Как настоящие, только лучше

Роль вещей в театре

Марина Москалева

 Много веков люди восхищаются театром, сопереживают актерам, смеются и плачут вне зависимости от того, сидят ли они в обитой бархатом ложе императорского театра или на грубых скамьях армейского клуба. Магию спектакля создают не только актеры, но и декорации, костюмы, реквизит. Все то, что помогает погрузиться в атмосферу пьесы. В канун Международного Дня театра некоторыми театральными секретами с нами поделилась главный художник Ивановского музыкального театра Валентина Новожилова.

 По законам сцены

Все это великолепие – и декорации, и реквизит, и костюмы – существует не по законам чистого искусства, которым можно восхищаться просто так. Эти вещи должны «работать» на общую идею спектакля. Поэтому их объединяют общей фактурой, колоритом.

Главное для художника-постановщика - уловить эту идею. Иногда это получается сразу. Так в пьесе «Муж за дверью» про обстановку спальни, где разворачивается действие, сказано: «Сразу было понятно, что здесь живет женщина». И Валентина Новожилова придумала именно такую женскую спальню в розовых тонах. А для спектакля «Восемь любящих женщин» (где мужчина в один прекрасный момент узнает, что представляет собой его женское окружение) она выбрала монохромное решение – черно-белое, на грани добра и зла. Одно из понятных решений – национальный колорит: пышный Восток «Ханумы», роковая черно-красная Испания... Многое определяет музыкальный материал.

Порой идея рождается трудно. Но только она позволяет по настоящему наполнить и оживить каждую сцену пьесы.

Удивительно, но настоящие вещи на сцене порой смотрятся фальшиво. Подлинные драгоценности блестят хуже шариков, покрытых фольгой, и стразов, а хрустальная люстра выглядит куда менее великолепной, чем та, на которой «хрустальные» подвески скручены из тонкой жести консервных банок.

Парадокс, по словам Валентины Новожиловой, имеет несколько объяснений. Во-первых, подлинные вещи могут быть мелковаты. Сцена требует выразительных решений (в нашем музыкальном театре – особенно, она одна из самых больших в стране). Во-вторых, в условном мире, созданном для спектакля, условные вещи выглядят более естественно и уместно.

На каждую используемую в спектакле деталь разрабатывается эскиз. Причем работа начинается в библиотеке, с изучения эпохи. Одна из непростых задач – придать историческим костюмам и декорациям современное звучание, приблизить их к зрителю. Ведь если бы к нам на гастроли заглянул театр XVIII века, все, кроме увлеченных историков, на премьере бы заскучали.

 По-другому в парк не попадешь

«Занавес!» - волшебное слово, правда? Он открывается и мы попадаем… Ну, например, на берег моря. Или в мегаполис. Или в парк. Все зависит от того, какие в данный момент установлены декорации. Одна из главных декораций – задник, на котором и нарисовано место, где нам нужно очутиться.

«По-другому в парк не попадешь!» - говорит Валентина Новожилова.

Общую обстановку поддерживают также кулисы и падуги (верхние занавеси, прикрывающие софиты). А иногда используется так называемый «супер»  - передний занавес, содержащий некий анонс спектакля. «Супером» можно также перекрыть все происходящее сзади и отделить героев на авансцене.

Задник может меняться несколько раз за спектакль. Но не на глазах зрителя, который сидит под впечатлением от только что увиденной сцены. Эти моменты должны быть тщательно «перекрыты» и закамуфлированы.

А вот мебель, составляющую обстановку квартиры, ресторанные столики, афишные тумбы и так далее, укатить со сцены вполне допустимо. Это даже может быть «фишкой».

«Тогда этот режиссерский прием должен повторяться, а рабочим сцены, убирающим все лишнее, нужно дать маленькие эпизодические роли», - говорит Валентина Новожилова.

Задники, супер и кулисы – это мягкие декорации. А есть и жесткие. Те, что изготавливаются в столярных мастерских или даже варятся из труб и потом обтягиваются тканью. Их изготовление – довольно трудоемкое дело. Не случайно такие декорации кочуют из спектакля в спектакль с небольшими переделками. Мечта Валентины Новожиловой – это модульная система, из которой можно собрать все необходимое. Но пока она театру не по карману.

 Героиню видно сразу

Иногда так хочется померить театральный костюм, чтобы превратиться в любимую героиню! Увы, в жизни эти костюмы могут разочаровать. Создавать театральный блеск – это особое искусство.

Костюм может быть сшит из мешковины, но выглядеть роскошно за счет росписи. В спектакле «Летучий корабль» блеск вообще обеспечивает нашитый на ткань утеплитель с серебристым покрытием… Хотя используется, конечно, и парча, и пан-бархат, и эксельсиор (театральная ткань, приходящая в движение от легчайшего дуновения).

Художник с одинаковым тщанием прорабатывает и наряд царя, и мундир генерала, и рубаху «парня из народа».

Но при этом, героя и героиню видно сразу. Даже глядя на фотографии из очень старых спектаклей, Валентина Новожилова мгновенно определяет: «Это второй план!»

Герой должен быть настоящим красавцем-мужчиной, а героиня – женщиной, в которую невозможно не влюбиться. Ее костюм вытягивает фигуру, добавляет роста за счет шлейфа и шляпы (или украшений в прическу), на общий образ «играют» и детали, вроде сумочки и зонтика.

Костюм много говорит не только о социальном статусе героев, но и об их возрасте, о том, что они успели пережить.

Например, юная девушка может быть одета в светлое платье с минимумом деталей, молодая женщина наполняется цветом в зависимости от эмоций, которые преподносила ей жизнь, а зрелая дама становится менее легкой, но более женственной.

Юный герой в брюках и рубахе с открытой грудью выглядит романтично, взрослый – в костюме с бабочкой – импозантно и солидно. А если нужно показать того же героя спустя много лет, ему подбирают просторный мешковатый костюм.

Иногда актеры капризничают на примерках, просят внести изменения в костюм. На некоторое сотрудничество Валентина Новожилова идет. Но полной вольницы не допускает: есть идея спектакля, соответствовать ей должны все. Хотя особенности актеров театра давно знает и готова учитывать.

«Это ведь и моя задача – сделать их красивыми! Если только роль не требует другого, - говорит художник. – Хотя мне приходилось видеть в других театрах, как костюмеры уродуют людей. Только диву даешься, почему был выбран такой невыигрышный цвет, силуэт. Весь спектакль из-за этого сыплется. Потому что непонятно, как герой вообще мог влюбиться в такую женщину!»

Костюм отрицательно героя всегда отличается – драматичные острые углы, темные краски… Но даже если в начале пьесы персонаж цинично притворяется хорошим, костюмер намекнет зрителям на его подлую натуру какими-то деталями типа укороченных брючек или излишне зауженного пиджака. В особых случаях – еще и в клеточку. И перчатки даст для пущей манерности… Жаль, что в жизни нам никто не дает таких намеков: осторожно, фигляр!

 Ружье действительно стреляет

С известным выражением «Если в первом акте на сцене висит ружье, во втором оно обязательно должно выстрелить» Валентина Новожилова согласна. Действительно, любая вещь на сцене несет смысловую нагрузку. Например, камин, может быть и не разожгут, но он должен создавать обстановку респектабельности и уюта.

 Переоденем скульптуру

Большая часть реквизита, используемого в спектаклях, родом из бутафорского цеха. Оружие, посуда, скульптуры, фрукты и овощи – всего не перечислишь. Разумеется, эти мелочи являются «переходящими».

«Иначе мы вообще погрязли бы в подобных вещах!» - смеется Валентина Новожилова.

Переделываются люстры (на них добавляют или меняют декоративные элементы), фрукты и овощи перекалываются из ведра (в сказке) в «серебряную» вазу (в классике), а затем в полиэтиленовый пакет (в современном спектакле). Яблоки перекрашиваются  в персики и обратно.

А у скульптур вообще бывает интересная судьба. Например, обнаженную статую из спектакля «Марица» для постановки «Ах высший свет!» (по «Мещанину во дворянстве» Мольера) одели и сделали парковой скульптурой.

Чтобы доработать костюмы (и при этом сохранить их в первозданном виде для «родного» спектакля), порой добавляют утрированные детали: рукава-фонарики, надеваемые сверху, подборы на поясах, огромные плащи, воротники, шляпы. И мы, уважаемые зрители, верим, что это теперь уже не исторический персонаж, а, допустим, фея из сказки…

 Впрочем, именно ради нашей веры все это и придумано. Ради нее и действуют цеха, изготавливающие реквизит. Ради нее и существует коллективное творчество работающих там людей.

 

 

09 Апреля 2011, 15:08 +128

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...