Алексей Медведев: «Работа над ивановским «Зеркалом» должна быть круглогодичной»

Никто на Западе о существовании ивановского кинофестиваля «Зеркала» пока не знает, признается его программный директор

Роман Фонинский Тот факт, что вместо Сергея Лаврентьева программным директором отгремевшего с месяц назад  кинофестиваля «Зеркала» стал достаточно молодой журналист, кинокритик, фестивальный организатор Алексей Медведев, часть кинопублики изначально оценивала весьма осторожно. Идо сих пор  в киноманской среде звучат подчас диаметрально противоположные мнения о качестве конкурсной программы этого года. Впрочем, президент «Зеркала» Павел Лунгин с самого начала утверждал, что новая команда – необходимая часть работы по обновлению фестиваля, выводу его на некий «качественно новый уровень». О том, насколько удалось это сделать и можно ли сделать в принципе, мы предпочли узнать лично у программного директора. - Алексей, ваша оценка фестиваля «Зеркало-2011»? - Все фильмы, которые были показаны на фестивале, мне нравятся. Что естественно, иначе бы я их просто не отобрал для показа. Но главное впечатление, которое я получил за время, проведенное в Иванове,  – это то, что здесь очень хорошая, подготовленная публика. Когда на очередной показ «Андрея Рублева» набивается полный зал или на ретроспективу любимых фильмов Тарковского -  старые классические ленты - приходят по 200-300 человек, - это  мне кажется замечательным. Ведь фестиваль  делается не только для жюри и кинематографистов, но не в последнюю очередь и для публики. - Давая такие оценки, вы делаете скидку на провинциальность? - Никаких скидок. Напротив, для «Зеркала» мы сделали гораздо более радикальную или, лучше сказать, передовую программу, чем любой из московских фестивалей. Некоторые фильмы, которые в Иванове были показаны в конкурсе, - например, китайская «Канава», чилийский «Посмертно» или та же «Туринская лошадь» - это уже состоявшиеся международные хиты, но ни один столичный фестиваль не осмелился их пригласить. Возможно, организаторы сочли их слишком сложными для восприятия публики. Мы же, наоборот, не побоялись их показать, и, как выяснилось, оказались правы, так что Иваново тут почти что впереди планеты всей. Или, как минимум, вровень с нею… - То есть наши главные фестивали больше ориентируются на мейнстрим? - Посмотрите, какой фильм открыл 33-й Московский международный  кинофестиваль, и вы все поймете. (Это была фантастическая лента «Трансформеры – 3» Майкла Бэя – Р.Ф.) - Опираясь на ваш опыт работы на фестивалях разного ранга: в чем состоит специфика именно регионального российского кинофестиваля? - В регионах - и это вполне оправдано – делается особый упор на то, что фестиваль - это праздник. Организаторы нацелены на то, чтобы устроить людям некоторое радостное событие, которое  даст им почувствовать, что провинция ничем не уступает столице. Поэтому на региональных фестивалях гораздо больше внимания уделяется «красной дорожке», церемониям открытия и закрытия, приезду отечественных звезд… В остальном же в плане организации здесь нет каких-то особых сложно решаемых проблем. Ведь практика проведения крупных фестивалей в маленьких городках прекрасно известна и закреплена мировым опытом. Достаточно сказать, что и главный кинофестиваль планеты - Канны - проходит в городке, который еще 100 лет назад был маленькой  деревушкой. - Раз уж вы вспомнили о Каннах: как вы оцениваете тот факт, что на минувшем фестивале гран-при получила довольно скучная, по мнению многих критиков,  "квазифилософская" американская лента «Древо жизни»? Теперь арт-хаус, чтобы «пробиться»,  должен выглядеть так? - У меня лично на последнем Каннском фестивале был безусловный фаворит - фильм Аки Каурисмяки «Гавр». Очень жаль, что он не удостоился ни одного приза. Что касается главного решения жюри Каннского фестиваля  в этом году, то, наверное, это первый за десять лет вердикт, который вызвал у меня серьезные вопросы. Канны мне всегда нравились тем, что программа там строится и жюри приглашается таким образом, что лучший фильм, фильм-фаворит как бы изначально выходит на первый план. Это уже нюансы фестивальной драматургии – такая немножко закулисная вещь. Таким умением в особенности славился предыдущий программный директор Каннского фестиваля  Жиль Жакоб. Например, когда он приглашал фон Триера с его «Танцующей в темноте», то уже  становилось более-менее ясно, кто получит «Золотую ветвь». Жакоб так составлял программу и подбирал жюри, что, условно говоря,  «главный фильм» фестиваля  оказывался тем брильянтом, который обрамляли другие конкурсные фильмы. Нынешний программный директор фестиваля Тьерри Фремо этим умением не отличается. Конечно, Канны – по-прежнему самый сильный фестиваль. Но все же присуждение гран-при в этому году «Древу жизни» Терренса Малика – это, с моей точки зрения, ошибка. Но что касается определения «скучное», то тут все относительно. В Иванове, например,  перед показом фильма «Туринская лошадь» я был уверен,  что с него уйдет ползала, потому что его действительно сложно смотреть. А фильм в итоге прошел, что называется, «на ура»: люди стояли в проходах. Полагаю, что для тех, кто посмотрит подобный фильм, это станет не только неким интеллектуальным, но и глубоким эмоциональным опытом. Концептуальное кино в чистом виде меня не очень интересует – мне важно, чтобы фильм вас пробрал до костей. - О скандальном «пронацистском» заявлении Ларса фон Триера в Каннах нынче не высказался только ленивый. Ваше мнение? - Я смотрю на эту ситуацию изнутри, как фестивальный организатор. И мнение у меня может быть только одно – грандиозное сожаление, что это вообще произошло. И что в итоге крупнейший режиссер планеты порвал отношения с крупнейшим мировым кинофестивалем. Понятно, что не комильфо говорить о своих симпатиях к Гитлеру: нужно следить за своими словами. Но после того, как это случилось, имела место явно неадекватная работа и фестивальных организаторов, и агентов фон Триера. Необходимо было обставить это дело так, чтобы фон Триер принес созвал специальную пресс-конференцию, сказал бы, что его неправильно поняли, принес бы искренние, а не формальные извинения…  Тогда бы и разрыва не произошло. А так что же получается -  следующий Каннский фестиваль пройдет без Триера?.. - На ваш взгляд, уместно ли сегодня привносить в авторское кино элемент политической  провокации? В том числе и в российское? Ведь у нас интеллектуалы до сих пор считают  политизированность дурным тоном… - Ну, далеко не все российские интеллектуалы таковы. Например, на территории видеоарта действует группа «Что делать», которая регулярно выпускает свои радикальные «зонгшпили», один из которых, кстати, был показан и на этом «Зеркале». У нас есть режиссер Юрий Быков, показавший в Иванове филь «Жить». И хотя в этой ленте нет элементов политической провокации, но если вы пообщаетесь с самим режиссером, то поймете, что рано или поздно такого рода провокация от него воспоследует. Скажем, Паша Бардин снял несколько лет назад фильм «Россия 88», шум о котором  идет до сих пор. Мне лично интересна политическая провокация в кино. - Вы думаете, это может быть адекватно воспринято нашей публикой, несколько придавленной  пресловутой вертикалью власти? - Не будем обольщаться: аудитория фестиваля – это меньше 1% от обычной киношной российской аудитории. Так что это игра в бисер своего рода. И оценить ее может только подготовленная публика. Другое дело, что  если бы не было этого процента, то не было бы и культурной жизни в целом. И возник бы застой в том числе и в массовом кинематографе, который занимается тем, что активно «тырит» идеи у авторского кино и приглашает арт-хаусных режиссеров для съемок какого-нибудь очередного «Бэтмена»... - Ваше программное директорство на «Зеркале-2012» - вопрос решенный? - Думаю, он не решен ни для меня, ни для организаторов. Опять же, тут многое зависит и от моих личных планов: у меня есть предложения поработать в других странах… Но каким бы ни было мое решение, оно не будет продиктовано какой-то антипатией. - В любом случае вы уже сейчас можете хотя бы приблизительно спрогнозировать развитие «Зеркала».  Какое место он может занять в общей фестивальной табели о рангах? - Фестивальные категории – «А», «Б» и т. д. – давным-давно никого не интересуют. Когда вы пригашаете фильм, режиссера  или звезду в жюри, никто не спрашивает, какой категории ваш фестиваль. Да, Международная федерация продюсерских гильдий ФИАПФ (FIAPF - Federation International des Associations de Producteurs de Films) по-прежнему присваивает эти категории. И вроде бы почетно иметь категорию «А». Если задаться такой целью, то ее можно со временем получить, но это будет, как почетный диплом, который вы повесите на стенку. А к организации фестиваля он ничего не прибавит. На самом деле пресловутая категория «А» вовсе не означает, что фестиваль хороший. Это значит лишь, что он международный, что на нем есть конкурс, и что этот конкурс - не тематический (в отличие, например, от конкурса фильмов о собаках или о любви…). Но это, так сказать, техническая справка, а теперь по поводу ивановского фестиваля: ситуация тут, конечно, очень сложная. Прежде всего в связи с тем, что растет конкуренция фестивалей. Появляется все больше достаточно мощных агрессивных региональных  фестивалей с хорошим финансированием –  «Полярное сияние» в Мурманске, «Голоса» в Вологде, кинофорум в Санкт-Петербурге, куратором которого  является один из наших ведущих критиков Андрей Плахов, «Текстура»в Перми… Опять же, Московский кинофестиваль начинает работать, как мне кажется, более агрессивно. Я уже на собственном опыте ощутил, что борьба фестивалей за фильмы усиливается, а хороших фильмов при этом больше не становится. Скорее, их даже меньше, чем было, но, возможно, мой неоправданный пессимизм.. В любом случае отбирать фильмы так, чтобы это были премьерные показы хотя бы на территории России, становится все сложнее. - Что же в такой ситуации делать с ивановским «Зеркалом»? - Понятно, что профиль «Зеркала» диктуется его названием, тем, что он связан с именем  Тарковского. Учитывая еще и масштаб личности президента  фестиваля, «Зеркало» можно было бы сделать  своего рода международным клубом для ведущих режиссеров авторского кино. Если в следующем году удастся пригласить сюда в качестве гостей энное количество известных актеров, режиссеров, которые сознательно работают на территории авторского кино, и если им здесь понравится, то они потом станут рассказывать об Иванове своим друзьям и знакомым. На самом деле, круг ведущих киношных деятелей очень невелик – буквально человек сто.  Есть шанс, что тогда они охотно будут приезжать на этот фестиваль, чтобы смотреть фильмы, обмениваться мнениями…  Эта ниша в мире пока никем не занята. - Но для осуществления этой идеи  важна и материальная составляющая? - О бюджете фестиваля я совсем не уполномочен говорить:  я его даже толком и не знаю. Но точно скажу,  что это можно сделать и с нынешним бюджетом. Проблема тут в установлении репутации. Ведь чего греха таить, никто на Западе о существовании фестиваля «Зеркала» не знает. Тут я имею в виду даже не широкие круги, но  узкий круг профессионалов. Приходится объяснять им, что это такое – компаниям-дистрибьюторам, которые предоставляют копии фильмов,  агентам известных  людей, которых мы приглашаем в жюри… Чтобы о фестивале узнали в этом мире, нужно, как минимум,  три года. - Плюсом к пяти уже прошедшим? - Предыдущие годы мы не рассматриваем не потому, что я плохо к ним отношусь. Но  просто это  разные вещи – региональный праздник кино и международный фестиваль. Работа над превращением «Зеркала» в фестиваль именно международный до сих пор не велась. - Какова механика этого превращения? Нужны ли для этого специальные PR-кампании, агентства? - Боюсь, никакие PR-агентства тут не помогут. Во-первых, должна быть налажена постоянная работа со всеми кино-институтами,  кино-организациями у нас и за рубежом – всем им нужно разослать пресс-релизы, их представителей нужно выловить в Венеции, Берлине, Каннах, поговорить с ними, рассказать о «Зеркале», взять DVD для просмотра и т.п., и т.д.  Второй момент – когда ты приглашаешь фильм на фестиваль, ты так или иначе входишь в контакт с компанией-дистрибьютором, у которой в работе целый пакет фильмов. Нужно следить за ее планами, вести с ней переписку, отслеживать, что у них будет готово к следующему фестивалю. То же самое и со звездами или просто известными людьми в мире кино. Они общаются через агентов, которые представляют интересы нескольких десятков людей. И если вы, условно говоря, приглашаете на «Зеркало» Рэйфа Файнса, и ему здесь понравится, то, возможно, он расскажет своему агенту, как круто тут было. Как следствие, другие клиенты этого агента становятся нашими потенциальными гостями. Весь этот процесс, скорее, сродни «вирусному посеву». - Кто должен вести эту глобальную организационную работу? Должен ли это быть известный человек или не очень? - Конечно, известная фамилия для фестиваля всегда плюс. Скажем, ряд людей на это «Зеркало» приехали только благодаря личному приглашению Павла Лунгина. И сразу уточню: если мы делаем региональный праздник кино, то ничего это не нужно. Но если мы все же задались целью сделать полноценный международный фест, то самое главное -   у него должен быть круглогодично работающий офис. Причем в условиях современного мира совершенно необязательно, чтобы он располагался в Москве.  Могу привести пример небольшой международный фестиваль в Варшаве, который делает мой друг Стефан Лаудин: у них скромный 5-тикомнатный офис в центре Варшавы, где 20 человек круглогодично работают над организацией фестиваля, развитием его связей... У нас же после того, как закончился очередной фестиваль, о нем обычно долго никто не вспоминает. Например, меня пригласили делать  «Зеркало» этого года за три месяца до его начала. - Кто финансирует работу такого офиса? - Просто на это идет часть бюджета фестиваля. И это не так уж много – не 50% бюджета, возможно, процентов 10... - Для справки: у фестиваля «Зеркало» сейчас какая категория? - У «Зеркала» нет категории, присвоенной ФИАПФ.  В принципе фестиваль мог бы начать процедуру аккредитации, но, как минимум, по паре параметров «Зеркало» пока не может получить какую-либо категорию: первый – присутствие международной прессы, второй – мировые – европейские, международные - премьеры. О  последнем даже думать пока не приходится: трудно сказать, сколько лет потребуется для достижения этого показателя, но в любом случае не три года. - В случае реализации планов по развитию кинофестиваля, насколько это повлияет на статус Иваново? Отобьются ли, грубо говоря, вложенные средства? - А почему, как вы думаете, все регионы, как сумасшедшие, стали открывать свои фестивали, тратя на это свои бюджеты? Если говорить циничным языком, то фестиваль - это выгоднейшее вложение в PR. Вы, скажем, тратите полмиллиона долларов и получаете глобальный резонанс, огромное количество публикаций в прессе и т.д. Возьмите ту же Пермь: ну, кто пять лет назад думал о ней? А сейчас вы говорите «Пермь»,  и сразу люди вспоминают, что это претендент на звание новой культурной столицы России, что там и театры, и фестивали,  и музей современного искусства. И все это сделано за какие-то несколько лет. - Всегда интересно узнать, как человек заразился кино. Вас эта болезнь настигла при каких обстоятельствах? - Будете смеяться, но первый опыт, когда я понял, что кино может быть интересной штукой, был связан у меня с фильмом Тарковского «Солярис». По телевизору лет в 10 я увидел несколько кадров из него. С тех пор стал ходить в кино. - Вы как-то проводили параллель между «Солярисом» и «Звездными войнами»… - Так получилось, что «Солярис» стал для меня тем, чем являлись «Звездные войны» для многих подростков.  «Звездные войны» я увидел значительно позже. Но, кстати, раньше, чем мои советские сверстники. Это было в Болгарии году эдак в 1980-м, на большом экране. Пересматривал два раза! - Насколько программный директор кинофестиваля должен быть включен в жизнь кинотусовки, вариться в ее соку? - С профессиональной киносредой я не общаюсь. Я не включен в кинематографическое сообщество. Моя среда - это зрители и те люди, с которыми я знакомлюсь, работая над фестивалями. Хотя бывает и такое, что директора фестивалей являются светскими  звездами, дружат с фон Триером или Анджелиной Джоли. Но таких амбиций у меня никогда не было. Мне всегда интереснее посмотреть фильм какого-то конкретного человека, чем с ним поговорить. - Приезжавшие на «Зеркало» кинематографисты как один жаловались на все более усложняющуюся ситуацию в так называемом независимом кино… - Действительно, сегодня не вполне понятно, что остается делать независимым кинематографистам - либо плавно перейти в качественный мейнстрим и снимать с небольшими бюджетами романтические комедии, фильмы ужасов и проч., либо искать государственное финансирование и деньги спонсоров на авторские проекты. Кино сегодня находится в состоянии мутации. При этом много говорится про разные модели, которые позволили бы умному кино выживать. Одна из них, например, связана с развитием интернета, социальных сетей. Тут есть несколько вариантов. Первый - сбор средств онлайн, когда у режиссера появляются свои фанаты, и они по доллару жертвуют на проект своего любимца. Если таких фанатов несколько сот тысяч – набирается неплохая сумма. Второй вариант - – онлайн-дистрибуция. Эта идея у всех на устах, но денег она пока что на самом деле никому толком не принесла. Однако все чувствуют, что в какой-то момент эта модель все может серьезно изменить. Еще один вариант существования независимого кино - фестивальная дистрибуция. С этой идеей носятся многие фестивали, в том числе и фестиваль «2-in-1», который я делаю. Предполагается, что в этом случае фильм, отобранный на фестиваль, не показывается разово, а прокатывается под фестивальным трендом достаточно длительный срок. К сожалению, эта модель пока также работает не очень хорошо – из-за стоимости копий, из-за таможенных проблем с копиями зарубежных фильмов, которые фестивалю трудно решить. Ведь, например, те иностранные фильм, которые были показаны на ивановском оформлялись как на временный ввоз. То есть повезти их в другой город и показывать там мы уже не можем.  А для того чтобы оформить копии на постоянный ввоз,  уже нужно купить права. И для этого нужны дополнительные средств и т.д., и т.п. Решить эти проблемы поможет повсеместное введение цифрового показа - когда в каждом городе будет цифровой кинотеатр. Выглядеть это в итоге будет, например, так: некий независимый режиссер снял фильм в Нью-Йорке, загрузил его на сервер, а какой-нибудь человек в Екатеринбурге решил устроить фестиваль и показать на нем этот фильм. Он ввел пароль, скачал фильм на сервер цифрового проектора. Показал его в рамках единой программы фестиваля. В сети отображается количество билетов, проданных на фильм через кассу. И 10% от этой суммы автоматически уходят режиссеру на счет. При этой модели, способной помочь авторскому кино выжить, даже переговоров вести не нужно. А ключевой фигурой становится программный директор, куратор. Если у него есть репутация, то эта модель вполне может работать и зарабатывать. - Эта модель уже апробирована? - Она апробируется в США. Но пока что система традиционного проката приносит больше денег. Тем не менее активное применение таких моделей – и их масса - дело ближайшего будущего. - Создается впечатление, что в России положение авторского  кино хуже, чем за границей… - Да нет, я бы так не сказал. Все-таки была серьезная финансовая  поддержка Министерства культуры, которая позволила появиться новой волне российских режиссеров – Хлебников, Германика, Расторгуев, Костомаров и другие… Финансовое участие государства сыграло достаточно важную роль. Что будет с этой поддержкой дальше - не знаю… - Вопрос неловкий, но крайне занимающий местных киноманов: можно ли найти фильмы, показанные на «Зеркале», на «торрентах», в сети? - Ну, знаете, мы пиратство вроде как не поддерживаем… - Но люди «кормятся» с «торрентов» даже не от жадности, а потому, что часто это единственный способ получить нужную информацию… - Что ж, когда-то все смотрели пиратские видеокассеты, DVD: это казалось нормальным, но потом потихоньку сошло на нет. Теперь в Москве, по крайней мере,  купить пиратский DVD – уже проблема. Когда-нибудь и «торренты» цивилизуются: система останется той же, но просто возникнет плата за легальное скачивание. Подобное, кстати, уже произошло в России с крупнейшими видеопиратами: сегодня это одни из наиболее влиятельных и больших дистрибьюторских компаний... Для справки: Алексей Медведев родился 22 августа 1969 года. В 1989 - 1995 годах учился во ВГИК им. С.А. Герасимова на режиссерском факультете. С 1989 года работает в журналистике. Публикации в журналах "Искусство кино", "Театр", "Художественный журнал", "Премьер", Harper’s Bazaar, "Итоги", “Иностранная литература», в газетах  "Коммерсант", "Независимая газета", "Общая газета", "Ведомости". Статьи по теории и истории кино, философии, литературе и массовой культуре. С 2000 года занимается организацией кинофестивалей. Был, в частности,  членом отборочной комиссии Московского международного кинофестиваля, программным директором фестиваля «Завтра/2morrow». С 2010 года проводит международный кинофестиваль «Два в одном/2-in-1». На его счету также – фестиваль семейного кино в Екатеринбурге и работа над программой кинофестиваля в Астане (Казахстан).
15 Июля 2011, 08:29 +300

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...