Гарри Бардин: «Продюсерам проще считать зрителя быдлом»

Из своего детства представители власти вынесли, видимо, лишь «Ну, погоди», подозревает классик анимации

Роман Фонинский

Бардин-старший давно уже причислен к пантеону советско-российских классиков от анимации.  Причем совершенно заслуженно: «Брэк», «Адажио», «Кот в сапогах», «Серый Волк энд Красная Шапочка»… - список хрестоматийных мультфильмов, сделанных им, крайне обширен, что не мешает иным родителям включать его полностью в домашнюю видеотеку – для «воспитания чувств» потомства и собственного удовольствия.

В Иванове в «зеркальные» дни был показан полнометражный мультфильм Бардина «Гадкий утенок», после чего классик нашел время пообщаться и с прессой. Правда, в итоге Бардину-старшему в ответах «ассистировал» его сын Павел Бардин - молодой, но уже достаточно известный режиссер. При этом отец и сын являли собой весьма колоритную пару, наглядно подтверждающую, что ирония – видимо, одна из врожденных мутаций.

 

 

О современной российской анимации

Это плач Ярославны... У нас власть так и не поняла настоящего назначения мультипликации, не ощутила ее, как вид искусства. Из своего детства ее нынешние представители вынесли лишь «Ну, погоди», а вопрос личных пристрастий тут важен. Допустим, Путину нравится «Любэ», и это тоже курс нашей культуры определяет.  А в анимации власть определилась, дав госпремию сериалу «Смешарики», милый мультсериал, но не более того. Смешно, но в советское время это было бы невозможно:  тогда премии давали Норштейну за «Ежика в тумане», Хитруку за трилогию о Винни-Пухе. Между тем мультипликация - это первая изобразительная форма, вид искусства, который появляется в жизни маленького человека. И от того, что он первым при этом увидит, во многом зависит его дальнейшее мировосприятие.  Во Франции, например, есть такая акция - «первый сеанс», когда детишек впервые приводят на мультсеанс. Их специально для этого готовят, и анимацию специально подбирают. Мою «Чучу» на одном таком сеансе показали: для меня это было счастье. И это огромная ответственность. Вот, скажем, своего сына, сидящего сейчас рядом, я некогда привел впервые в театр  Образцова на спектакль «Веселые медвежата» (в этом театре Гарри Бардин в 1970-е работал режиссером – Р.Ф.), а в итоге отбил у него охоту к театру на много лет.

О «полном метре»

У нас рынок продиктовал «полный метр». Режиссерам стало понятно: чтобы быть увиденным, нужно попасть в этот формат (слово, которое я терпеть  не могу) Между тем мультипликация (и наша в первую очередь) ценна своей метафоричностью, выразительностью и краткостью. Трудно представить себе того же «Ежика в тумане» длительностью в два часа, снятого так, можно сказать, по-сакуровски - чтобы одна панорама растянулась на полчаса и чтобы уж больше неповадно было зрителям после этого в кино прийти…  («Зря ты на фестивале «Зеркало» такое говоришь, - заметил тут иронично Бардин-сын. - Надо бы отмотать». «Я же сказал «Сакуров», а не «Тарковский», базар фильтрую, - не менее иронично парировал Бардин-отец).  В современной ситуации короткие мультфильмы  – это разве что фестивальная орбита: на ТВ их не покупают, поскольку не выгодно. Ведь мультфильмы нельзя прерывать рекламой.

О «Гадком утенке» и не только

Какие-то из наших полнометражных мультфильмов хуже, какие-то –лучше. Вот все эти православно-патриотические квасные ленты – «Алеша Попович…» и проч… Я называю это «квас в бутылках из-под «Кока-колы». Сделано вроде бы по лекалам западной анимации, на которую подсел наш зритель, но заодно притянули сюда и патриотическую тему. Насколько это наше? Не уверен.

Сам грешен - сделал первый и, вероятно, последний в свой жизни полный метр – «Гадкого утенка». Последний, потому что я – не Кощей Бссмертный, чтобы на один мультфильм выбрасывать по 6 лет жизни. Почему столько? Только одна работа над пластикой, хореографией фильма заняла более полугода: я слушал каждый музыкальный фрагмент, пока не возникало в голове движение, которое в этот момент должен совершить персонаж.  Потом шло производство – это тоже долгий период: ведь нужно было подготовить  более 400 кукол, сделать декорации. Затем три года шли съемки и «постпродакшн». Если у Спилберга на студии работают 1200 человек, то у меня - 25. Кстати, в Европе изготовление такого мультфильма обошлось бы в 20 млн евро. Мы сделали это за 1,5 млн долларов. Вот какие мы дешевые ребята! (смеется) Правда, государство дало миллион. Остальное я собирал сам: ходил с протянутой рукой.

Забавно, что сначала «первый» и «второй» каналы отказались от показа «Гадкого утенка».  Но сейчас вроде бы Эрнст хочет показать ретроспективу моих фильмов. Посмотрим, что из этого выйдет.

О прокате

Я буквально навязывал свой фильм прокатчикам. И только одна фирма снизошла посмотреть мой материал. «Ну вы же искусством занимаетесь, - сказали в итоге. -  Нам бы что-нибудь поглупее…».  Но потом все же снизошли и до проката: не вложив ни копейки (все 117 копий я сам напечатал), не сделав рекламы, бездарно прокатали и даже то, что удалось собрать (хотя явно и в отчетах наврали), в результате не заплатили. Создали другую организацию и - с концами. Кинули это называется… («К сожалению, эта история типична для нашего проката», - подтвердил Павел Бардин).

О «быдле»

У прокатчиков и телевизионщиков абсолютно превратное представление о нашей публике. Им просто легче играть на понижение:  это проще и доходнее – говорить, что наш народ -  быдло опустившееся и спившееся,  что все, что ему нужно, – Петросян и проч. . И вдруг по «Культуре» показывают документальный фильм с Лилией Лунгиной  «Послесловие» (между прочим мамой президента вашего кинофестиваля). И рейтинг просто зашкаливает! Просто люди слышат умное интеллигентное повествование о своей жизни, которое сопрягается с жизнью страны: косноязычная женщина (еще более чем  ее сын, хотя трудно быть более косноязычным) начинает рассказывать об этом, и ты не можешь оторвать взгляд от экрана. Потом этот же докфильм  показывают по «второму» каналу, и опять бешеные рейтинги! Так кто же тут быдло?..

Об отцах и детях

Мы с сыном порой спорим. Но говорить на профессиональные темы нам очень приятно. По его словам, моя оценка того, что он делает, ему крайне важна – и это приятно вдвойне. Конечно, мне льстит, что он талантливый режиссер, но я бы его любил не меньше, если бы он был, скажем, ассенизатором. И, приходя домой, рассказывал бы не о снятом фильме, а том, как здорово он сегодня начистил сортир! Думаю, я бы его тоже с интересом выслушивал.  («Но уже без обниматушек», - вкрадчиво заметил тут Бардин-сын, чем вызвал очередной взрыв веселья у аудитории…).

 

08 Июня 2011, 10:50 +136

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...