Джоди Бибер: «Оказывается, у вас есть торговые центры, обычная жизнь…»

Всемирно известный фотограф о ломке стереотипов, моде на фото и «новых южноафриканских»

Роман Фонинский В Иванове побывала фотограф из ЮАР, неоднократный победитель международного конкурса World Press Photo Джоди Бибер. Снимком, принесшим ей всемирную известность, стал шокирующий портрет Биби Айши, афганской девушки, которая в 12 лет была отдана в семью талиба и которой отрезали нос и уши за то, что она сбежала от мужа. Победив в 2010 году в World Press Photo, это фото также появилось на обложке журнала Time. Также среди наиболее известных серий ее фото – «Между собаками и волками» и «Естественная красота».  В Иванове Джоди работала над новым проектом по заказу Агентства РИА Новости.  Несмотря на насыщенный рабочий график Джоди согласилась дать эксклюзивное интервью Ч.ru. - Вы любите работать в исламских странах,  хотя  к ним  неоднозначное отношение в мире, в том числе и в России.. Это вызов, эпатаж или искренняя симпатия?  - Никакого эпатажа. Просто для меня это очень интересно. Даже не могу сказать, почему. Возможно, потому, что в этих странах, в отличие, например, от Европы, есть что-то очень живое. Скажем, я просто влюблена в Пакистан… К тому же, я родом из Южной Африки, а там нет такого панического страха перед мусульманами, как в США или Европе. Я считаю, что на Западе этот страх перед мусульманским обществом изрядно преувеличен: там исламский мир ассоциируется в первую очередь с терроризмом и войной. Но ведь далеко не каждый мусульманин – экстремист. Проблема в том, что когда мы слышим о какой-нибудь стране в новостных выпусках СМИ, например, о том же Пакистане или России, то оказываемся во власти предлагаемых нам стереотипов. И складывающееся в итоге представление, мягко говоря,  не всегда правдиво. Только приехав в эту страну, вы можете узнать правду. Ее поисками я и занимаюсь. - Какие западные стереотипы о России вы смогли разрушить, прожив несколько недель в Иваново? - Конечно, я в первую очередь концентрировалась на работе над своим новым проектом. Но это не значит, что я не обращала внимания ни на что другое. Я встретилась со многими удивительными женщинами, каждая со своей интересной историей. Они, кстати, оказались очень гостеприимными. И я не видела ни алкоголизма, ни картин вопиющей бедности, которые часто фигурируют в западных СМИ. У вас же все нормально! У вас есть торговые центры, обычная жизнь… Этого в медиа как раз не показывают. - Не кажется ли вам, что нынешние ситуации в России и ЮАР немного похожи: и у вас, и  у нас в 1990-е все как бы началось с чистого листа… Интересно, «новые южноафриканские» у вас тоже есть?  - У нас уже выросло новое поколение: их называют  «рожденные свободными» (первые демократические выборы в ЮАР прошли в 1994-м – Р.Ф.). Они очень отличаются от поколений, выросших при апартеиде: все то, что касается экономического благополучия -  богатство, мода, машины  - является для них мотивирующим фактором. При этом они не очень интересуются политикой. И еще есть так называемые «черные бриллианты»: это чернокожее население, ставшее средним классом  -  с дорогими мобильными телефонами, прекрасными машинами и домами. Но я думаю, что в какой-то степени в ЮАР осталось что-то еще окончательно не  забытое из времен апартеида. И это периодически возвращается к нам сегодняшним. Возможно, то же самое происходит и в России, хотя мне сложно судить: я не знаю, какой ваша страна была раньше. - Как меняется жизнь фотографа, когда его снимок появляется на обложке Time? - На самом деле почти никак. Моя жизнь вся та же. Я - фотограф-фрилансер: иногда работа есть, иногда ее нет. Те же заботы, волнения о финансах и прочее. Денег тоже больше не стало. Последние два года я провела в дороге, давая интервью журналам и телеканалам, участвуя в обсуждениях. Правда, теперь люди узнают меня, как того самого фотографа, который сделал снимок Биби Айши. Вот только о других моих фотографиях они практически ничего не знают. - Вы знаете, что сейчас происходит с героиней вашей самой известной фотографии? - Она покинула Афганистан: из приюта для афганских женщин уехала в Кабул, оттуда перебралась в Нью-Йорк. Сейчас она живет в США, в афгано-американской семье. Пластические хирурги реконструировали ей нос, в дальнейшем будет проведена и реконструкция ушей. У нее совершенно новая жизнь. Это все, что я знаю. После ее переезда в США я виделась с ней лишь дважды. - Этот переезд оказался возможнее лишь после вашего снимка? - Ну, не знаю. Я не заостряю внимание на этом. - Фотограф – это только сторонний наблюдатель или он должен вмешиваться в фиксируемые им события? - Я верю в то, что мы интерпретируем то, что снимаем. Я не говорю о тех фотографах, которые работают для новостей, на BBC, CNN, Аль-Джазира. Хотя даже они, если приглядеться, имеют определенный взгляд на события, которые освещают в зависимости от повестки дня. - Скажем, вы оказались в ситуации, когда можете сделать гениальный снимок или вмешаться в  ход действий, возможно, предотвратить несправедливость, но упустить момент для снимка. Ваш выбор? - Я бы вмешалась. Тут для меня нет места для сомнений. Я не настолько одержима фотографией: ведь хороших снимков может быть еще много… - Вы используете какие-то программы для обработки своих фотографий? - Только фотошоп, но не для того, чтобы добавить в снимок человека или птичку, что-то в нем глобально изменить, а для того, чтобы сделать снимок светлее или темнее, контрастнее и проч. А вот в любимом многими инстаграмме меня нет. Мне просто непонятно, переходят ли к этому ресурсу права на собственность фотографии после того, как человек его туда выкладывает. - Как вы относитесь к нынешней повальной моде на фотографирование? Люди постоянно что-то снимают и тут же сотнями выкладывают фото в социальные сети… -  Думаю, это потрясающе. Благодаря этому можно увидеть жизни простых людей в их собственной интерпретации – происходящее с ними на самом деле их собственными глазами. Особенно ценно это в случае со странами, о которых СМИ сейчас дают противоречивую информацию: скажем, Сирией или Египтом. Да,  я знаю, что некоторые фотографы-профессионалы восстают против этого поветрия: мол, такие любительские снимки обычно сделаны недостаточно качественно. Но, например, в Сан-Франциско был случай, когда пассажир самолета, который терпел крушение, сделал в этот момент снимок происходящего. О каких претензиях по качеству тут можно говорить? Такие фото ценны совсем другим…
31 Июля 2013, 08:57 +310

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...