Николай Павленко: «Красивые» - это лучшая оценка моих тигров!»

Народный артист России - о любимой работе, своих питомцах и нюансах профессии

Татьяна Хейфец

Зрелищный аттракцион «Королевские тигры Суматры» - «гвоздь» программы, которая сейчас идет в ивановском цирке. На арену выходят 14 полосатых хищников под предводительством народного артиста РФ Николая Карповича Павленко, который появляется в изящном фраке и с палочкой, похожей на дирижерскую. Его работа завораживает зрителя: перед «дирижером» сильные красивые звери вытягиваются в струнку, ходят на задних лапах, беспрекословно прыгают в пылающий обруч… Кажется, дрессировщику с ними так же легко, как с белыми и пушистыми собачками (в первом отделении Павленко выступает со своими шпицами). За пределами манежа Артист с большой страстью говорит о своих питомцах и любимом деле.

- Николай Карпович, вы работали с медведями, волками, ламами, верблюдами, ягуарами, пантерами, лошадями… Почему остановились на тиграх и собаках?

- Тигры – это дорога длиною в жизнь. В советское время, знаете, выбирать не приходилось. Хотя я всегда мечтал о слонах и начинал работать со слоном. Но с ними сложнее, чем с тиграми: тигры сидят в клетках, у них свое общество, и человек им не нужен. А слон - как собака: ему нужен человек, общение, даже если он не один. Очень много времени надо с ними проводить. И потом слоны очень грязные животные: из хобота постоянно выдуваются сопли, слюни… В общем, мне нравятся и львы. Было много дрессировщиков львов, потом они стали завидовать дрессировщикам тигров – казалось, что тигры наряднее. «Красивые» – это лучшая оценка моих тигров! Я люблю, и когда говорят: «Какие у вас красивые собачки!»  (то, что они умные, я и сам знаю). Собаки у меня для души, я ими занимаюсь лет 15.

- Когда-то вы дрессировали и амурских тигров, а теперь только суматранских. Между ними есть разница?

- Суматранцы более темпераментны, вспыльчивы, неуравновешены, мне такие нравятся. Не люблю инфантильных животных (как и людей), люблю южные формы - бенгалов, метисов, но только не чистых амурцев. Они такие же агрессивные и опасные, но словно замедленные.  Это мешки, увальни, они мне не интересны. Кроме того, амурские тигры очень крупные, им тяжело в наших условиях: в клетках тесно, а увеличить их размер нельзя – не войдут ни в какой транспорт.

- Когда становится непринципиально, сколько тигров в манеже – семь или четырнадцать?

- Мне скучно, когда мало... Максимально у меня было 19 тигров, в манеже – 18: когда ездил в Монте-Карло на конкурс, взял всех 19, но одну не пустил в манеж. Она родила тигрят, я их отдал, и она намеренно начала меня «пасти», хотя так было не в первый раз. Когда ехали, Ирина Бугримова (прославленная советская дрессировщица – Т.Х.) мне сказала: «Не бери ее! Уже такое количество, что не видно 18 или 19 тигров. Зато ты будешь спокоен». Вскоре мне пришлось с этой тигрицей расстаться, потому что стало опасно. А вот с той «артисткой», от которой у меня была самая сильная травма, мы еще восемь лет проработали вместе.

- То есть нападение на дрессировщика - это не достаточный повод расстаться со зверем?

- Конечно. Тогда нужно всех разогнать! Любой готов на тебя кинуться. Это же дикое животное, оно стихийное, импульсивное, и это нормально. Недавно в ютубе выложили: где-то в Латинской Америке тигры убили дрессировщика, хотя их было всего два в манеже… Как можно было так подготовить животное, чтобы абсолютно не иметь контроля? Я посмотрел: он бегает вокруг тигров! Это провокация: нельзя убегать от хищника! Даже от собаки нельзя убегать… А тут дикое животное, оно живет по своим законам. Даже если ты взял хищника совсем крошечным и вырастил, нельзя быть в нем уверенным.

В цирковой истории немало было трагических случаев с хищниками. Это неизбежно для профессии?

- Скажу так: не надо хамить животным, это плохо заканчивается. Всегда есть вина дрессировщика, все травмы зависят от ошибки артиста. Если раньше свои ошибки старались скрывать, то теперь это бравада. У меня как-то был случай, когда молодой тигр на репетиции вылетел из тоннеля прямо на меня. С моей стороны не было никакой провокации, а он вылетел, бах-бах меня лапами, и убежал. Я так и не понял. Видимо, я не обратил на него должного внимания до начала репетиции. Ведь я все равно раздражитель для хищников… Перед работой к клеткам я не подхожу, потому что тигры бросаются на меня, а потом друг на друга.

- Вы всех своих артистов вырастили? У вас были «ручные» тигры?

- Да, все родились у нас в группе, это уже седьмое поколение. Первые мои тигрята родились 8 мая 1976 года, последние – пять лет назад, сейчас я остановил этот процесс, потому что тигрят некуда девать. Ручной тигр был лишь однажды, он прожил у меня 21 год 4 месяца и 11 дней. Его бросила мать, я возил ему козье молоко и сам кормил. Но это уникальный случай, такой тигр - подарок судьбы. При этом он был дурак (трюки делать не хотел), с тиграми жить не мог (за себя не умел постоять), а людей любил, никого ни разу не царапнул. Он исполнял роль вечного гостя, ходил на поводке, я его брал на телевидение, радио, разные встречи по всему миру, где были губернаторы, мэры, президенты... Он прожил дольше всех.

- Что происходит с вашими артистами, когда они старятся?            

- Это самое страшное в нашей жизни. Вот лошадь, допустим, можно оставить у себя во дворе дома и любоваться ею. А тигр – хищник, его просто так держать не будешь – это надо 6,5 кг мяса каждый день… Я стараюсь выводить их на арену до последнего. У меня была старенькая тигрица (около 20 лет), уже ее внуки работали… Она была когда-то блестящая, но к старости тело уже не держала, обвисла, кости выпирали, остались одни глаза... Я все равно брал ее в массовку (когда тигры идут веером) и считал, что ее особо не видно. Но однажды она вышла в манеж и вдруг остановилась… Я увидел, что она не знает, куда ей идти и что делать дальше. Тихонько ее направил, она пошла и села. Я даже не стал делать этот массовый трюк, потому что ей надо было идти. Зрители не заметили ничего, свои поняли. Я отработал, она ушла, я с ней попрощался (не стал больше брать на выступления), и через неделю она умерла.

- Для цирковых зверей вроде были «дома престарелых» или их отдавали в зоопарки…

- И сейчас это есть. Года четыре назад мне пришлось отдать 6 тигров на специальную базу под Москвой. Иногда их куда-то пристраивают: сейчас много богатых людей, частных зоопарков и проч. С собаками проще, они до 7 лет у меня, потом ищу, кому отдать в хорошие руки. Во-первых, 7 лет – это не старая собака (они живут лет до 15), во-вторых, мои собаки воспитанные, поэтому люди довольны.

- Вы серьезно занимаетесь собаками, у вас есть чемпионы мира. Когда вы ездите по выставкам?!

- Я все успеваю. Кстати, сейчас я должен отправить документы на регистрацию щенков на международную выставку. У меня всю жизнь собаки, и я всегда отдавал предпочтение шпицам. Я рос на Донбассе, где проживало много немцев, и у них были шпицы. Я сразу решил, что у меня будут белые шпицы – это красиво! Могу сказать, что я первый привез японских шпицев в Россию (из Японии привез 6 производителей). У нас в стране не найдешь ни одного японского шпица, в родословной которого нет названия моего питомника.

- Говорят, вы не любите кошек. Почему? Разве тигры – не их родственники?

- Не то чтобы я не любил их, ко мне всегда и везде липнут кошки. Просто я смотрю на них как на источник инфекции, потому что когда-то были большие неприятности с кожными заболеваниями от кошек и крыс у моих тигров. Я много работал с учеными, и моя группа тигров была научно-экпериментальной базой при создании вакцины против микроспории (лишая). Если говорить о кошках, то хотя я люблю породистых животных, но симпатизирую обычным домашним «муркам». Особенно мне нравятся черные, хоть их многие боятся…

- Вернемся к тиграм. В России есть несколько цирковых номеров с этими хищниками. У всех своя школа или советуетесь между собой? Кого из коллег вы бы отметили особо?

- Школы нет, есть приемы. Ведь дрессировка – это выработка условных рефлексов. И это делается, кстати, только на подкормке, на лакомствах. Люди, которые защищают животных, говорят: «Вы их голодом морите!» Но это не правда. Если лошадь не накормишь 4-6 раз в день, а сделаешь это за два раза и много, она умрет, у нее так организм устроен. Хищник может голодать неделю, но чем меньше он ест, тем меньше хочет. Так что голод – не учитель. И битье тоже не поможет. Не смотрите на то, что тигр – мощное животное, у него хрупкая нервная система, он просто замкнется, если его бить.

У каждого дрессировщика своя методика. По-моему, на дрессуре будущего стоят братья Запашные. Дрессура будет развиваться в сторону взаимоотношений человека и животных. Хотя количество и качество трюков у них падает, по сравнению с отцом, но они на пути взаимоотношений с тиграми.

- Вам аттракцион с тиграми достался «по наследству» - от Александрова-Федотова. А кому вы оставите своих тигров?

- Никому. Никто не хочет. Планка высока. Отдать хозяйство – это не значит передать тигров, клетки и прочее. Надо человека чему-то научить, чтобы он не изобретал велосипед. Животных сейчас эксплуатируют очень много, но учиться никто не хочет. Нет претендентов. Не потому что нет дрессировщиков… Жена говорит, что на людей давит мой авторитет.

 

20 Июня 2013, 09:59 +1100

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...