Михаил Козырев: «Наш рок-н-ролл сегодня немой и беззубый…»

Известный радиоведущий о судьбах русского рока, политическом угаре и вирусе оппозиционности

Роман Фонинский Фанаты рока знают Михаила Козырева, как известного радиопродюсера, долгое время руководившего радиостанциями «Максимум», «Наше радио»,  «Радио Ультра» и давшего путевку в жизнь многим ключевым группам 1990-х и 2000-х. Далеким от музыки гражданам  Козырев может быть знаком по роли в фильме и спектакле «День радио», специфическом комедийном хите, снятом участниками «Квартета И». Ну, а людям, интересующимся политикой, Козырев известен, как ярый оппозиционер, жестко критикующий руководство страны. В последнее время Михаил работает продюсером ночного эфира на телеканале «Дождь» и ведущим на радиоканале «Серебряный дождь». Именно он был приглашен (примечательно, что приглашение, по словам Козырева, исходило от губернатора Ивановской области) в качестве ведущего на Первый российский фестиваль гитарной музыки, прошедший в Плесе этим летом. - Вы сегодня отслеживаете то, что происходит в музыкальной сфере в регионах и Москве? - Практически нет. Хотя многие артисты по привычке продолжают присылать мне свои новые песни. Но я 15 лет существовал в режиме, когда мне на электронную почту ежедневно сваливалось по сто песен. И я вздохнул с облегчением, когда мне стало больше не нужно все это слушать. Теперь я отслушиваю что–то из присланного лишь изредка. И еще реже мне это нравится. - Вас как-то назвали создателем музыкального гумуса 1990-х. Уход от этой роли теперь был осознанным? - В большей степени это было стечение обстоятельств. Плюс такова я моя особенность: мне крайне интересно придумывать и начинать делать что-то новое, но через какое-то время теряю к этому интерес. Мне становится все понятно, из процесса уходит фан. А на горизонте появляются неожиданные вещи, которые таят вызов или загадку. - Что же таит для вас вызов сегодня? - Фактически я осваиваю профессию ТВ-журналиста, который в основном дискутирует с аудиторией на социальные, общественно-политические темы. Это доставляет мне огромное удовольствие. Думаю, что сегодня  в этом гораздо больший рок-н-ролл, чем в музыкальной сфере. Скажем, если лет десять назад любому начинающему музыканту я мог искренне рекомендовать пробиваться, стучаться во все двери, то теперь я бы этого советовать не стал. И время сильно изменилось, и смысла в этом  я, к сожалению, вижу очень мало. Могу судить об этом по конкретным примерам – по людям, за которыми давно наблюдаю. А вот в социальном и политическом контексте нашей жизни как раз есть угар, адреналин, вызов, способность себя проявить и отточить свой талант. Я бы рекомендовал, скорее, заниматься этим. - В ваших словах слышно сильное разочарование в русском роке … - Оно, конечно, присутствует. Но это не такое обиженное разочарование типа «вот, меня не понимают» или «да пошло оно все к черту!». Скорее, это объективное наблюдение, помноженное на субъективный опыт. Конечно, надежды юношей питают: можно было бы еще долго надеяться, что весы в масштабах нашей страны качнутся в сторону той музыки, которая мне всегда была интересна.  Но, перефразируя Гребенщикова, трудно быть послом рок-н-ролла в неритмичной стране. Эта музыка никогда не появится у нас в должном адекватном объеме ни на радио, ни на ТВ. При этом мировая сеть, с одной стороны,  явилась такой универсальной фонотекой. А с другой – стала всеобъемлющей помойкой, в которой сложно отыскать что-то яркое и вменяемое. В любом случае ожидать сегодня появления новых шнуров или саш васильевых, не говоря уж о звездах калибра Земфиры, больше не приходится. - В одной из передач радиоканала «Серебряный дождь» ведущие как-то сетовали, что  в рок-музыке сегодня вообще трудно найти что-то острое, протестное. Мол, уже невозможно представить, чтобы кто-то, как группа «Телевизор» в 1980-е, спела:  «Твой папа – фашист». - Да, в большинстве своем рок-н-ролл сегодня немой и беззубый. А самые яркие социальные высказывания встречаются, скорее, в хип-хоп и рэп-культуре: достаточно вспомнить Нойза МС, Васю Обломова… Хотя есть люди, которые выдержали испытание временем  - например, Шевчук. Вообще, я убежден, что музыкант никому ничем не обязан: он делает то, что считает нужным. Вот пишет Гребенщиков то, что приходит ему по серебряному шнуру с небес. И кто ему может сказать: «Дай-ка нам побольше социалочки, Борис Борисыч»?.. - Говоря с вами, трудно обойтись без вопроса о сверхудачном проекте «День радио»… Вы довольны тем, как выстрелили эти спектакль и кино? Нет желания повторить? - Творческое ядро этого проекта – «квартетовцы», мои друзья, которые умудрились свое хобби вопреки всем законам театральной индустрии превратить в успешный театр, не изменяя при этом своим принципам. Я продолжаю играть в театре в этом спектакле и участвовать в создании новых фильмов «Квартета И» - если не в качестве актера, то как человек, который делает саундтрек, всячески помогает с музыкой. Последний законченный «квартетовцами» фильм выйдет в декабре этого года.  Он снят по пьесе «Быстрее, чем кролики». Сейчас  как раз идут его монтаж и озвучание. -Вы известны своими резкими оппозиционными высказываниями. Интересно, как зарождается вирус оппозиционности в музыкальном продюсере и радиоведущем? - Было бы неверно утверждать, что единственное удовольствие от профессиональной жизни я получаю, лишь когда бью в набат и говорю какие-то оппозиционные вещи. Нет, сфера моих интересов гораздо шире. Однако я не могу игнорировать то, что происходит вокруг. - Порой, слушая «Серебряный дождь», ловишь себя на мысли, что это примерно то же, что говорят федеральные каналы, но только с диаметрально противоположным знаком. Такое ощущение, что и власть, и оппозиция не различают полутонов. - Я с этим не согласен. Полутона есть даже в галерее ведущих на «Серебряном дожде»:  одни и те же события мы можем оценивать совершенно по-разному даже в рамках одной передачи,  которую мы ведем с Феклой Толстой. Мы хорошо знаем друг друга и понимаем, что у нас абсолютно не совпадают взгляды ни на возрастающее влияние православной идеологии, ни на отношение к гомосексуальным бракам, ни на фигуру Алексея Навального… И нам интересно спорить друг с другом. Так что картина утренней  летучки, на которую бы нас собирал некий идеолог, условный Антисурков, раздающий задания, как нам осветить то или иное, просто абсурдна. Более того, если за что-то можно отдать должное власти, мы делаем это. Так что неправы те, кто утверждает, что единственная ценность этой радиостанции – давать минус на федеральный плюс (или наоборот). Нужно ценить возможность такого свободного высказывания, поскольку скоро и она может исчезнуть. Ведь нам позволяют вещать только до того момента, как мы становимся более-менее слышны. Как только мы станем громче, уверен, что нас быстро прикроют - и радио- и ТВ-канал. Это как писк комара. Его еще можно переносить, пока он только летает вокруг. Но лишь он сядет на кожу, тут-то его и прихлопнут…  
24 Августа 2013, 09:59 +412

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...