Что такое поиск? Это вера…

Как работают поисковые отряды

Марина Москалева Два раза в год – перед 9 мая и 22 июня (Днем Победы и днем начала Великой Отечественной войны) о событиях военных лет, о павших и живых вспоминает вся страна – от школьников, у которых проводятся тематические мероприятия, до представителей власти. Грустно, но это так. Жизнь течет, заслоняя от нас многие важные даты и вехи. Но есть люди, которые помнят о прошедшей войне всегда. Это участники поисковых отрядов. Они верят, что каждый погибший солдат должен быть похоронен с почестями. Вахта памяти Споры историков о количестве погибших во время Великой Отечественной войну не отменяют того факта, что незахороненными осталось множество солдат. Сразу после войны найти и захоронить останки, наверное, не составило бы проблемы. Но тогда у страны были другие заботы. На местах сражений вели стройки, распахивали поля, сажали деревья. А под всем этим великолепием, как пелось в известной песне, лежали «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой». И еще много-много других солдат и офицеров. Простые люди обходили места боев стороной, преступный мир пополнял там запасы оружия. Но были те, кто отправлялся в «проклятые места», чтобы найти и похоронить погибших. В 1988 году эти люди объединились: был проведен I Всесоюзный сбор поисковых отрядов, создан Всесоюзный координационный Совет. В мае 1989 года под Великим Новгородом прошла первая общесоюзная Вахта Памяти. В районе села Мясной Бор экспедиции «Долина» и «Снежный десант», в которых участвовало более трех тысяч поисковиков из 15 городов Советского Союза, нашли и захоронили на войсковом кладбище 3 500 человек. Затем Вахты Памяти проходили в Смоленской, Тверской и других областях. Движение приобрело общегосударственный масштаб, к нему подключилось Министерство обороны. «Ну, Ивановская-то область здесь совершенно не при чем», - скажет внимательный читатель. И будет не совсем прав. Потому что в первой Вахте Памяти 1989 года принимал участие наш земляк, а ныне руководитель молодежно-студенческого поискового объединения «Поиск». С тех пор Виктор Валерьевич со своими единомышленниками каждый год отправляется на места боев. Говорит, это затягивает. За это время пришлось пройти неизбежный распад Всесоюзного совета поисковых отрядов, отсутствие финансирования, неопределенность. Но со временем все встало на места: нашлись средства в федеральном бюджете, сформировалась ассоциация поисковых отрядов России, объединяющая 50 республиканских, краевых и областных организаций, были налажены связи с «заграницей» - например, с белорусской организацией «Пошук». До сих пор в строю и многие отряды, которые стояли у истоков движения – казанский «Снежный десант», отряды из Тюмени, Самары, Смоленска, Великого Новгорода и Иванова. Жизнь продолжается, работа идет. Место на карте Хотя образно можно сказать, что вся земля от Москвы и до Берлина полита кровью наших солдат, на карте России есть несколько мест самых ожесточенных сражений. Именно там, как рассказывает Виктор Егоров, сейчас работают штабы крупных поисковых экспедиций. Это Великий Новгород (Мясной Бор и окрестности), Смоленск, Тверь, Москва, Мурманск. У каждой из этих экспедиций своя Долина смерти, где полегли десятки и сотни тысяч солдат. Штабы экспедиций активно сотрудничают с архивами, изучая места боев и предоставляя поисковикам достаточно подробные карты боевых действий. Но даже в таких местах найти что-то не так-то просто. Ведь прошли десятилетия. Так что оценить ситуацию на месте помогает опыт. Там, где новичок пройдет, не увидев ничего необычного, опытный поисковик приметит старые воронки, окопы, остатки других укреплений. Верный признак, что рядом могут быть и останки бойцов. Ивановский «Поиск», как и многие другие поисковые отряды со всей страны, работает в составе экспедиции «Долина» у Мясного Бора. «Там в 1942 году была предпринята вторая попытка прорыва блокады Ленинграда, - рассказывает Виктор Егоров. – Бои вела 2-я Ударная армия печально известного генерала Власова, впоследствии создавшего РОА – российскую освободительную армию. В ходе боев образовался «котел», в который попало свыше 300 000 солдат и офицеров. Выйти из окружения смогли только 16 000 человек. Остальные навсегда остались лежать у Мясного Бора. И хотя каждый год отряды находят множество останков, их до сих пор немало». Земля откроет тайны Что можно узнать в ходе поисковой работы? Самое ценное – это имена погибших солдат. Именно установление имен и захоронение павших с воинскими почестями и отпеванием по христианскому обряду и есть основная цель работы. Личные данные бойца или командира Красной Армии содержались в его смертном медальоне – продолговатом закручивающем пенальчике. На бланк, который вкладывался внутрь медальона, вписывались имя, отчество и фамилия, воинское звание и место рождения человека, имена и место жительства родственников. Медальон должен был храниться в специальном отделении на ремне, но по факту носили их, где придется – кто в нагрудном кармане, кто в кошельке. К тому же с медальонами было связано немало примет и суеверий. Например, считалось, что если оставишь бланк пустым – не погибнешь. Да и заполненные бланки часто уже не читаются. Один из таких медальонов в прошлом году нашел сын Виктора Егорова Сергей. «За все годы работы, захоронив 272 человек, мы нашли всего 7 читаемых медальонов, - говорит Виктор Егоров. – Читаемый медальон – это большая удача еще и потому, что идентификация одного бойца позволяет предполагать, кто лежит рядом с ним (по спискам подразделения). Хотя 1942-й год – это один из этапов войны, когда было не до документов. Даже штаб часто не знал, как люди выходили из окружения. У нас был случай, когда мы установили личность солдата, который вообще не числился в списках». Как ни обидно это сознавать, идентифицировать немецких солдат намного проще. Их данные наносились на металлические нашивки на форме. К тому же все передвижения немецкой армии тщательно документированы. Например, когда «Поиск» поднял останки 23-летнего солдата Эрика Вировского из Мюнхена, в немецких архивах моментально нашлись данные о том, когда и где он пропал без вести. Правда, родственников найти не удалось (что неудивительно - Мюнхен был почти полностью уничтожен бомбежками). Часто в местах боев земля напоминает «слоеный пирог» - воюющие стороны по нескольку раз «выбивали» друг друга с различных точек, оставляя убитых. Определить принадлежность бойца к той или иной армии помогает обмундирование: ботинки (хотя, откровенно говоря, немецкие ботинки могут быть и на наших), нашивки, пуговицы (на брючных пуговицах у немцев было по 3 дырочки, а не по 2 или 4, как у наших). Даже сейчас поисковые работы позволяют судить о бытовой стороне войны. Например, у одного немца, погибшего при бегстве с огневой точки, поисковики нашли баночку крема «Нивея», очень хорошо сохранившуюся. «Вообще бытового «барахла» у немцев было много, - говорит Виктор Егоров. – И зубная паста, и щетки, и расчески, и зеркальца. У нашего хорошо, если расческа есть». Как в «Тумане» Работа у поисковиков тяжелая. В мае приходится копать мерзлую землю, в августе порой донимают дожди. Из оборудования – миноискатель, топоры, саперные лопатки, ведра и помпы. И так называемые вертухи, придуманные самими поисковиками. Это железное приспособление в форме буквы Т, с помощью которого можно обнаружить пустоты в земле (это с большой вероятностью говорит о наличии там останков). Но, как говорит Виктор Егоров, далеко не всегда работа приносит плоды. Земля должна «отдать» останки поисковику. На первый взгляд, в этом есть элемент фэнтези, но как минимум треть мистических рассказов исходит от людей, к пустым фантазиям не склонным. «Недавно по телевидению показывали фильм «Туман», - говорит Виктор Егоров. – Так вот, участники поисковых отрядов знают, что туман порой действительно словно передает картинки из прошлого. Как-то наши ребята наблюдали такую картину: в тумане над полем возникли черные точки, начали вырисовываться фигуры людей, потом часть фигур растаяла, а несколько фашистов, которых было видно довольно детально (вплоть до закатанных рукавов и «шмайсеров» в руках) строем ушли в лес. Или другой случай: мы наткнулись на воронку останками пяти людей, а вечером сидели у костра и вдруг увидели, как из-под земли (в той стороне, где находится воронка) вырвались лучи света, похожие на свет прожекторов противовоздушной обороны. И в одном из лучей вырисовались контуры бойцов, идущих друг за другом. Мы насчитали как раз пятерых. Потом свет сжался в пятно вроде зеркала, и все пропало». Иногда в районе Мясного Бора слышен хор, выстрелы, крики «Ура!». Например, командир отряда из Набережных Челнов, выйдя к реке умываться, увидел на другом берегу в тумане строй солдат, уходящих в дозор. А порой человека будто «выталкивают» из леса, глядят в спину. А уж шаги ночью у палаток – обычное дело. Виктор Егоров объясняет это просто: «Эти миражи - души людей, которые умерли не по своей и не по Божьей воле, внезапно, неготовыми к смерти. Они хотят, чтобы их успокоили. И они заслуживают этого. Тем более что эти люди отдали жизнь за нас». На то, чтобы найти всех погибших, как говорит Виктор Егоров, не хватит и жизни. Сам он, например, надеется на сыновей. Но сохранность останков с каждым годом хуже и хуже. Записки в медальонах превращаются в пыль, воронки заплывают, увлекая останки бойцов в глубь. А, кроме того, не теряют времени жуки, питающиеся костным веществом, так что порой удается найти чуть ли не все обмундирование, но не самого бойца… С каждым годом все меньше и ветеранов, которые очень помогали поисковикам в самом начале. Белые и черные Люди с лопатами отправляются в лес на места боев с разными целями. У одних в душе – желание с почестями похоронить павших и готовность терпеть лишения. У других – жажда наживы. Увы, «черные копатели» или «черные следопыты» - это не миф. Они есть, и их интересует все, что можно продать, – оружие, взрывчатка, артефакты вроде касок, нашивок, холодного оружия. Интернет полон такими предложениями. В основном, как рассказывает Виктор Егоров, промышляют этим местные. Случается, появляются и заезжие отряды, но их легко вычислить: они встают в глухих местах, работают без карт и специального оборудования. «Если мы замечаем что-то подобное, немедленно сообщаем в штаб. Потому что любой негатив может обернуться против всех поисковиков, - говорит Виктор Егоров. – А бывают и совершенно дикие случаи. Так, в прошлом году вполне официальный и уважаемый отряд из Волгограда попался на продаже оружия». Не случайно поисковики так дорожат своей репутацией, так тщательно проверяют, кого берут в свои ряды. Здесь есть место каждому - и школьнику, и студенту, и офицеру полиции, и компьютерщику. Главное - общая цель. Как ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации города Иваново, Виктор Егоров привлекает и эту категорию ребят. Случалось ему и перевоспитывать «двоечников». Но, конечно, отпетым персонажам в отряде не место. Слишком велика ответственность. Для координации работы сейчас в Ивановской области создана ассоциация поисковых отрядов под эгидой управления молодежной политики департамента внутренней политики. Именно совет командиров ассоциации должен будет взять на себя ответственность за новые поисковые отряды, если такие появятся. «Допустить новый отряд к работе – это очень серьезное решение, - считает Виктор Егоров. – Мало того, что любая вина ляжет на всех поисковиков региона. Поскольку финансирование небезразмерное, может возникнуть ситуация выбора: везти новый отряд, который, скорее всего, ничего не найдет, или опытных поисковиков». Так что пока самый простой путь к тому, чтобы заняться поисковой деятельностью – примкнуть к уже существующему отряду. После боя Поиск сплачивает людей. Местные жители ждут отряды, топят баньки, зовут в гости. Ветераны благодарят поисковиков. Да и родственники людей, которых удалось найти через штаб экспедиции, через интернет, органы власти, другие поисковые отряды, стараются помочь, зовут к себе. «Например, мы нашли останки бойца-украинца, - рассказывает Виктор Егоров. - И не надеялись найти родственников. Все-таки заграница! Оказалось, два внука живут в Зеленограде Московской области. Они пригласили нас к себе, мы привезли фильм о нашей работе, личные вещи. В гости собрались все соседи». В Великом Новгороде серьезно поставлена работа с родственниками погибших. Приехавшие семьи принимают, размещают. Похороны бойцов на мемориальном кладбище каждый раз становятся торжественным и запоминающимся событием, свидетельством того, что работа ведется не зря.  
22 Июня 2012, 11:55 +485

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...