Алексей Романов: «Я рос, ползая под пианино»

В начале 80-х, когда группа записала свой знаменитый магнитоальбом «Кто виноват», который разошелся по всей стране со скоростью вируса гонконгского гриппа, «Воскресение» было популярней «Машины Времени». Но и сейчас, спустя четверть века, у группы «Воскресение» масса поклонников самых разных возрастов. Вот и на ивановском концерте в зале почти не было свободных мест. Среди публики было много местных рок-музыкантов - от совсем молодых до ровесников отца-основателя «Воскресения» Алексея Романова. В программе, которая тоже носила название «Кто виноват», было исполнено много относительно новых песен. Однако самыми бурными овациями были встречены старые, проверенные временем хиты - «По дороге разочарований», «Радуюсь», «Снилось мне», «Я привык бродить один» и, конечно же, «Кто виноват». Эту песню зал пел с Алексеем Романовым вместе. Среди публики был и давний поклонник «Воскресения», губернатор Ивановской области Михаил Мень. После концерта у него даже состоялась встреча с музыкантами, что называется, без галстуков. Около часа я провел в ожидании возле гримерки легендарных рокеров. Мое терпение было вознаграждено. Несмотря на то, что музыканты очень торопились, лидер группы «Воскресение» Алексей Романов согласился дать небольшое интервью, которое получилось абсолютно эксклюзивным. - Алексей, когда вы впервые взяли в руки гитару, и что послужило побудительным мотивом? Музыка «Beatles», как для многих рокеров того времени? - На самом деле для этого было несколько провоцирующих моментов. Начать следует с того, что я вырос в музыкальной семье, и музыка окружала меня с самого детства. Я рос, ползая под пианино, а на нем постоянно, что-то играли и пели. Когда я дорос до состояния, когда сам мог сесть на стул, у меня появилась острая потребность потыкать пальцами в клавиши. Когда я впервые открыл крышку пианино, я чуть с ума не сошел от радости. Мой отец очень хотел, чтобы я аккомпанировал им цыганские романсы. Так у нас появилась первая гитара, которую я измочалил буквально в хлам. Потом, очень мощным ударом для меня был совместный концерт Эллы Фицджеральд и Луи Армстронга. После какого-то праздника мой дядя оставил у нас ламповый магнитофон «Яуза-5» и целую кучу бобин, среди которых был и этот концерт. Я затер его буквально до дыр. Были там и альбомы Элвиса Пресли, на которые я тоже очень сильно запал. Мне было тогда лет десять. А вообще, у меня было очень много родственников, двоюродных братьев и сестер, которые сами увлекались рок-н-роллом и давали его слушать мне. Так, что к моменту появления «битлов» я был уже достаточно подготовлен. Когда у меня появилась вторая гитара (первая к тому времени просто развалилась), я уже наработал достаточно серьезную технику. В 16 лет я играл в своей первой рок-группе. Это было счастливое время, когда не было разногласий между джазом, рок-н-роллом и эстрадной музыкой. Все эти стили находились в одном музыкальном пространстве. - Вы учились в институте в одной группе с Андреем Макаревичем. Даже играли в конце 70-х в «Машине Времени». Масса музыкантов из «Машины Времени» прошла через состав группы «Воскресение». Эта духовная близость с «машинистами» сохранилась по сей день. Совсем недавно показывали ваш совместный сейшн. А кто еще из рок-музыкантов так же близок вам по духу? - Ну, опять-таки нам повезло. Это было счастливое время, когда все играли со всеми. Сплошной непрерывный джем. Из московских людей мы очень дружны с музыкантами из «Аракса». Судьба сводила нас с ними не раз. Из Питера любимые музыканты - Костя Кинчев и Юра Шевчук, хотя они и не коренные питерцы. А из коренных очень люблю Сережу Данилова и Юру Ильченко. Кстати, Ильченко тоже прошел через «Машину Времени». - В начале 80-х у вас был настолько плодотворный тандем с Константином Никольским, что многие и до сих пор думают, что он выступает в составе группы «Воскресение». - А многие до сих пор думают, что Мао Цзедун глава Китайской народной республики... Пусть и дальше заблуждаются. У Кости свой сольный проект, а наша совместная работа – это уже слишком давняя история. - Многие рок-музыканты, начинавшие в 70-х- 80-х годах, любят говорить о том, как их гнобили, не давали играть, выгоняли из институтов и из комсомола. Но вы в начале 80-х пострадали действительно серьезно, получив за рок-музыку трехлетний срок. Как сформулировали обвинение в суде? - Частная предпринимательская деятельность. То, что через несколько лет стало основой нашей экономики. Так обозначили наши концерты, на которых мы зарабатывали какие-то не слишком уж и большие деньги. - Как на зоне отнеслись к появлению у них такого «уголовника»? - Я не был на зоне. Одиннадцать месяцев я отсидел на «крытке», сначала в Бутырке в Москве, а затем в Серпухове. Потом начались большие кремлевские похороны. Сначала один диктатор помер, затем другой. В результате мне заменили статью, и я вышел на условно досрочное освобождение. И я не стал бы однозначно говорить, что посадили меня тогда за рок-музыку. По большому счету она никого не интересовала. Министерство внутренних дел было доходней, чем Министерство угольной промышленности за счет глобальных конфискаций. У меня они конфисковали магнитофон «Комета», два кресла и неработающий проигрыватель «Корвет», за который потом на суде выдрали еще 170 рублей. Забрали и мою гитару Fender, достаточно дорогую. А вообще тот темный период я стараюсь не вспоминать. Ведь жизнь-то продолжается! Автор выражает благодарность Галине Николаевне Альпер за помощь, оказанную при подготовке материала. Андрей УДАЛОВ
27 Ноября 2006, 18:50 +366

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...