19 ноября 2018 г.
07:03:24 Понедельник
Добавить новость

Леон Мороз: «Ваши подростки в миллион раз послушнее израильских!»

Режиссер из Израиля поставил перформанс к двухлетнему юбилею ивановской студии «Оперение»  

Среди его умений значатся: импровизация, пантомима, уличное и театральное клоунство, кукольный театр, плейбек-театр, современный танец, игра на гитаре, фортепиано и барабанах, пение… Человек-оркестр  Леон Мороз - актер, режиссер, педагог по театральному мастерству - поставил перформанс «Dive deeper» (Ныряй глубже) с ребятами ивановской студии творческого развития «Оперение». Напомним, студия отмечает двухлетие своей работы.

Мы встретились с Леоном, чтобы поговорить о творчестве, о жизни и, конечно, о нем самом.

- Леон, у вас ведь жена из Иванова. Как так получилось?

- Это точно! В 2013 году я попал на проект Александра Калягина «Летняя театральная школа» в Москве. Там у меня возникли отношения с девушкой Катей, а с Ксюшей мы просто дружили. Когда проект закончился, я, как любой израильтянин, сказал: «Приезжайте в гости!» В итоге Катя не поехала, зато приехала Ксюша. И уже на второй-третий день нашего общения я понял – это тот человек, с которым я хочу жить!

1.jpg

- Тогда вам, наверное, особенно приятно работать здесь?

- Я уже пятый раз приезжаю в Иваново и, если честно, мне сложно здесь, город давит как-то… Вряд ли это климат, ведь в датском Копенгагене или шведском Мальме такой же климат. Здесь сложно продвигается работа, медленно все получается, окружающая среда как-то не способствует... С другой стороны, и в этом городе есть очень творческие, крутые люди!

- Когда вам нужно представиться, что вы называете в первую очередь?

- Я просто говорю: «Привет, я Леон». Я никогда не называл себя ни актером, ни режиссером, я всегда в процессе, я учусь. Стараюсь ставить себя на один уровень со всеми людьми, в том числе, с подростками, потому что я у них тоже учусь чему-то.

3.jpg

- Актер и режиссер – что первично?

- Изначально я режиссер, хотя по хронологии я сначала актер. А вообще по первому образованию я индустриальный инженер. И я работал по профессии одно время, параллельно учась на актера. Потом пошел учиться на режиссера. Режиссура мне наиболее близка, мне нравится создавать миры.

- Сколько миров вами создано?

- 12. Очень мало! Если вы посмотрите мои 12 спектаклей, то можете подумать, что это ставил не один человек. Я пытаюсь искать, где мне комфортно…И я всегда сразу вижу картинку, человека, образ. Например, я был в одном театре, и вышел художественный руководитель. У меня сразу возник образ – дама с соломой в голове, в сапогах, которая только что доила корову… С моими фантазиями совпал только ее голос: когда она открыла рот и начала материться (смеется).

- Наверное, быть режиссером означает больше свободы в работе?

- Мне как актеру очень повезло. Так как во время учебы я работал в инженерной компании с очень удобным графиком (иногда я мог не появляться месяц), у меня были очень качественные театральные проекты. И всегда была работа в паре с режиссерами, хореографами, всегда был диалог. Поэтому мне было хорошо. Я работаю так же, мне важен наш диалог. Спектакль же играют актеры, а не режиссер. Им нужно взять ответственность на себя за этот продукт.

6.jpg9.jpg

- У вас множество умений! Что чаще пригождается?

- В Израиле очень большая конкуренция в среде актеров. Поэтому актера, который не умеет хорошо двигаться, петь, играть, нигде не возьмут. Страна маленькая, и возможностей не много…Вообще импровизация – моя любовь, особенно контактная. Технические вещи для своих постановок я делаю сам (все же инженер!), например, для последнего спектакля я сам спроектировал снегомашину. Мне нравится соединять технологию с творчеством.

- Вы работаете с взрослыми и с детьми. С кем проще? В чем принципиальная разница?

- Точнее - со взрослыми и подростками. С детьми я не умею. Мне так кажется. Мне пока что им нечего дать. Может быть, поэтому у меня самого нет детей.

С одной стороны, легче с подростками: они не боятся высказываться, делать ошибки. В пользу актеров говорит то, что они обученные, с ними проще в другом - им не надо все объяснять. На подростков требуется больше времени.

- В чем вы видите свою миссию, работая с юными актерами?

- Мне хотелось бы, чтобы они поняли, что они – индивидуальности, что у них есть «я», и оно может решать, что ему по-настоящему хочется, в том числе, чем ему заниматься в жизни. Необязательно все они станут актерами, но творческая личность – это везде прекрасно! Эйнштейн тоже был творческим. Мне хочется дать им ощущение, что это здорово - чувствовать себя собой. Чтобы они были яркими и свободными.

8.jpg

- Не трудно им потом с таким чувством в нашей среде?

- Никто не говорит, что должно быть легко. Я считаю, мы должны менять мир, а не мир должен менять нас. Если мы будем подстраиваться, то мы просто застрянем. Да мы уже застряли! Мне кажется, от Древней Греции мы деградировали, а не развились, как общество. Мы превратились в говорящие головы, разучились считывать информацию друг о друге, понимать свое тело и проч. Слова - это ограниченный язык.

- Это то, что вы называете физическим театром и то, над чем как раз работаете здесь?

- Здесь это называется скорее «пластический театр». Но у нас симбиоз - с элементами иммерсивного театра, символического театра, пластического театра. Для меня это тоже эксперимент…

5.JPG

- Вы уже делали шоу по мотивам «Алисы в стране чудес». Чем отличается ивановская версия?

- Всем! Общее – только литературный источник и темы для поиска. Я делал это в Израиле в своем проекте «NNT» – творческой студии для подростков. Мы прошли те же самые этапы, но постановка получилась совсем другой! Это значит, что все мы разные. К тому же, там мы делали это два месяца, здесь – три недели. Мы пришли к премьере «сырыми», мы могли сделать эту вещь глубже, но, к сожалению, у нас не было времени.

- Что вы можете сказать о юных актерах ивановского «Оперения»?

- Для меня эти ребята просто открытие! Они совершенно другие. Они в миллион раз послушнее израильских! Я зашел на первую репетицию, и они практически хором грянули «здравствуйте!» У нас надо вылавливать подростков, и они могут тебя еще послать…Правда, там я работаю с трудными подростками, это моя любовь! Самые проблематичные, те, кто не приходит на спектакль, потому что уже в тюрьме... Но, знаете, они выдают очень интересный материал. И, к счастью, меняются благодаря занятиям.

4.jpg

- Когда, по-вашему, ребенок может входить в мир театра не как зритель, а как артист?

- Любой человек должен пройти театральную школу! Здесь учат общаться, развивать свое воображение, люди становятся более свободными внутри. Вот вам пример: мы с Ксюшей (супругой – авт.) живем уже пять лет, и за это время ни разу не ругались, даже не спорили. Потому что она научилась слушать, и я научился слушать. Мы просто слушаем друг друга, и все. Она по образованию актриса (была актрисой ивановского театра кукол). Дети, которые попадают в театральные студии, развиваются. Вопрос в педагогах, они должны быть суперпрофессионалами.

- Вы проводите в студии море времени... У вас есть жизнь вне театра?

- Конечно! Я пишу музыку, пьесы. Это не на профессиональном уровне. Хотя я поставил одну свою пьесу в ростовской области, это было мило. У меня почему-то получается писать только для детей, а работать – со взрослыми… Я люблю фантазировать, обожаю сказки и фокусы, обожаю, когда меня обманывают!

3 ноября в 14.30 в зале филармонии будет веселый капустник в честь двухлетия «Оперения», а в 18.00 там же будут показаны два спектакля студийцев, деньги от продажи билетов которых пойдут на благотворительность. Не оставайтесь безучастными! Получайте добрые эмоции! Делитесь ими.

Татьяна Хейфец – текст

31 Октября 2018, 12:46
+1297