«Как-то за одну ночь мы собрали 8 патрулей милиции…»

Основатели арт-проекта Freezelight провели в Иванове мастер-классы

В Ивановском художественном музее 10 и 11 июня основатели арт-проекта Freezelight Артем Долгополов и Роман Пальченков провели два масштабных мастер-класса, призванных пролить свет на различные технические нюансы этого направления в фотографии. Напомним, что в рамках кинофестиваля «Зеркало» этот тандем выходцев из Краснодара, успевших удивить столицу и не только, открыл в ИОХМ выставку работ «Солярис», навеянных одноименным шедевром Андрея Тарковского. Причем все работы экспозиции останутся в коллекции ИОХМ.

Роман Фонинский [текст]

Мария Сибирякова [фото]

«Слово «фризлайт» мы придумали с нуля, чтобы объединить все техники рисования светом. Термин был создан в первую очередь для называния сообщества, чтобы люди не переругались между собой, называя свои техники работы со светом по-разному – light drawing, light painting и т.д., - рассказали спикеры. - Потом люди стали употреблять его и как название самой техники съемок. А сам проект Freezelight мы запустили в 2008 году. Подробно вы можете узнать об этом и о технике рисования светом на нашем сайте Freezelight.ru».

- Глядя на ваши работы трудно поверить, что все это сделано одним кадром - за несколько секунд нарисовано фонариком в воздухе…

- Артем: Мы до сих пор вынуждены подробно объяснять, что такие световые рисунки невозможно сделать при помощи какого-либо графического редактора. Причем обычно время экспозиции составляет 15-30 секунд. Создание же самой «долгой» картины у нас заняло более 500 секунд.

Поначалу стоило нам выложить в инете новый снимок, как какой-нибудь «тролль» тут же делал комментарий: «Да я такое за пять минут в «фотошопе» нарисую». Уверяю, что нет. Даже у профессионалов с «Первого» канала, которые пытались сымитировать на компах наш световой рисунок для российского проморолика Олимпиады в Ванкувере, это не получилось: линия, эффект уже совсем не те. В итоге сделать этот ролик предложили нам. Пожалуй, это самый известный коммерческий заказ, пока что осуществленный проектом Freezelight.

Фризлайт (англ. Freezelight – замороженный свет) – фотосъемка на длинной выдержке, ключевой особенностью которой является создание осмысленных образов и абстракций при помощи различных источников света. Важное условие – отсутствие компьютерной обработки снимка.

- Работа для «Первого» отличалась от обычной вашей съемки?

- Артем: Анимацию, в которой световые спортсмены бегают по зимнему лесу (думаю, все телезрители его видели), мы снимали в 4 ночи при морозе в 35 градусов. Сделали в общей сложности порядка 3 тысяч кадров.  Изначально запаслись архивными записями соревнований, сделали раскадровку. При этом нам в помощь канал «выдал» человек тридцать, наверное: они копали тропинки в сугробах, ставили палатки, готовили еду, варили глинтвейн, а в одной из пригнанных фур был генератор. Мы подобного масштаба не ожидали. В первый вечер едем спокойно на съемки, а перед нами целая колонна машин – фура, джипы. Рома решил пошутить: «Представь, что это все съемочная группа!». Тут вся колонна поворачивает на какую-то проселочную дорогу, и мы понимаем, что это действительно и есть наша группа.

- Как скоро к вам пришло признание в профессиональной среде?

- Артем: Сначала мастера фотодела говорили презрительно: «Этим все мы баловались. Ничего нового тут нет». А спустя примерно год мы стали замечать их на наших мастер-классах: они уже просто не могли понять, как мы это делаем.

Ну, а когда был сделан проект с Эрмитажем (они предложили нам создать световые образы картин Пикассо, Ван Гога, импрессионистов…), необходимость что-то доказывать коллегам отпала сама собой. Кстати, именно этой серией работ был открыт зал современного искусства в Эрмитаже.

- Нужно ли быть профессиональным фотографом или художником, чтобы полноценно работать во фризлайт-технике?

- Роман: Забавно, но первый свой фотоаппарат мы купили лишь за полгода до запуска проекта Freezelight и только тогда начали разбираться, как  ведется съемка. А на счет худ. образования, то у меня, например, оно - высшее, а у Артема в «изобразительном плане» лишь курсы операторского мастерства за плечами (он изначально – тележурналист). Но это ничего не значит. То, что мы рассказываем на мастер-классах, – это лишь 1% фризлайта, остальное – практика. Тут и профессиональный художник  поначалу сядет в лужу: ведь нет ни кистей, ни привычного холста, ни возможности отложить начатое на другой день – есть только несколько секунд и некий источник света, которым ты «рисуешь» в полной темноте перед камерой.  Яркий пример – ситуация, в которую попала учитель рисования одной из продвинутых московских школ, где мы одно время учили детишек фризлайту. Посмотрев на наши манипуляции, она заявила: «Я вам так легко нарисую  все, что угодно». Мы предложили ей попробовать. Потом дети попадали под парты, увидев результат ее стараний, а нам пришлось  долго ее реабилитировать в их глазах.

- Вы активно делитесь секретами мастерства со всеми желающими: конкуренции на рынке не боитесь?

- Артем: Мы рассматриваем Freezelight не как коммерческий, а как арт-проект. И  конкуренцию только приветствуем: она и нас заставляет делать что-то лучше и оригинальнее. Кстати, часто после проведения мастер-класса в очередном городе мы, прогуливаясь потом по нему вечером, видим, как наши последователи машут в темноте фонариками, стараясь создать очередной фризлайт-шедевр. Но терпения научиться создавать фигурные композиции хватает далеко не у всех. И это главная проблема: ведь количество дублей при этом может насчитывать и несколько десятков.

- Тем не менее, в прошлом году вы зарегистрировали слово «Freezelight» как товарный знак…

- Артем: В какой-то момент мы поняли, что, если не сделаем это, то в один прекрасный день придем в супермаркет и увидим там, например, водку «Фризлайт» - и это еще в лучшем случае. Обнаружилось, что к самому слову проявляют повышенный интерес алкогольные и табачные фирмы, у которых, благодаря законодательным ограничениям, большие сложности с проведением рекламных кампаний. Более того, сегодня в русском языке не осталось фактически ни одного яркого общеупотребимого слова, которое бы так или иначе не было зарегистрировано этими фирмами. Зарегистрировав свой товарный знак,  мы сохранили  «Freezelight» для его дальнейшего арт-использования. И тем самым, кстати, предотвратили запуск одной масштабной пивной промокампании. Они хотели сделать ее в стиле фризлайт: что-то типа «рисуйте бутылками» и т.п.

- Но арт-практика не исключает коммерческого потенциала: ведь и жить на что-то надо…

- Роман: Когда в 2009 году мы ушли в свободное плаванье, сделав ставку на Freezelight, то месяца три сидели без денег. Потом на наши ролики в сети обратили внимание СМИ. И после первых же публикаций на нас посыпались предложения сделать световую рекламу - принт или баннер. Вот только в основном это было что-то вроде рекламы пельменей, и деньги за это предлагали смешные. Мы даже задумались: спрос был такой, что «пельменными» баннерами можно было пол Москвы увешать. Возник соблазн – сделать всю эту рекламу скопом, заработать денег и уехать куда–нибудь отдыхать. Но этот соблазн мы в себе быстро подавили: ведь очевидно,  что после такого одноразового использования проекту пришел бы конец.

- Насколько высок уровень монетизации вашего проекта сегодня?

- Артем: Хотя рекламные агентства чувствуют модность этого тренда и не забывают нас, мы все же стараемся не эксплуатировать Freezelight. Создавая проект, мы научились массе сопутствующих вещей, которые и кормят нас: например, мы помогаем крупным компаниям поддерживать их рекламные проекты в сети.

- У вас есть свой офис, штат?

- Артем: Конечно, есть юридическое лицо, на которое зарегистрирован торговый знак, но офиса нет: нам больше нравится модель бизнеса, при которой нужные проекты люди работают на удалении. Удобно и никого не напрягает.

- Со стороны ваше ночное «рисование» выглядит очень странно. С блюстителями порядка проблем не возникало?

- Артем: Интерес проявляют постоянно, хотя ни разу не забирали. Пока что (смеется). На Поклонной горе забавный случай был: мы несколько часов  «рисовали» световые сферы и только потом обнаружили, что все это время за нами наблюдал патруль милиции (тогда еще это так называлось). Причем они понимали, что ничего противоправного тут вроде бы не совершается. Но, когда мы закончили руками махать и прыгать туда-сюда, то нас строго спросили в мегафон: «Ну что, инопланетян вызвали?».

А вообще, наш личный рекорд – это когда мы за одну ночь собрали 8 патрулей милиции. И каждому приходилось объяснять и показывать, что же мы тут такое странное делаем.

16 Июня 2011, 12:13 +222

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...