Андрей Звягинцев: «Я – счастливый человек!»

Известный режиссер о своей нелюбви к коммерции, «Звездным войнам» и госструктурам

 

Когда незадолго до начала VI фестиваля «Зеркало» выяснилось, что Кароль Буке не приедет, и место председателя жюри пока вакантно, то у киноманов не было и тени сомнения – эта «должность» аккурат для Андрея Звягинцева, режиссера, которого западная пресса называет одной из главных творческих величин русского авторского кино. Председателем в итоге стал «оскароносный» Роджер Кристиан. Но именно Звягинцев находился в центре внимания зрителей и прессы. О том, почему хороший фильм в кинотеатрах уже редкость и почему Звягинцеву не нравится быть «продолжателем традиций Тарковского», мы поговорили с режиссером, чудом улучив его в один из последних фестивальных дней.

Роман Фонинский (текст)

Мария Сибирякова (фото)

- Подозреваю, вас за эти дни измучили интервью…

- Если вы хотите спрашивать про «Елену» (последний фильм режиссера, показанный вне конкурса в Иванове), то да, мне это надоело со страшной силой. Я этим уже без преувеличения год занимаюсь...

- В день открытия «Зеркала» вы сказали, что впервые в вашей практике из десяти режиссеров, участвующих в конкурсе, знаете лишь одного. Это комплимент или скрытая ирония?

- Исключительно комплимент. Ведь оказывается, что тебе только мнилось, что ты все видел и все знаешь. Я  всегда считал себя прилежным зрителем: много фильмов посмотрел в Музее кино еще лет 20 назад и продолжаю это делать, хотя, возможно, уже не столь интенсивно, как в 1990-х.  И тут вдруг выясняется, что можно попасть на фестиваль, где из режиссеров-конкурсантов я не знаю почти никого. А ведь речь идет не только о дебютантах. Здесь я в очередной раз убедился, что все разговоры про спрос и предложение на кинорынке – это чушь собачья. Просто выкинуть нужно на помойку этих болтунов, которые заверяют нас в том, что зритель такое кино не поймет. И пичкают нас дерьмом, которое смотреть невозможно, вместо того чтобы показывать фильмы о людях, для людей и про людей - пусть сложные, требующие какого-то труда со стороны зрителя. Но зато фильмов тонких, трепетных и  транслирующих какие-то очень важные вещи в  зал. Это же определяющее в кино – учить нас деликатности, тонкому взгляду на человека… Я посмотрел на «Зеркале» 10 фильмов, среди которых 6 или 7 - просто замечательные, а некоторые и просто выдающиеся. Это такой мощный удар по сознанию - увидеть столько за четыре дня.

- Получается, вы сами – страстный киноман?

- Я делаю кино. Как я могу его при этом не любить? Хотя есть и режиссеры, которые любят свое кино, но не любят чужое…

- Не боитесь чужих влияний?

- Нет. Потому что эти, как вы говорите, «влияния» только делают меня сильнее, шлют мне особый сигнал. Когда видишь что-нибудь талантливое, то исполняешься уверенности в своем собственном следующем шаге, в том, что надо работать, действовать. Это как жизненная среда, то, чем ты питаешься. Для чего кинолюди собираются на таких фестивалях? Чтобы всколыхнуть в самих себе молчание: оно начинает себя как-то артикулировать, и в такой момент ты буквально дышишь этим… 

- Ваша собственная жизнь так и просится в американский байопик о «сбыче мечт» - можно сказать, из дворников в призеры Каннского фестиваля…

- Что ж, пусть голливудчики приезжают - я им все подробно расскажу (смеется). Пусть записывают и снимают.

- Любопытно, какой же переворот в сознании может вызвать такая социальная метаморфоза?

- У этой медали – две стороны. Да, можно сказать, что это переворот сознания, а можно, что все наконец стало с головы на ноги, так, как и должно быть. Это незабываемое ощущение, когда ты видишь этот ответ и понимаешь, что другие на протяжении многих лет просто морочили тебе голову,  что твой голос нужен,  его слышат, что он имеет право на существование. И тогда ты просто говоришь себе: ну, что ж,  поехали дальше. Второе ощущение – это страх второго спектакля. Я изначально театральный человек и знаю, что это такое. В театре считается, что второй спектакль всегда терпит провал, а на третьем все снова как-то уравновешивается. И после победы фильма «Возвращение» в Каннах мне все – и коллеги, и журналисты – в один голос говорили: что же вы теперь будете делать? Это же такой ужас – снимать после подобного успеха следующий фильм!.. Но хотите верьте - хотите нет: когда мы вошли в работу над «Изгнанием», все страхи отступили мгновенно. Я забыл и думать о них!..

 - Как вы относитесь к критическим статьям о вас: кажется, в России (в отличие от западной прессы) они не всегда лицеприятны?

- Я не читаю критиков - ни местных, ни иностранных. Мне иногда только рассказывают, что вот была хорошая критическая статья там-то или там-то. Какое мне, собственно  говоря, до этого дело?

- Но разве от хорошей прессы не зависит развитие карьеры, прокат и прочее?

- Думаю, это все зависит только от сарафанного радио.

- У члена жюри фестиваля имени Тарковского трудно не спросить, как вы относитесь к тому, что вас не раз называли прямым продолжателем традиций и чуть ли не подражателем этого великого режиссера?

- Давайте пропустим этот вопрос. Я его терпеть не могу. Не будем тратить на это время. Дело в том, что… (пауза). Да просто ерунда это все.

- Программный директор прошлогоднего «Зеркала» Алексей Медведев говорил, что для  него «Солярис» и «Звездные войны» в детстве были явлениями одного увлекательного порядка… Для вас возможно такое актуализированное восприятие высоколобого кино?  

- Вот поэтому я и не понимаю кинокритиков, и наших в особенности. Они для меня загадка, как та планета, к которой летит звездолет из этого нелюбимого мною фильма. Я имею в виду «Звездные войны». Я не понимаю его фанатов. Просто в недоумении…  (Любопытно, что как раз в этот момент неподалеку стоял коллега Звягинцева по жюри, его председатель Роджер Кристиан, работавший в том числе и над несколькими частями «Звездных войн»…- Р.Ф.)

- Вы принципиально не воспринимаете коммерческое кино?

- Да нет, я смотрю его. Но то, как резко я говорю о нем сейчас, сопряжено с тем, что нам под видом нормы подсовывают совершенно ненормальную ситуацию: коммерческое кино  занимает все пространство, а авторское  - слишком сложное, поэтому аудитории у него нет. Мол, так и должно быть. Но ведь зритель - не дурак! Идет понижающая селекция, когда продюсер думает, что только такое разудалое и «ух какое» кино соберет кассу.

Оно и изгнало из кинозалов то кино, которое действительно нужно людям. Человеку, а не монстру с попкорном, которому бы только пожевать да похохотать, получить инъекцию адреналина. Я не против этого, но должна же быть какая-то соразмерность. Сколько

можно смотреть про вампиров? А молодые люди смотрят и думают, что это и есть хорошее кино. 

- На ваш взгляд, интернет-трекеры – зло или благо для кинофила?

- Я к этому явлению отношусь с осторожностью. С одной стороны, интернет-пиратство обогощает тунеядцев и проходимцев и милицию, которое это все прикрывает. Плюс отнимает средства у тех, кто фильмы снимает. С другой стороны,  у людей есть возможность посмотреть хорошее кино. И у некоторых режиссеров авторского кино такая позиция – главное, чтобы увидели. Знаете, есть такой анекдот: грубо сейчас скажу, извините, но эдак мы дое… до мышей. Скоро дойдем до того, что будем на фотоаппарат снимать в одной комнате своих приятелей вместо профессиональных актеров. Я это специально подчеркиваю, потому что в программе «Зеркала» как раз был фильм, снятый в одной комнате. И очень талантливый фильм. Но это, скорее, исключение.

Да, можно снимать и ручной камерой, но это все же девальвация профессии и качества. Опять же, если у тебя такой проект о войне, как фильм Лозницы, то ты за три копейки его не снимешь. А если все же решишься снимать, то невольно начнешь снижать качество материала, проработки, костюмов – всего-всего. И невольно будешь приучать к этому аудиторию.

Лично у меня две позиции на этот счет: я не вовлечен в индустрию в том смысле, что я - не участник прибылей. В этой стране все авторы ни черта не получают…  И я был бы заинтересован, скорее, в том, чтобы зрители хотя бы в интернете увидели мои фильмы.  Но в то же время я считаю, что это тупиковый путь и его нельзя поощрять. Это отъем, по сути. А заплатить 200-300 рублей за билет – это значит,  сделать пожертвование в копилку будущей моей работы…

- Да, если бы ту же вашу «Елену» крутили у нас в кинотеатрах…

- К сожалению, я не понимаю, почему фильм «Елена» до фестиваля не был показан в Иванове. Не понимаю, чем руководствуются люди, которые определяют репертуар кинотеатров. Они заняты только деньгами. А в итоге - неухоженные кинозалы: неприятно находиться в этом пространстве. Куда же деваются деньги, если боевики приносят кассу? Хотя бы сортиры, что ли, починили на эти деньги…

- В вас вкладываются наши или западные продюсеры?

- Да, наши. Но не государство: его денег у меня еще не было. Я - счастливый человек: знать не знаю, что такое государство и не хочу с ним иметь ничего общего. Унижаться перед ним, заискивать, просить… - пока меня эта участь, слава Богу, миновала... 

 

Для справки

Андрей Звягинцев родился 6 февраля 1964 года в Новосибирске. В 1984 году окончил Новосибирское театральное училище (курс Льва Белова). В 1990 году окончил актерский факультет ГИТИСа (курс Евгения Лазарева). Как актер работал в независимых театральных проектах. Сыграл несколько эпизодических ролей в телесериалах и фильмах.

Некоторое время, не имея актерской работы, работал дворником.

В 2000 году дебютировал как режиссер игрового кино, сняв на телеканале REN TV в рамках сериального цикла «Черная комната» короткометражные новеллы: «Бусидо», «Obscure»,  «Выбор».

В 2003 году снял фильм «Возвращение». Картина завоевала главный приз – «Золотого Льва» – Венецианского фестиваля, а также приз «Золотой Лев Будущего» за лучший режиссерский дебют – с формулировкой «очень тонкий фильм о любви, утрате и взрослении». Кроме того,  фильм получил премию Европейской киноакадемии «Феликс» в категории «Европейское открытие года», премию «Ника» в категории “Лучший игровой фильм»,  множество других наград и был продан для проката более, чем в 70 стран.

Следующий фильм «Изгнание» получил награду «за лучшую мужскую роль» (актер Константин Лавроненко) на Каннском кинофестивале 2007 года.

В 2011 году  третий полнометражный фильм Звягинцева «Елена» получил специальный приз жюри в программе Каннского фестиваля «Особый взгляд».

06 Июня 2012, 08:12 +311

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...