Дом Андреева детства

Радости и горести семьи Тарковских в Юрьевце

Марина Москалева

Одно из мест, которое обязательно посещают гости кинофестиваля «Зеркало», - это дом-музей Андрея Тарковского в Юрьевце. В этом доме Андрей вместе с мамой, бабушкой и сестрой Мариной жил в эвакуации в годы Великой отечественной войны. Здесь семья пережила и трудности, и радости. Именно этот дом на улице Тарковского в Юрьевце стал первым в мире музеем этого великого русского режиссера.

 Стены помнят

Дом, в котором с 1996 года располагается музей Андрея Тарковского, был построен в начале ХХ века как коммунальная квартира. Так он и функционировал до самого открытия музея. На участке рядом с домом выстроен фрагмент церковной стены – в память обо всех храмах, утраченных в России в ХХ веке. Здесь же расположен колодец, символизирующий сакральное отношение к воде.

Сейчас в память об Андрее Тарковском у дома заложен яблоневый сад, деревья в нем каждый год в дни фестиваля сажают известные режиссеры и актеры. Среди яблонь, которые зазеленели этой весной, есть те, что посажены Тео Ангелопусом, Станиславом Говорухиным, Вадимом Юсовым (оператором фильмов Тарковского), Инной Чуриковой.

Уже на крыльце чувствуется теплый запах дома, надежных деревянных стен.

«Знаете, когда я приезжаю туда, меня охватывает тяжелое чувство, - говорит Марина Тарковская (сестра кинорежиссера). - Я помню эти растрескавшиеся бревна над крыльцом. Дом почти такой же, как в прежние дни. Но уже нет близких, с которыми мы жили там. Хотя дом, в какой-то мере, хранит их дыхание. Но, с другой стороны, хорошо, что там создан музей, что память об Андрее здесь живет».

В доме-музее две мемориальных комнаты - небольшая коммунальная кухня, где по очереди готовили еду все хозяйки, и комната семьи Тарковских.

Еще до войны бабушка Андрея и Марины Вера Николаевна Дубасова поселилась в Юрьевце со своим вторым мужем – врачом Николаем Матвеевичем Петровым. Сюда приезжала в гости и семья Тарковских.

«После смерти Николая Матвеевича за бабушкой осталась одна комната, - рассказывает Марина Тарковская. – Когда в 1941 году встал вопрос об эвакуации, у нас был выбор - куда ехать. Писательские семьи уезжали в Чистополь (в Казахстан). Поскольку в Юрьевце у нас была  комната и сохранились какие-то знакомые, решили ехать сюда: бабушка, мама, мы с Андреем и Анна Яковлевна Андрианова, которая была у бабушки прислугой, вырастила маму, а потом и нас с Андреем и дожила до старости в нашей семье».

Отец Андрея – известный поэт и переводчик Арсений Тарковский – ушел из семьи еще до войны, когда Андрею было пять лет, а Марине четыре.

«Вероятно, это нанесло Андрею Тарковскому серьезную моральную травму, - говорит научный сотрудник музейного центра Андрея Тарковского Татьяна Пархачева. – Но, с другой стороны, он не жил в тени отцовской славы. Правда, связь отца с семьей не прерывалась, и в войну они писали друг другу письма».

Комнатка, где жила семья Тарковских в войну, невелика. Обстановка восстановлена по воспоминаниям Марины Тарковской. Причем мемориальных вещей почти не сохранилось. В основном, мебель просто похожа на ту, что стояла в этой комнате. Как рассказывает Марина Тарковская, найти похожий буфет с корабельными стеклами (заключенными в металлическую окантовку), диван, стол было не так-то просто.

В годы войны бабушка спала на диване, маленькая Марина – на кроватке, Андрей – на походной кровати Николая Матвеевича времен первой мировой войны, а мама – на столе или под столом.

Стол вообще занимает в комнате центральное место - здесь дети учили уроки, здесь писали письма отцу.

Арсений Тарковский в те годы работал фронтовым корреспондентом в газете «Боевая тревога». Редакция базировалась неподалеку от линии фронта. Через день журналист ходил на линию фронта, иногда – через минные поля. 

«Он видел все ужасы войны, - говорит Марина Тарковская. – Но как поэт находил слова, чтобы описать не только войну и смерть, но и прекрасную природу, ее контраст с войной. Он собирал материал о героях, писал стихи, частушки, басни, чтобы сделать образ врага не таким страшным».

На столе – пепельница, одна из немногих мемориальных вещей в доме. Мама Андрея Тарковского – Мария Ивановна - всю жизнь курила.

В конце коридора у окна отгорожен занавеской уголок. Здесь жила та самая домработница Аннушка. Она спала на сундуке, в котором хранила вещи.

 Как это было

Как рассказывает Марина Тарковская, в годы войны дом был заселен людьми самыми простыми, выходцами из деревень. И нравы там царили весьма демократические. Было тесно – маленькая кухня не рассчитана на такое количество хозяек. За порядком следила комендантша, убежденная коммунистка, которую все боялись.

«В целом, жизнь была, как у всех, - говорит Марина Тарковская. - Война, голод, отцы на фронте. Но еще и работы для мамы не было, хотя там еще работали пивзавод, деревообрабатывающий комбинат (не то, что сейчас). Идиллии не было еще и потому, что местное население не любило эвакуированных. Антагонизм чувствовался всегда. Хотя мама была очень простой в общении и старалась найти в любом человеке уникальные черты, здесь это не очень получалось. Например, огород делили на всех, и из-за того, кому достанется грядка в тени, а кому – на солнышке, разгорались дикие споры. Мама даже в письмах отцу писала, что люди при этом теряли человеческое лицо. Сама она никогда не участвовала в этих спорах – что достанется, то и достанется. И вместе с тем, там были замечательные люди. Например, среди соседей была такая Вера Флегмантовна. Иногда она давала маме чернил, чтобы написать письмо отцу на фронт. Хочу вспомнить еще одного человека – директора школы Людмилу Александровну Богункову. Это была удивительная женщина, выделявшаяся добротой, педагогическими качествами, красотой. Она то и дала маме работу, привлекла ее к подготовке утренников».

Как вспоминает Марина Тарковская, и дома, и в школе зимой было холодно, с дровами были проблемы. Иногда на семью выделяли елку, которую нужно было привести, распилить, наколоть.

«Сохранились удивительные письма мамы на фронт, - рассказывает Марина Арсеньевна. - В одном из них она пишет: «Сегодня надо ехать на ту сторону Волги за дровами. Волны огромные, лодка утлая. Едем я и еще одна бабенка». Все это было на маминых плечах, Андрей помогал ей как мальчик, но ему было всего 8-9 лет».

Тем не менее, и у Андрея, и у Марины в душе осталось немало теплых воспоминаний о Юрьевце. Они ходили во Флягинскую школу, где на большой перемене детям давали чай и булочку.

«В голод это очень важно, - отмечает Марина Тарковская. - Мама писала отцу: «Мариночка приносит из школы булочку и делит ее на всех». Когда я это прочла, поразилась, что голодный ребенок может принести булочку домой. Сейчас у меня вряд ли хватило бы на это силы духа.

Детство есть детство. Приметы голода не казались нам чем-то страшным. Наоборот, на этом фоне выделяются какие-то особые воспоминания. Например, моя учительница – Надежда Александровна Гвоздева (могу ошибаться в имени, прости меня, Господи) торговала на рынке малиной со своего огорода. И как-то раз, когда я с Аннушкой ходила на рынок, насыпала мне бесплатно кулечек этой малины.  Это было удивительное угощение!»

Зимой Андрей Тарковский катался с горы на лыжах, оглашая окрестности нецензурной бранью (потом, к радости мамы, одна лыжа сломалась, и опасные катания прекратились), летом с гор по высохшей гладкой траве катались на дощечках. Кстати, приехав в Юрьевец уже взрослым, Андрей Тарковский очень жалел, что гора за Флягинской школой срыта. «В детстве мир всегда окрашен позитивом, - говорит Марина Тарковская. - Помню один день: был апрель, текли ручьи, и мы ходили в кино. Здание этого старого кинотеатра существует до сих пор. И так совпало, что мы смотрели фильм «Весенний поток». Он так подходил для этого солнечного, яркого дня!».

Кстати, мама – Мария Ивановна, всегда обращала внимание детей на радостные моменты. Например, однажды она принесла отросток кактуса, завернутый в газету, и предложила детям на ощупь определить, что это такое. Потом кто-то дал ей отросток комнатной розы, типичного для Юрьевца цветка. Она цвела очень красивыми нежными розовыми цветами. Андрей рисовал эту розу, а лепестки дети посылали отцу на фронт.

Эти радости остались на всю жизнь.

 После славы

Немаловажная часть музея Тарковского в Юрьевце – зал, посвященный творчеству режиссера (начиная с дипломной работы «Каток и скрипка» и заканчивая его известными фильмами – отечественными и снятыми за рубежом).

Здесь можно увидеть интересный фотоколлаж, соединивший и детские снимки (например, фото, снятое в первые дни жизни Андрея Тарковского в селе Завражье), и портреты кинорежиссера, известные всему миру.

Один из экспонатов – автошарж Андрея Тарковского. Это лицо без глаз. Говорят, режиссер утверждал, что не хочет, чтобы каждый заглядывал в его душу через зеркало души - глаза. Здесь же портрет Тарковского, выполненный из тысячи кадров его фильмов (работа одного из его сыновей).

В фондах музея немало фильмов Тарковского. В том числе – его последний фильм «Жертвоприношение», в котором звучит предостережение по поводу угрозы атомной войны. Кстати, съемкам этого фильма посвящена отдельная экспозиция, развернутая в одном из залов историко-художественного музея Юрьевца.

 Если вы решите побывать в музее Тарковского, посвятите этому целый выходной. Во-первых, в Юрьевце очень красиво – широкая Волга, удивительные храмы и неповторимое очарование провинциального города помогут вам оторваться от суеты. А во-вторых, здесь есть и другие интересные музеи (о которых мы обязательно расскажем подробнее в одном из следующих номеров).

 

23 Сентября 2011, 14:14 +209

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...