как поется в главной теме рок-оперы, – плохая примета.

 Для справки:

Алексей Рыбников – автор музыки к многочисленным фильмам («Тот самый Мюнхгаузен», «Вам и не снилось», «Усатый нянь» и многие другие), музыкальным спектаклям, а также рок-опер «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и «Юнона и Авось» (по поэме Андрея Вознесенского). Премьера оперы «Юнона и Авось» в Московском театре им. Ленинского комсомола состоялась в 1981 году, и постановка с неизменным успехом идет до сих пор

13 Августа 2015, 10:19 +1448

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...