Дядя Степа – "полиционер"

Владислав Волотко vvv@chastnik.ru Проект закона «О полиции» получился очень сырым и требует серьезной доработки – такое мнение высказали члены Общественной палаты Ивановской области в ходе «круглого стола» 26 августа. «Но это факт!» Президент РФ дал установку обсуждать недавно подготовленный проект закона «О полиции» всем миром, в связи с чем Общественная палата Ивановской области провела «круглый стол», на который пригласила представителей регионального правительства, областной думы, УВД и прокуратуры. В результате проект закона не получил практически никаких положительных оценок, зато критические замечания и предложения по доработке сыпались, как из рога изобилия. Единственным, кто фактически устранился не только от каких-либо оценок, но и от обсуждения, оказался замначальника УВД Олег Борисов. Он произнес речь, суть которой свелась к тому, что все милиционеры должны научиться работать по новому закону, а затем практически два часа просидел молча. Зато у всех остальных нашлось немало слов. В том числе у депутата Ивоблдумы Михаила Шора, который сходу завелся и стал на повышенных тонах требовать прекратить травлю милиции. Шор обвинил всем журналистов скопом в том, что они выполняют проплаченный заказ по дискредитации милиции. «Не знаю, кем проплачен, но это факт!», - раза три повторил Шор, вызвав довольно резкую реакцию первого зампреда областного правительства Игоря Гладкова. Последний призвал Шора вспомнить, что тот находится не на предвыборном митинге, и говорить по существу. По существу депутат, однако, так ничего и не сказал, повторив лишь все то же самое, но уже более спокойным тоном, и вызвав смех вновь произнесенной фразой «Не знаю, кем проплачен, но это факт!». Сам Игорь Гладков говорил исключительно по делу и сразу выразил удивление, что в законе ничего не сказано о том, как будут готовиться кадры для полиции. Большие сомнения у бывшего судьи вызвала норма об автоматическом переводе всех милиционеров на аналогичные должности в полиции. По мнению Гладкова, процедура перевода должна сопровождаться обязательной переаттестацией. Кроме того, он обратил внимание, что в законе упоминается об общественном контроле за деятельностью полиции, но при этом не говорится, каким должен быть механизм этого контроля. Неконкретный закон Пожалуй, самый подробный анализ законопроекта осуществил председатель комиссии по вопросам законности, правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и вооруженных сил ОП Олег Сперанский. Подойдя к вопросу с позиций профессионального адвоката, он указал на необходимость изменить или уточнить множество статей законопроекта. Например, он заявил, что полицейский, по его мнению, должен не просто воздерживаться от противоправных действий в отношении граждан (об этом написано в законопроекте), но и пресекать подобные действия, если они совершаются другими сотрудниками полиции (об этом в законопроекте не написано). Сегодня же, по словам Сперанского, сотрудник милиции может нарушать закон на глазах у своих коллег, а те просто не обращают внимания на этот факт. Ответственности за свое равнодушие они, в случае возникновения скандала, не несут. Большое удивление как у Сперанского, так и у других участников заседания вызвало присутствие в тексте понятий, допускающих субъективную трактовку. В частности, говориться, что милиционер должен предупреждать правонарушителя о возможном применении оружия, за исключением случаев, когда такое предупреждение «является неуместным». Дать юридическое толкование понятию «неуместность», по словам Сперанского, кране проблематично. Кроме того, для пресечения произвола со стороны милиции адвокат предложил дать задержанному гражданину право на один телефонный звонок сразу после задержания, а также предложил уточнить нормы о правилах допуска к задержанному адвоката. Но самой главной системной проблемой законопроекта, по мнению Олега Сперанского, является то, что он содержит огромное количество отсылок к другим нормативным актам. Ими, в числе прочего, определяются такие ключевые вещи, как структура полиции, социальные гарантии ее сотрудникам и многое другое. Как отметил Сперанский, отсыл к сторонним документам – это порочная практика отечественного законодательства, которая приводит к тому, что официальные лица (в том числе сотрудники правоохранительных органов), руководствуются не законами, а всевозможными подзаконными актами, которые зачастую вступают с законом в противоречие. Член общественной палаты призвал отойти от этой практики при подготовке закона «О полиции». Полицейский всегда прав Поднятая Сперанским тема возможного произвола правоохранительных органов звучала в других выступлениях. Генеральный директор Союза промышленников и предпринимателей Ивановской области Алексей Жбанов увидел в тексте документа как минимум четыре положения, дающих сотрудникам полиции такую возможность. Во-первых, Жбанова возмутило право полицейских вести и хранить любые информационные базы, содержащие информацию о гражданах: «Получается, что даже если человек ни в чем не подозревается, полиция все равно имеет право составлять на него досье, которое неизвестно как будет потом использоваться». Во-вторых, почву для злоупотреблений создает право сотрудника полиции остановить на улице любого показавшегося ему подозрительным гражданина и держать его на месте в течение 1 часа. Даже если гражданин окажется в итоге абсолютно законопослушным, действия полицейского не будут считаться превышением полномочий или нарушением чьих-либо прав. Третий момент – право вторжения в жилище, если у полицейского «есть основания полагать», что там совершается преступление. По словам Жбанова, полицейский фактически может войти в любой дом и провести там обыск, мотивируя это тем, что у него «есть основания полагать». Четвертое положение выглядит еще более сомнительно. Сказано, что гражданин обязан подчиняться законным требованиям сотрудника полиции, а законным считается любое требование, если через суд не доказано обратное. То есть требование может быть сколь угодно диким и абсурдным, однако неподчинение ему автоматически будет считаться сопротивлением полиции. И чтобы доказать обратное, гражданину потом придется добиваться признания своей невиновности через суд. Старший преподаватель кафедры конституционного и финансового права ИвГУ Андрей Подсыпанин был категоричен и прямо заявил, что законопроект фиксирует презумпцию виновности граждан, что противоречит Конституции РФ. Он также заметил, что документ напоминает нечто гибридное, наспех слепленное из текстов европейских законов о полиции, без адаптации к отечественным реалиям. Обнаружились претензии к законопроекту и у прокуратуры. Как отметил и.о. начальника управления по надзору за оперативно-розыскной и процессуальной деятельностью прокуратуры Ивановской области Андрей Миронов, 1-я часть статьи 53 предусматривает контроль деятельности полиции органами прокуратуры, однако 2-я статья гласит, что вопросы «организации деятельности полиции, тактики, методов и средств ее осуществления не являются предметом прокурорского надзора». «Но под понятия организации деятельности, тактики, методов и всего прочего можно подвести все, что делает полиция, - развел руками Миронов. – Получается, что 2-я часть статьи прямо противоречит 1-й, и мы ничего не можем контролировать». Председатель регионального отделения Союза журналистов Сергей Кустов предложил прописать в законе право граждан свободно записывать на фото-, видео- аудиоаппаратуру действия сотрудников полиции, а также в обязательном порядке фиксировать на видеокамеру все следственные действия, включая допросы. «Суд не должен принимать во внимание результаты тех допросов, которые не проводились перед видеокамерой», - пояснил Кустов. Для повышения чистоты полицейских рядов бывший губернатор Ивановской области Владислав Тихомиров предложил ввести институт рекомендации кандидатов в органы политическими партиями и общественными организациями. «Пусть кандидатов рекомендуют парламентские партии, - разъяснял Тихомиров, - у нас их три: «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ». «А ЛДПР – не надо», - добавил он, чуть подумав. В итоге участники «круглого стола» сошлись на том, что законопроект «О полиции» нужен и важен, однако документ получился очень сырым, и о принятии его к 1 января 2011 года, на чем настаивает федеральный центр, не может быть и речи. Меньше всего дискуссий вызвал вопрос о смене названия «милиция» на «полиция». Олег Сперанский заявил, что отталкиваться надо от значения слов. Милиция – это временное ополчение, а полиция – структура, занимающаяся вопросами безопасности на профессиональной основе. То есть, полиция у нас уже и так есть, только называется она неправильно. Вопрос о том, будут ли теперь сотрудников правоохранительных органов называть полицаями, члены ОП обсуждать не стали, хотя это слово разок и прозвучало за столом.
01 Сентября 2010, 18:14 +66

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...