Барьер на пути возрождения российского легпрома

Доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства в 2003 году составила 0, 92 процента (в 2002 году - 1,3%). По данным Минэкономразвития, в первом квартале 2004 года этот показатель был равен нулю, инвестиции - минус 1, 9 процента. Нынешнее состояние легкой промышленности обусловлено целым рядом причин, в том числе и, по мнению многих экспертов, неэффективной таможенно-тарифной политикой. О своих претензиях к таможенным органам, а также о других обстоятельствах, мешающих отечественным производителям на равных бороться с импортными товарами, говорит первый вице-президент ОАО «Рослегпром» Александр Круглик.

- Дело не в том, что Таможенный кодекс плох, - считает он. - Мы согласны, что для добросовестных участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) процедуры во многом упростились, и очень важно, что сроки таможенного оформления существенно уменьшились. Таможенными органами проделана большая работа. Однако я предпочитаю говорить о проблемах. Одна из них - что таможенную службу сделали у нас фискальным органом: она вносит в казну весомый вклад – 43% всей прибыли. Но, с другой стороны, это позор для нашей экономики. И таможня должна быть все-таки не фискальным, а защитным органом для своего отечественного производителя, в том числе и от контрабанды. У нас, к сожалению, пока извращенное понятие о таможне. В цивилизованных странах таможенники не приносят такой прибыли в бюджет, однако это не мешает им быть весьма уважаемыми людьми, получать большую зарплату и дорожить своим рабочим местом.

- На парламентских слушаниях употребили сильный термин, назвав Таможенный кодекс «кодексом контрабандиста». Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду?

- Да, мне пришлось употребить резкий термин, потому что в настоящее время Кодекс защищает интересы импортера, а не отечественного производителя. Хотя мы прекрасно понимаем: основная причина - в том, что в нашей стране при наличии всех необходимых министерств отсутствует экономическая политика. Поэтому и легкая промышленность, как ни борется за свое выживание, но действия государства приводят к тому, что она все время оказывается на грани гибели. Мы не против импорта, потому что в своем нынешнем состоянии не можем обеспечить потребности населения, к тому же импорт необходим и для расширения товарной массы, и для улучшения ассортимента. Но когда импорт сознательно направлен на то, чтобы погубить целую отрасль промышленности, это уже не дело. Так, 282 статья ТК дает возможность физическим лицам раз в неделю ввозить в страну в несопровождаемом багаже продукцию, стоимостью 65 тысяч рублей и до 200 килограммов весом. При таких условиях одно физическое лицо может в год ввезти беспошлинно товаров более чем на $100 тысяч. Это нереально для обычного гражданина, но очень выгодно спекулянту. Этому виду импорта навесили «фиговый» листок – «для личного потребления», хотя очевидно, что это не так. Ясно, что это кто-то пролоббировал. Кстати, в странах ЕС допустимая ставка суммы ввоза меньше нашей в 10 раз (175 евро) при единой ставке налогообложения - 13%.

- Что же вы предлагаете?

- Мы просим установить сумму для беспошлинного ввоза товаров в размере $500. При этом уточнение можно внести либо в Кодекс, либо издать постановление Правительства в части ограничения числа поездок с такими условиями ввоза, а также решение об установлении размеров единой пошлины и налогов при каргоперевозках и в несопровождаемом багаже до 7-8 евро за килограмм. Иначе «серый» импорт не победить. Мы считаем, что именно грамотное использование механизма таможенного регулирования, наряду с другими методами государственной поддержки, может быть серьезным рычагом подъема нашей отрасли промышленности. Почему это так важно? Да потому что, исходя из официальных статистических данных, 70% товаров легкой промышленности на нашем рынке - это контрабандный товар.

- ???..

- Поясню это на примере обуви. По статистике, в 2003 году было реализовано 220 миллионов пар обуви. Крупными отечественными предприятиями было произведено чуть больше 40 миллионов пар, а с учетом мелких и средних - 60 млн. При этом по официальному импорту было завезено 54, 4 миллиона пар. Так откуда взялось еще 105, 6 млн.? Мы делаем вывод, что эта обувь попала в страну или просто без таможенного оформления, или под видом других товаров. По нашим расчетам, каждый миллион пар обуви - это 500 рабочих мест. То есть, за последние два года мы потеряли 200 тысяч рабочих мест. Завезя 105 миллионов пар обуви неизвестно откуда, мы потеряли еще 50 тысяч рабочих мест и обеспечили работой «челноков».

- А вы находите понимание в Минэкономразвития, в Федеральной таможенной службе?

- - Да. У нас хороший контакт с главой Департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности и таможенного дела Минэкономразвития Алексеем Каульбарсом, заместителем руководителя ФТС Юрием Азаровым. Они понимают проблемы и готовы обсуждать их, в том числе и вопросы таможенно-тарифной политики. Один из очень больных вопросов для нас - занижение стоимости. Если взять статистику, то средняя цена ввозимой обуви в 2003 году была 5,5 евро, а верхняя цена для кожаной обуви - 11,2 евро. Смешные цены! У нас в производстве средняя цена - 13,5 евро. Как можно конкурировать с таким импортом? Кроме того, необходимо обратить внимание на вопиющие разночтения в данных статистики наших государственных органов и статистики наших иностранных партнеров. Так, итальянцы считают, что в 2003 году из их страны в нашу было завезено в 4,7 раза пар обуви больше, чем это зафиксировано нашей таможенной статистикой. А по цене, кстати, она отличалась в 22 раза. То есть при пересечении нашей границы эта обувь меняет цену, название. С Китаем статистика вывоза и ввоза разнится уже в 10 раз, то есть китайцы, по своей статистике, вывозят к нам в 10 раз больше, чем, по нашей статистике, ввозится к нам. Я уверен, что наши таможенные службы сотрудничают с таможенными администрациями других государств, и наверняка есть обмен информацией. Почему бы в таком случае не отследить недобросовестных участников ВЭД?

- А возможно ли их наказать?

- Теоретически – да. В КоАПе предусмотрены достаточно сильные штрафные санкции. Но, благодаря отсутствию связи между законами реальное наказание за контрабанду выглядит просто смешным: по Таможенному кодексу, если лица, которые допустили нарушения, в пятидневный срок вносят все платежи, товар амнистируется. Не начисляются даже пени.

- Что же, по вашему мнению, должны предпринять правительство и таможенные органы, чтобы исправить положение дел в легкой промышленности?

- Как я говорил, главная беда - отсутствие государственной экономической политики. «Челнока» можно вытеснить еще и нормальной работой промышленности - не будет необходимости в таком количестве импорта. При этом мы не говорим о преференциях, мы говорим о равных условиях. Хотя, замечу, те же китайцы и турки, основные поставщики ширпотреба в нашу страну, имеют в своих странах преференции. А поставщики из Западной Европы, к примеру, могут брать кредиты от 2-5%. Наши же производители менее чем на 15% и рассчитывать не могут. Наша единственная преференция, к сожалению, - это невысокая заработная плата, а именно в легкой промышленности она самая низкая - 3, 5 тысячи рублей. При такой зарплате очень трудно удержать людей.

- …Легче в очередной раз пересмотреть пошлины на ввозимые и вывозимые товары?

- В 2000 году было принято решение понизить пошлины на ввоз товаров легкой промышленности с 20 до 15%. Логика была такой: если ее уменьшить, то и скрывать перестанут. На самом деле, я вас уверяю, кто не платил раньше, не стал платить и после того, как пошлина уменьшилась. Надежды не оправдались. Нам же тогда объяснили, что все это делается в рамках подготовки к вступлению России в ВТО. Сейчас уже 2004 год заканчивается, и если даже в 2005 году мы вступим в ВТО, то еще пять «связанных» нельзя будет менять тариф в сторону увеличения. А мы порог и так снизили, при этом ничего не выиграв. Между тем, с помощью таможенных тарифов можно поменять многое. Но, к сожалению, наше государство до сих пор не может определить приоритеты. Разумеется, эта претензия не к таможенному ведомству. Задание ФТС на 2005 год - больше одного триллиона рублей. Его можно с лихвой перевыполнить путем простого наведения порядка: если 70% товаров легкой промышленности будут ввозиться в нашу страну не контрабандным путем, а по закону.

- Насколько я понимаю, есть проблема и с ввозом оборудования?

- Да, с машинами для швейного и кожевенного производств. Такая техника в нашей стране не производится, а на то, что ввозится, устанавливаются высокие пошлины, что потом, соответственно, отражается на себестоимости продукции. В настоящее время мы добились права беспошлинного ввоза на 22 наименования оборудования. Однако прошло два года, и для многих предприятий это оказалось бесполезным: кто-то уже купил, не дождавшись льгот, а кто-то просто прекратил существование. - А вы можете назвать примеры грамотных, на ваш взгляд, действий, которые самым положительным образом сказались на результатах отрасли?

- Мы очень долго боролись против вывоза кожевенного сырья, которое скупали Китай и Западная Европа. И добились. Когда была установлена пошлина в 500 евро за тонну вместо двухсот, наша кожевенная промышленность сразу же оживилась. Поднялось качество, стало больше перерабатываться сырья, и это незамедлительно сказалось на обувной промышленности. Теперь даже на экспорт идет не кожсырье, а полуфабрикат или готовая кожа.

- Вы сами сказали, что в настоящее время наша легкая промышленность не в состоянии удовлетворить внутренний спрос. А есть ли у нее потенциал? Смогут ли отечественные производители обеспечивать своих сограждан качественными товарами?

- Мы легко можем увеличить производительность своей отрасли в два раза. Если хотя бы вполовину перекрыть контрабандный рынок, то эти объемы сразу же наполнят товары наших производителей. Если же иметь в виду качество, то во многих случаях нашей продукцией можно гордиться. Часто покупатель даже не догадывается, что под импортным лейблом «прячется» товар, произведенный в России. Я имею в виду все большее развитие схем работы, когда наши предприятия выполняют заказы инофирм, изготавливают изделия из давальческого сырья. Выпускаются товары, рассчитанные не только на средний класс, под марками Berkateks, Steilmann, Harve Bernard, Adidas, Reebok и другие, но и относящиеся к высокой моде, например под маркой Marina Rinaldi. Это, конечно, не та цель, к которой надо стремиться, но явный показатель потенциальных возможностей.

Для справки

В настоящее время российская легкая промышленность объединяет более 15 тысяч организаций, в том числе более 11 тысяч малых предприятий. В государственной и муниципальной собственности находится около 7% этих организаций. Численность занятых в отрасли составляет свыше 660 тысяч человек.

В 2003 году экспорт швейных изделий из России достиг $150 миллионов, 80% из которых до 80 процентов были товары, изготовленные по заказам иностранных фирм из их сырья. Доля этой продукции достигает 25% общего объема выпуска швейных изделий.

По материалам «Московской промышленной газеты»

25 Января 2005, 13:46 +63

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...