Дмитрий Бозин: «К Богу на чертовом колесе»

Ведущий артист театра Романа Виктюка – о красоте, судьбе и птеродактилях

Евгения Кочеткова [текст]

Мария Жуйкова [фото]

 «Он упал с неба, или из океана выплыл, или просто метнулся по времени - то ли из средневековья, то ли из ренессанса. Со звездной пылью за плечами, с улыбкой дельфина, со спокойным взглядом менестреля, готового к бою и песне, с затягивающими зрачками, в которых миры, и с острым вкусом любви на губах», - этими словами Дмитрия Бозина как-то поздравляли с днем рождения, и сложно выразиться точнее. 20 января артисты театра Романа Виктюка на ивановской сцене сыграли чеховскую «Чайку» в постановке кино-театральной инициативы «Экспериментальный проект Павла Карташева» / Vox scaenica e.V. (M?nchen, Deutschland). Ружье не висело на сцене, но все-таки выстрелило:  спектакля, равного этому по энергетике, в Иванове не было давно.

 – Дмитрий, из декораций в вашем спектакле только розовые лепестки. Какая роль им отведена?

– По задумке режиссера мы находимся на том свете, среди неживых людей, и живая природа используется как образ чего-то желанного и недостижимого. Природное выделяется цветной краской на черно-белом фоне всего остального действия. Живое контрастирует с мертвым, простое – со сложными монологами. Сегодняшние розы – удачная случайность. Помню, когда мы играли «Чайку» в Петербурге, перед спектаклем нам принесли очень красивую ветвь винограда. Ягоды были крупные, сочные, и я не смог отказаться от искушения вытащить их на сцену. В результате вся игра была построена вокруг этой грозди. Зная об этом случае и о том, что мы легко идем на эксперименты, организаторы спектакля в Иванове принесли нам огромную корзину розовых лепестков – «может быть, из этого что-то получится». Получилось удачно. Во-первых, очень красиво, во-вторых, в тексте пьесы очень много слов о цветах. Я обратил на это внимание только сейчас! Послушайте: и «..Я обираю пыль с лучших своих цветов» (слова героя «Чайки» Тригорина – Е. К.), и тургеневские цветы (спектакль постоянно отсылает зрителя к другим произведениям и другим писателям – Е. К.). Возможно, мы еще раз сыграем этот спектакль с розами. А может, это больше никогда не повторится.

 «Я язычник»

 – А вы сами какие цветы любите?

– Больше всего я люблю экзотические, экваториальные цветы. Сочные, в которых много влаги, жизни и силы. А розы тоже, кстати, люблю. Розы – они же как звери. Я язычник. Мне нравится первородная, доисторическая красота! Я в восторге, например, от рептилий – живых динозавров.

 – Тут и «Черепаху» вспомнить можно…

– И «Черепаху», конечно же! («Черепаха» – авторский проект Дмитрия Бозина, в котором артист выступает со своими стихами, а пианистка Анастасия Животовская аккомпанирует ему – Е.К .). Дикая, живая, «птеродактильная» история – это мое.

 – Вы сказали, что вы язычник. Что это значит?

– У меня религиозное отношение к природе. Я слышу через природу Бога и людей. Постижение глубины взгляда кошки. Постижение глубины взгляда дельфина… Природа для меня одухотворена. Отношения мужчины и женщины я тоже воспринимаю не как физический придаток к духовному развитию, а как само развитие. У нас почему-то принято категорически разделять духовное и физическое, при этом полагая, что духовное намного выше физического. Но почему? Церковь родилась из живых отношений людей. Люди впервые почувствовали духовность, живя в лесу. Храмы строили язычники, и только потом ими стали управлять неязычники. Они выгнали язычников из построенных ими храмов и заявили что-то вроде этого: «Ребята, вы примитив, мы высшая каста». Если бы все соединилось, было бы правильнее.

 – Значит ли это, что вы против храмов в их обычном виде?

– Нет, даже наоборот. Храм – высшее творение человеческой духовности. Церковная музыка – высшее достижение человеческой духовности. Орган – это самый совершенный инструмент, который лучше всех может постигнуть человеческую суть, его нутро. Но когда отношения мужчины и женщины упрощают, называя примитивными, меня коробит. Ради этого еще в детстве я сказал себе: «Я язычник».

 «Декораций – никаких»

 – Если вернуться к «Чайке», чем эта работа отличалась от других проектов?

– «Чайка» открыла новое пространство, позволив поработать с новой командой – с девчонками, с которыми мы проживаем жизнь на сцене. Это для меня даже важнее, чем сам факт прикосновения к Чехову, которых были тысячи и будут еще миллиарды.

 – Какие задачи перед вами ставились режиссером и почему этот спектакль позиционируется как «первая авторская редакция»?

 – Мы предприняли попытку рассказать всем известную историю с точки зрения Треплева – героя, который погибает, молодого бунтаря, человека, который действительно не хочет никаких декораций. Это же есть в самом тексте: «Декораций никаких». Таково было его, чеховское условие! А уже остальные мастера потом поставили помост, декорации  и сыграли на них свою «Чайку» много-много раз. И всем стало казаться, что если ты надел костюм чеховской эпохи, то оказался как бы «там». Это классический ход, который никогда никого не смущал. А ведь против этого восстает полпьесы и главный персонаж. Все происходит в чуждом ему пространстве.

 – А в каком пространстве существуют ваши персонажи?

– Мы не стали особенно акцентировать на этом внимание, но в пьесе есть уникальный цикл. Первые реплики в пьесе: «Отчего вы всегда ходите в черном?» – «Это траур по моей жизни». А последняя реплика, под занавес: «Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился...» Начало и финал идеально замыкаются в кольцо! От этого мы и оттолкнулись. Знаете, Федерико Гарсия Лорка сказал: «В европейском театре когда наступает смерть, занавес опускается. Но в Испании со смертью занавес только поднимается». Вот так и мы чуть-чуть по-испански подошли к вопросу. После смерти Треплева мы приходим к нему ТУДА и спрашиваем его: «Зачем?..»

«Аватар» – это про меня»

 – Вы бываете в театре как зритель? Что вам запомнилось из последнего?

– Я очень много смотрю модерн-балетов. Балетные хореографы сейчас открывают очень много новых образов. Как хореографам, так и мультипликаторам чуть легче отстраниться от заданных форм, проще вскрывать все под другим углом. Очень понравился балет Форсайта «Херман Шмерман», завтра пойду на «Чайку» Джона Ноймайера в театре Станиславского.

 – А если говорить о кино?

– «Воображариум доктора Парнаса». «Алиса в Стране чудес» – потому что это история о том, как фантазия используется не для того, чтобы уйти от проблем, а наоборот. Убив дракона, девочка, уже взрослая, спрашивает: «Где там у вас Китай?». Она понимает, что, когда в твоем воображении дракон побежден, здесь, на земле, тебе уже ничего не страшно.

 – Еще вы много говорите в своих интервью про «Аватар»…

– Мои друзья подметили: «Понятно, почему ты так защищаешь «Аватар». Потому что это кино про тебя!». Да, это правда.

 – Кино про человека с другой планеты?

– Вот вы думаете, что «Аватар» – это не про вас, а про другую планету. Но это не так… Год назад в центре Харькова вырубали столетние дубы. А лес – это живое пространство, которое заботится о вас и лечит лучше любого врача. Джеймс Кэмерон говорит про те же дубы. Он говорит: «Вы убиваете свою планету». В «Аватаре» есть фраза: «На Земле уже ничего нет. Они хотят убить и вас». Почему-то это стало основной задачей нашей цивилизации – уничтожить племена, лишить их корней. Это не сказка и не бред наркомана.

 – Из трех фильмов, что вы упомянули, два сняты в формате 3D. Как вы относитесь к нему?

– Я не обращаю внимание ни на очки, ни на объемное пространство, я смотрю только идею. Естественно, что люди развиваются, хотят видеть больше, приблизить «цифру» к тому, что видит человеческий глаз. Зрители не хотят видеть экран – они хотят видеть мир. И нет выхода из лабиринта знания. Человек все дальше и дальше углубляется в этот лабиринт. Просто этому не нужно придавать такого серьезного значения.

 – То есть 3D – это просто техническое развитие, по сути ничего в кино не меняющее?

– Когда-то перспектива в изобразительном искусстве Возрождения была настоящей революцией. 3D это тоже всего лишь новый этап технического развития. Другой вопрос, привносит ли новая форма в текст кинопроизведения новое содержание и новую глубину. Нет. Не случайно считается, что плоская икона гораздо мощнее действует, чем картины с перспективой.

 – Как же зрителю теперь ориентироваться в мире кино?

– 3D дает возможность побывать в зазеркалье. Нужно «путешествовать» туда и обратно. Смотреть обычные и объемные фильмы. Пример – виниловые пластинки. Слушать их интереснее, чем цифровые диски, потому что они мощнее по внутренней энергии. Но это вовсе не значит, что МP3 плох, а 3D чем-то опасно для кино. Абсолютно прав Дэвид Линч, когда говорит: «Снимайте на цифровую камеру, снимайте на маленькую домашнюю камеру, только снимайте КИНО!»

 «Я иду по коридорам судьбы»

– А вы сами работаете сейчас в кино?

– Нет, потому что нет ни одного свободного дня. У меня есть время только упасть, проснуться и пойти дальше. Значит, Бог распорядился сейчас иначе. Он направил меня в другую колею, и я не могу ни шагу сделать из нее в сторону. Я верю, что высшие силы хотят забрать меня всего, чтобы потом куда-то направить. Это произойдет, когда все, что у меня есть сейчас, будет отнято. Когда ты уже совершенно отчаиваешься, когда ты думаешь, что мир для тебя закрылся, внезапно открываются другие двери.

 – Что значит мир закрыт?

– Это зависит от работы.

 – Есть работа – мир открыт?

– Не совсем. Есть люди, которые пишут «в стол», есть актеры, которые играют «в стену». В этом году написал такое стихотворение:

Рогом упремся, как влюбленный морал,

Чудом спасемся как Одиссей,

И снова поедем на карнавал

К Богу на чертовом колесе.

 – Вы часто говорите о Боге. Значит ли это, что вы верите в судьбу?

– У меня не было шанса в нее не верить. Я человек, движущийся по удивительным коридорам и ободам судьбы. Они крутятся так, что я поражен. В первую очередь, удивительными совпадениями. Например, моя приятельница как-то хотела написать статью о «Короле-Арлекине» (один из спектаклей Романа Виктюка, в котором играет Дмитрий Бозин – Е. К.) и прочла публикацию другой журналистки, в которой были слова: «Только вот одного не поняла – зачем Пина Бауш». То есть зачем в спектакле отсылка к великому хореографу Пине Бауш. Просто так, ни для чего моя знакомая пишет «В Контакте»: «Почему Пина Бауш?» И вдруг ей другой человек, не видевший «Король-Арлекин», не понимающий, откуда такой вопрос, дает ответ: «Да потому что разучились любить. Потому что не слышим друг друга. И если где-то эта тема и раскрыта, так в кафе «Мюллер» Пины Бауш». А у нас все в спектакле посвящено именно кафе «Мюллер»! Не знающий ответа человек дает верный ответ! Это значит, что ответ дает не он! Отвечает Бог! Таких моментов, которые я наблюдал в своей и чужой жизни, огромное количество. Называется ли это судьбой?.. Да, в том числе и судьбой…

02 Февраля 2011, 19:53 +738

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...