Аркадий Дворкович: "Наш приоритет - не сильное государство, а сильный бизнес, сильный средний класс"

Дворкович - самый молодой заместитель главы министерства экономического развития и торговли РФ. Ему всего 30 лет. За плечами - экономический факультет МГУ, Российская экономическая школа, Университет Дюк (США), работа в Экономической экспертной группе Минфина и Центре стратегических разработок. Недавно в Клубе региональной журналистики "Из первых уст" - одного из проектов общественной организации "Открытая Россия" - состоялся семинар, в котором Аркадий Владимирович принял участие. Вот что он ответил на некоторые из многочисленных вопросов журналистов, съехавшихся в столицу со всех концов России.

Экономический рост

Цифры этого года пока нас радуют. Сейчас у нас есть основания думать, что темпы роста могут составить примерно 6,3% в этом году. Экономика растет быстрее, чем мы предполагали. Основным элементом этого роста является рост инвестиций. Если посмотреть на все остальные факторы: промышленность, транспорт, торговля, доходы населения - все растет примерно так, как мы предполагали. Темпы роста снизились, и составляют, примерно, 0,1-0,3% в месяц. Инвестиции же растут более чем на полпроцента в месяц. То есть это 7-8% в год. По этому году рост инвестиций ожидается даже на уровне 11%. Мы очень хорошо понимаем, что в большей степени это объясняется скорее высокими доходами от экспорта, нежели другими факторами. Если смотреть на структуру инвестиций, то понятно: они идут в те отрасли, которые являются основными экспортерами. Это означает, что структура экономики во многом остается той же, и мы не можем рассчитывать на такой же рост в течение нескольких лет: при падении цен сектора, которые сейчас хорошо растут, уже не будут хорошо расти. Причины этой ситуации много раз обсуждались: начиная с того, насколько трудны у нас условия для инвестирования, насколько плох инвестиционный климат, высоки налоги, связанные с инвестиционной активностью, насколько низок уровень пока платежеспособного спроса, насколько низка производительность труда... Однако нужно учитывать, что даже при наличии всех этих проблем в стране все равно много денег, страна не испытывает недостатка в ресурсах. Основной недостаток экономического развития - не в том, что у нас не хватает денег для развития, а в том, что эти деньги выгоднее инвестировать не по всему спектру экономики, а только в отдельные очень определенные отрасли, где самая высокая рентабельность - например, нефтегазовый сектор, табачная промышленность, отдельные такие точки роста в сельском хозяйстве, пищевой промышленности. Но в целом экономика, прежде всего обрабатывающая промышленность, остается непривлекательной для инвестиций.

В чем причина того, что финансовый сектор пока не способен перераспределять большие финансовые ресурсы на инвестиции и не выполняет своих функций? Первая сторона - это высокие издержки производства самих финансовых услуг. Просто банкам, страховым компаниям и инвестиционным фондам сегодня дорого предоставлять услуги населению, организациям и вообще любым игрокам на этом рынке. Дорого, потому что высоки административные издержки, высоки требования со стороны регулирующих органов, высоки и неэффективны налоги. Получается, что с одной стороны, большая масса денег давит на процентные ставки сверху, то есть, заставляет опускать процентные ставки постепенно, а, с другой стороны, высокие издержки давят ставки снизу, и прибыльность сектора все время снижается. Таким образом, компании стараются предоставлять не больше кредитов, потому что это уже оказывается если не убыточным, то маловыгодным, а, наоборот, меньше кредитов, потому что тем самым они экономят издержки и снижают свои потенциальные убытки. Довольно сложная ситуация, из которой надо выходить целенаправленно и всеми имеющимися методами. При этом приток денег уменьшается, а издержки при предоставлении ресурсов не снижаются. Таким образом, финансовый сектор попадает в некий капкан, и риски затруднения у финансовых институтов возрастают. По нашим оценкам при неизменности регулирования издержек в ближайшие пару лет все равно проблем не возникнет, но чтобы они не возникли через два года, нам необходимо предпринять уже сегодня очень серьезные шаги по повышению конкурентоспособности самого финансового сектора и снижению издержек его функционирования. Такой выбор, который сделали такие страны, как Польша, Венгрия, фактически продавшие свой финансовый сектор иностранным компаниям, нас не очень устраивает. Мы хотим, чтобы иностранные производители финансовых услуг приходили на российский рынок, но при этом не хотим, чтобы они его полностью поглотили, а хотим создать конкурентную среду.

Все осложняется тем, что для ускорения экономического развития в целом, мы хотим в ближайшие 2-3 года провести либерализацию валютного регулирования - снять издержки на движение капиталов как внутри страны, так между Россией и остальным миром. Это действительно снижает издержки и производителей, и граждан, но, с другой стороны, это ставит финансовый сектор в еще более сложное положение, поскольку игроки российского рынка будут вынуждены конкурировать не только между собой, но и с иностранными банками, страховыми компаниями и другими финансовыми институтами. Наши компании будут каждый раз выбирать, к кому обращаться, поскольку обращение к иностранным компаниями не будет сопряжено с такими большими издержками. Они и сегодня это делают, но в основном через сервис-схемы. А тут появится легальная возможность. При этом необходимо сделать так, чтобы финансовая надежность наших финансовых институтов тоже повысилась.

Внутренние долги России

Можно ли найти какой-то механизм выплаты? Я думаю, что можно, но все равно единомоментно выплату осуществить нереально. . Какие могут быть механизмы? Предоставление земельных участков - в принципе, нормальный механизм, но он требует, во-первых, политического решения, а, во-вторых, проведения оценки этих земельных участков по нормальным рыночным принципам, чтобы потом их за реальные деньги можно было продать. Это ресурс, который уже есть у государства, который не нужно покупать, поэтому не будет дополнительных бюджетных затрат на его использование, риска инфляции при таком механизме не будет. Вы понимаете, если сразу просто так 200, 600 миллиардов населению долларов отдать, то инфляция в стране будет 200-300% в этот же год. Можно и другие механизмы искать, можно реструктурировать эту задолженность перед людьми, но выплачивать приличные суммы, не по тысяче рублей каждый год, но это вопрос уже состояния бюджета, сколько он может или не может платить. В любом случае, чтобы доверие в обществе к правительству возросло, решение принять нужно, иначе мы будем как и все последние годы возвращаться к теме "...а правительство нас тогда обмануло".

Страхование банковских вкладов

Соответствующий закон был принят Госдумой в первом чтении 17 сентября. Зачем он нужен? Во-первых, для того, чтобы привлечь деньги в банковский сектор, сделать эти деньги "длиннее". Во-вторых, для того, чтобы развить конкуренцию на этом рынке. Чтобы региональные банки смогли на равных конкурировать с филиалами крупных московских банковских учреждений. Но при принятии в первом чтении было поднято несколько вопросов, от которых зависит дальнейшая судьба закона. Первый - о Сбербанке: должен ли он быть в этой системе со всеми на равных? Мы сейчас пытаемся найти компромисс и сделать переходный период: либо это несколько лет, в течение которых Сбербанк сохранит сегодняшнее положение (при том, что остальные вклады будут застрахованы в пределах, установленных законом), либо, прежние условия по тем вкладам, которые уже есть в Сбербанке и других государственных банках, но равные условия по всем новым вкладам. К сожалению, что такое гарантии, сегодня никто не понимает. Если что-то произойдет со Сбербанком, я думаю, никто не будет знать, как эту гарантию по вкладу осуществлять вообще, потому что откуда можно взять сразу полтриллиона рублей? Понятно, что эти деньги не найти ни за один день, ни за один месяц. Они будут возвращаться людям в течение года, двух, трех лет - постепенно, как это происходит с другими крупными банками.

Мы считаем, что лучше прозрачные нормы, понятные правила, по которым будут возвращаться вклады в определенный срок. Все будут знать, что вот это застраховано, это нам вернут через 2-3 недели независимо ни от чего и государством это гарантируется, ясно, куда надо прийти, когда, что написать, чтобы деньги возвратить....

Вся дискуссия вокруг страхования вкладов наводит на мысли о том, что у нас в стране большинству руководителей разного уровня выгодней, чтобы народ спал, не был информирован, не занимал активной позиции, не ставил вопросов. Чтобы проснувшись после спячки пришел на выборы, посмотрел на фотографию - вроде знакомый, проголосовал - не зависимо от того, как этот депутат вел себя эти четыре года, за что голосовал... То же самое происходит сейчас в пенсионной системе: выгоднее не информировать о том, что можно выбрать не Пенсионный фонд, а управляющие компании, которые смогут более выгодно и надежнее разместить деньги населения. Так как функция информирования населения поручена Пенсионному фонду, которому выгодно, чтобы деньги остались у него, он и не информирует ни о названии компаний, ни об их адресах, ни вообще о самом механизме работы пенсионной системы, хотя на эти цели выделено довольно много денег, примерно 6 миллионов долларов только на PR-кампанию по пенсионной реформе.

Пусть каждый должен сделать этот выбор сам, но необходимо, чтобы этот выбор был основан на полной информации.

Налоговая реформа

Сейчас самый насущный вопрос - о налоге на добавленную стоимость, как его платить. МНС было предложено ввести специальные счета для уплаты налога на добавленную стоимость таким образом, что не по итогам налогового периода, не по итогам месяца на 20-ый день следующего месяца после завершения отчетного периода нужно будет уплачивать НДС с сальдо между продажами и покупками, а по итогам каждой сделки. Продал что-то - отчислил деньги на НДС-счет, купил что-то - снял деньги с НДС-счета и перечислил своему поставщику. По итогам каждой сделки нужно будет платить НДС на свой специальный счет, но с этого счета деньги кроме как на уплату НДС никуда нельзя будет переводить. По итогам отчетного периода деньги, как и сейчас, после 20 числа будут перечисляться в бюджет. Бюджет будет получать так, как и сейчас получает, а у предприятий будут забираться деньги ежедневно. Вот такое предложение. Сейчас пока в мире есть одна страна, которая применяет примерно такую систему - Болгария. Единственный, хотя и очень серьезный плюс этого подхода в том, что резко снижаются выгоды использования однодневок для ухода от НДС. Это единственный, хотя и серьезный плюс, который есть у этого подхода. В Болгарии в первый год введения этой системы произошло некоторое увеличение поступлений по налогу на добавленную стоимость. Но в Болгарии 80% НДС собирается от импортных товаров и только 20% от внутреннего НДС. В отдельные месяцы внутренний НДС балансирует на грани нуля, поэтому для них этот налог не настолько важен, как для России, и подобного типа эксперименты более безболезненны с точки зрения их возможных последствий. Все международные эксперты очень осторожно относятся к этому нововведению, потому что если в Болгарии эксперимент не удастся, никто не обратит внимания. Если не удастся в России, то это будет серьезным подрывом доверия к экономической политике страны и резко затруднит наше развитие. Тут есть и правовые проблемы. Не очевидно, что мы, исходя из нашей конституции, можем ограничивать права собственности на использование денежных средств. Не очевидно и то, что мы можем ставить эти деньги и эту цель использования денежных средств выше всех остальных целей, например, по отношению к другим кредиторам. Получается, что государство по одному из налогов является кредитором и к себе самому в части других налогов, и приоритетным по отношению к другим кредиторам. Зная, что нужно уплатить определенную сумму НДС в течение, например, последующих 2-3 лет, предприниматель может перечислить туда большую сумму денег, чтобы не отдавать деньги другим кредиторам. Вот такая махинация...

Есть и другой аспект этой проблемы - микроэкономический: будут отвлекаться оборотные средства. Сегодня можно в течение месяца использовать эти средства, пока не наступил срок уплаты НДС, на любые цели, то есть как-то крутить эти деньги. Такой возможности не будет. Это означает, что оборотных средств будет меньше. Все больше и больше денег будет отвлекаться на эти НДС-счета, а в остальной экономике будет оставаться все меньше и меньше денег. Предприятия будут больше вынуждены кредитоваться, больше платить процентов за эти кредиты, и таким образом издержки бизнеса будут увеличиваться. Еще один аспект - макроэкономический - заключается в том, что раз предприятия будут вынуждены платить больше налога на добавочную стоимость, они уже не будут иметь возможности от НДС уходить (хотя, конечно, уже придуманы схемы ухода, но это отдельный вопрос). Не означает ли это, что они будут стремиться уходить больше от других налогов? : Мы боимся, что означает. Тогда, собрав больше НДС в федеральный бюджет, мы подсадим региональные и местные бюджеты и социальные фонды, потому что к ним будет поступать меньше денег. Я не говорю, что это абсолютно точно произойдет, но риски такого развития событий большие. Мы считаем, что необходимо очень скрупулезно, детально оценить все возможные последствия, прежде чем вводить или не вводить эти спецсчета.

Мне эта идея вообще не очень нравится. Нужно понимать, что это не просто техническое изменение - это абсолютная революция в налоговой системе, которая может привести к резкой смене поведения всего бизнеса, к довольно непредсказуемым последствиям для экономики в целом. Революционность этого изменения сравнима с революционностью отмены НДС в принципе. Это вещи одного порядка: отменить НДС или попытаться заставить его полностью платить. Поэтому мы считаем, что наряду с дискуссией о спецсчетах необходимо начать дискуссию о возможности отмены НДС как пути реформирования этого налога. Нужно просчитать все последствия такого шага, может быть, они окажутся лучше, чем последствия введения спецсчетов.

Это о насущном. Теперь немножко о вечном. В связи со всей этой дискуссией возникает вопрос о том, какая у нас стратегия развития. Мы хотим развиваться эволюционно, постепенно снижая долю серой экономики, нелегальной экономики, при этом зная, что она тоже развивается и дает доходы населению, зная, что отток капитала, уход от налогов рациональны. Раз это рационально, то, может быть, и более эффективно. Есть путь революционного развития: те же - спецсчета по НДС или отмена НДС, то есть попытка резкого ухода от всего "серого" в легальную экономику. По какому пути двигаться, это вопрос идеологии. И ответа на него ни у меня, ни у кого-либо еще пока нет.

Возникает вопрос о соотношений понятий "страна", "государство", "общество". У нас есть такое ощущение, что в последнее время основной упор делается на приоритет сильного государства, а остальные вещи вторичны. Должен быть приоритет не государства, а общества, государство должно служить обществу, выполнять для него определенные услуги, определенные функции. В этой связи часто приводится цитата из Кеннеди: "Прежде, чем подумать о том, что страна может дать тебе, подумай, что ты можешь дать для своей страны". Там именно слово "страна", а не "государство". В России эти понятия настолько были всегда сопряжены и, фактически, сведены к одному и тому же, что разделить - очень серьезная задача, но это необходимо для изменения психологии, для изменения поведения как самого государства, так и общества.

Молодое общество так настроено, что люди стремятся больше получить от государства, чем дать ему сами. В зрелом обществе напротив, каждый работает на себя, каждый пытается заработать сам, не ожидая каких-то поблажек от страны и государства, и таким образом помогает развиваться стране в целом. Совершенно очевидно, что Россия пока молодая страна, в которой очень развиты иждивенческие настроения, и государство говорит: я о вас позабочусь, все в порядке, ребята, но при этом, так как я о вас забочусь, буду вас держать на цепи. Мы надеемся, что сегодняшние реформы в большей степени будут направлены на то, чтобы сменить приоритеты, чтобы перевернуть пирамиду, чтобы государство оказалось не сверху, а снизу и служило обществу, которое будет задавать приоритеты развития, или, по крайней мере, чтобы хотя бы они стояли рядом.

Легализация доходов населения

Движение должно быть с обеих сторон, причем государство должно сделать первый шаг, но без поддержки снизу все равно не обойтись. Первый шаг - это реформирование единого социального налога, сопряженная с этим система медицинского и пенсионного страхования. Правительство готово снизить эффективную ставку ЕСН на пять процентных пункта. У нас сегодня верхняя ставка - 35,6%. Дальше по мере возрастания годового дохода, ставка снижается - сначала до 20%, потом до 10%, потом до 2% - это предельная ставка, то есть превышение определенной суммы и уже идет меньшая ставка налога. Сейчас если смотреть по доходам, которые действительно декларируются, эффективная средневзвешенная ставка составляет примерно 31%, то есть подавляющая часть платит 35,6%. Те, у кого декларируемые доходы довольно приличные, платят соответственно меньшую ставку, и именно ее правительство готово снизить на 5% - с 31% до 26%. Если смотреть на то, какова эффективная ставка (не по отношению в легальной зарплате, а по отношению ко всей зарплате), то она условно составляет не более 20%. Это означает, что если мы снизим ставку до 20% и все будут платить, то мы не потеряем в доходах. Социальные фонды не потеряют в доходах. Есть риск, что с той суммы, которая сегодня платится "в белую", будет платиться просто меньше денег, а с той суммы, которая платится "в серую", деньги так и не будут платить. Тогда общие доходы уменьшатся, а легализация не произойдет. Поэтому и решение до сих пор не принимается. Другой вариант - это снизить ставку так, чтобы действительно возник стимул платить легально, и тогда есть существенная вероятность, что мы не потеряем в доходах.

Ситуация усугубляется тем, что одновременно происходят реформы, например, пенсионная, в которой есть проблема дефицита средств. Сейчас он покрывается из резервов, которые были накоплены в течение предыдущих лет, но дефицит по прежнему есть, и на ближайшие 3-4 года прогнозируется его сохранение, так как будет ухудшаться демографическая ситуация. Краткосрочное решение проблемы - это дотирование Пенсионного фонда из бюджета. Долгосрочное решение - это повышение пенсионного возраста. Мягкое, постепенное, но повышение. Это сделали все страны, кроме Белоруссии и нас. Нужно понять настроение людей и просто инициировать общественную дискуссию на эту тему.

Что касается медицинского страхования, то решение о том, как будет функционировать эта система, еще не принято. Общие идеи понятны: работодатели должны страховать своих работников, а люди должны иметь возможность использовать эти страховки не только в государственных учреждениях, а везде, выбирать место оказания услуг. Деньги будут перечисляться тому медицинскому учреждению, в котором услуга была произведена, а не по смете, как сегодня всем подряд государственными учреждениями. Кроме того, мы предложили следующую схему: если человек добровольно застраховался, не в рамках единого социального налога, то хотя бы часть этой суммы вычитать из обязательства по единому социальному налогу, чтобы опять же стимулировать легализацию доходов. Пока такое решение не принято, к сожалению.

С другой стороны, если работники не будут давить на своих работодателей разными способами - в судах, через профсоюзы, напрямую - чтобы они полностью платили им зарплату, потому что им нужны деньги на пенсионных счетах в том числе, то государство одно не справится.

Поддержка малого бизнеса

Нужен поворот в идеологии. Нужно сказать, что у нас приоритет - не сильное государство, а сильный средний класс, сильный бизнес... Государство должно для этой страны, для этого бизнеса, для этих граждан оказывать определенные услуги: правоохранительные, судебные и так далее. К сожалению, пока этого сдвига в идеологии не произошло, именно поэтому у большинства государственных органов общая мысль: как бы сделать так, чтобы больше собрать и потом как именно это разделить. Причем так думают не столько руководители, сколько чиновники среднего уровня, которые действуют традиционно. Руководители, погрязшие в рутине, это я и на свой счет тоже отношу полностью, не успевают проводить необходимую реорганизационно-образовательную работу, чтобы поменять эти настроения, потому что рутина, связанная с неэффективностью сегодняшней административной системы, слишком тяжела. Что касается непосредственно малого и среднего бизнеса, то налоговыми нововведениями упрощенной системы мы лишь немного поправили ситуацию. То, что она улучшилась, показывает количество налогоплательщиков, перешедшее на эту систему. Если в середине 2002 года на упрощенной системе работало 180 тысяч налогоплательщиков, включая организации и индивидуальных предпринимателей, то в середине июля на 2003 год в этой системе было 570 тысяч налогоплательщиков, причем из них 215 тысяч юридических лиц и, соответственно, примерно 360 тысяч индивидуальных предпринимателей.

У малого бизнеса сейчас четыре главных проблемы. Первая - это издержки, связанные с государством, с административной системой. Это все, что касается проверок, лицензирования, контроля правоохранительных органов, получения различных разрешений и так далее. Второй тип издержек, который мешает развитию бизнеса - это все еще налоговые издержки, поскольку нет определенности, прежде всего, с НДС, нет единой трактовки налоговых органов по поводу того, как взимать эти налоги. Кроме того, единый налог на вмененный доход действует на большей территории страны пока не очень хорошо.

Третья проблема - это доступ к недвижимости. На местах арендная плата непонятно формируется, она слишком часто пересматривается. Ситуация для бизнеса может меняться ежеквартально.

И четвертая проблема - это доступ к финансовым ресурсам. Есть определенные механизмы в некоторых регионах - микрофинасирование, возможность получения по упрощенной схеме кредитов для начала бизнеса, гарантийная поддержка со стороны бюджетов, - но пока они еще не стали общераспространенными. Мы считаем, что нужно вести работы по всем этим направлениям. Пока что малый бизнес, к сожалению, на словах рассматривается как приоритет, на деле - как остаточный сектор, на который нужно обращать внимание, но он не главный и вроде бы разовьется сам по себе. Мы считаем, что ситуация должна быть обратной. Это один из секторов, который может обеспечить развитие российской экономики - и в сфере услуг и в производственной сфере тоже.

...Доля государства в большинстве стран мира примерно одинаковая, но она формируется разными способами. Если взять, например, скандинавские страны, то доля государства та же самая, как и у нас, 50-60%, но почти вся формируется за счет налогов. Люди собирают такие налоги, но издержки, связанные с функционированием государства, свели к нулю. У них практически нет коррупции, административных издержек - все налоги платят, а дальше государство уже делает, что ему положено делать, эффективно и быстро. У нас налогов собирается 30-35%, а все остальное - это издержки, которое государство берет другими способами: административная рента, коррупция и так далее. Все равно государство оставляет 60%, просто оно берет другим способом, а на те 30% налога, которое имеет, не может эффективно существовать. Вот в этом проблема. Задача в том, чтобы убрать все другие издержки, связанные с государством.

Как еще государство может помочь малому бизнесу? Сейчас обсуждается возможность повышения уровня, при котором можно переходить на упрощенную систему. Мы считаем, что нерационально сразу повышать до 100 миллионов, как это предлагалось, я бы уже не назвал это малым бизнесом, но до 25-35 миллионов - можно.

Принято решение о том, чтобы на следующий год запустить систему гарантирования со стороны федерального бюджета кредитов малому бизнесу. Здесь надо подчеркнуть, что мы не сможем за счет обеспечить кредиты для всей страны. Это нонсенс полный. Мы это делаем, чтобы показать пример и запустить систему, чтобы банки более активно это делали, научились работать с малыми предприятиями. Для этого нужно еще создать систему кредитных историй, чтобы финансовые институты могли оценивать заемщиков.

Еще один способ оказать малому и среднему бизнесу поддержку - это создание особых экономических и технико-внедренческих зон. Мы считаем, что это во многих регионах может серьезно увеличить активность малого и среднего бизнеса. Главное в особой экономической зоне - это простота и дешевизна получения ресурсов у государства: земли, недвижимости, таможенных процедур и так далее. В идеале, мы должны это делать на всей территории страны без всяких зон, но мы хотим отработать эти механизмы, чтобы показать, что это можно делать. У нас очень много заявок, но пока мы никак не можем пробить на эту идею министерство финансов.

Инвестиционная привлекательность

Недавно был повышен суверенный рейтинг России на финансовых рынках на инвестиционном уровне агентством "Moodis". Нужно понимать: деньги просто так не потекут, и серьезных рисков в связи с этим нет. Да, к России большой интерес, какой-то приток будет, но все же инвесторы ориентируются в большей степени на дела, а не на такого типа сигналы. Кроме того, само по себе повышение рейтинга не означает, что у нас решены проблемы, связанные с инвестициями, что раз у нас хороший инвестиционный рейтинг, значит у нас хороший инвестиционный климат. Это означает, что мы перешли в группу стран с другими проблемами, причем столь же серьезными. Бюджет привести в порядок относительно легко, а вот решать проблемы, связанные с развитием общества, демократического поведения, финансовым сектором, естественными монополиями и так далее всеми рыночными институтами - на порядок сложнее. Повышение рейтинга - это сигнал о том, что мы должны решать новые проблемы, а не думать о том, что у нас эти проблемы решены.

Подготовил Федор Лапин

24 Ноября 2003, 20:43 +88

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...