Иеромонах Макарий: «Кто сказал, что женские брюки – это мужская одежда?»

Накануне Светлого Христова Воскресения  священнослужитель Ивановской епархии рассказал о церковных обычаях и предрассудках

Татьяна Хейфец

Сегодня уже мало кто вспоминает те годы, когда Пасху, равно как и другие религиозные праздники, отмечали не просто без помпы, но и тайно. В наши дни сложнее найти того, кто бы не праздновал Светлое Воскресение Христово. Миряне усердно раскрашивают яйца, пекут и покупают куличи, выстраиваясь в церквях, чтобы освятить эти богоугодные яства. Праздник объединяет всех – и тех, кто посещает храм лишь по большим праздникам, и тех, кто начинает свое утро с «Отче наш». И поскольку первая категория достаточно многочисленна, накануне Пасхи мы задали несколько соответствующих вопросов иеромонаху Макарию.

 

- Отец Макарий, Пасха такой праздник, который празднуют все, даже те, кто не особо воцерковлен. Что это, по-вашему, – мода или желание приобщиться к корням?

- Надо смотреть на эти вещи так: жизнь человека – это не состояние, а процесс. Это всегда движение, борьба, в христианской традиции - подвиг. Нужно смотреть, куда движется человек, куда движется семья, куда движется все общество. Наша с вами задача – способствовать тому, чтобы это движение шло в направлении неба, то есть добра.

Праздники, события церковной жизни – это те вехи, по которым ориентируется человек в своем движении. Это важно. И, конечно, Святая Пасха в этом кругу ориентиров занимает первое место. Мода? Ну, что ж. Мы к ней относимся неодобрительно, потому что мода – это подавление индивидуальности, это неосознанное чувство, чувство следования за толпой. Но в нем могут быть и правильные стороны. Если есть мода на добро, это неплохо. Пусть мода будет той шелухой, из которой потом вылупляется нечто живое.

- Многие в Пасхальное Воскресение идут в церковь. А можете вы провести некий ликбез: что делать в церкви и чего там не делать?

- Хороший вопрос. Ликбез – это просвещение, ликвидация исторической, духовной и религиозной безграмотности, то есть наша основная задача. Это говорит церковь, начиная с середины XIX века, и с того времени, когда церковь осознала главную беду русского православия – безграмотность. Митрополит Филарет Московский (Дроздов), современник Пушкина, причисленный к лику святых, говорил так: «Если ты себя не просвещаешь в православии, если не заботишься о своем просвещении, я не знаю, можно ли тебя назвать православным, я не знаю, что с тобой будет». Это было 150 лет назад.

Когда мы спрашиваем «что делать и чего не делать», это вопрос сотой важности. Вопросы первой важности другие: что происходит? Кто я на этой земле? Почему я живу? Кто мои дети? Какую все это имеет связь и сочетание с нынешним праздником Пасхи? Вот этими вопросами стоит озаботиться. И не очень нужно думать над вопросами, в какую я пойду церковь, с какой стороны встану, когда я буду креститься, на каком подсвечнике зажгу свечу и т.д. Сколько я служу священником, и до того, я ни разу не видел, чтобы какое-то неумелое действие прихожан вызывало серьезную проблему или противодействие.

- И все же есть некие правила, которые в церкви нужно соблюдать…

- Бывает, молодой человек или девушка не очень знакомы с церковной жизнью, не совсем по обычаю себя ведут или одеты. Но ни один нормальный человек не станет укорять их, скорее подскажет. И наоборот: если вы нечасто приходите в церковь и не знаете каких-то обычаев, поймите, что есть люди не очень образованные и благочестивые, и если они начинают вас шпынять, то делают это по своей слабости. Надо им прощать. Хотя они гораздо более виноваты. Я видел, как однажды из-за поучений одного человека девушка в брюках пробкой вылетела из церкви. Я потом бежал за ней.

- А насколько это вопрос вообще принципиален – юбка или брюки?

- Надо различать разные уровни: есть уровень догматов – то, на чем мы стоим. Есть каноны или законы, которые создаются, модифицируются, интерпретируются. Это аналог законодательства. Вслед за этим идут обычаи. Они не кодифицируются и они различаются – в храме один обычай, в монастыре – другой, в Москве один, в Питере – другой, в России – один, в Румынии – другой… Чем больше расстояния, тем больше разнятся обычаи. Далее эти обычаи трансформируются в предрассудки. Первые три уровня принимаются, четвертый – отвергается. Но провести резкую границу между этими уровнями не всегда возможно.

Пример предрассудков: свечку обязательно надо ставить правой рукой (ерунда!), женщина не должна носить брюки, потому что это бесовское. В Ветхом Завете отмечено и общим нравственным строем подтвержденное положение, что не следует женщине одеваться в мужскую одежду, а мужчине в женскую. Это есть извращения, путь карнавала, обмана и т.д. Но кто решил, что женские брюки – это мужская одежда? Это недоразумение. Как сказал отец Андрей Кураев: «Скорее, подрясник, который я ношу, - это женская одежда (да еще и застегивается на левую сторону)».

Я считаю, брюки, сшитые для женщины, - это женская одежда. Другое дело, что 100 лет назад женщины не носили брюк. Но 1000 лет назад и мужчины брюк не носили! И если бы во времена Отцов Церкви (III-IV век) кто-то в церковь зашел в брюках, был бы изрядный переполох: в то время брюки были одеждой северных варварских племен, которые были агрессорами и не имели отношения ни к церкви, ни к той цивилизации. Но все это не отменяет обычаев сегодняшних. Сегодняшний обычай  - приходить женщинам на богослужение в юбке. Впрочем, помню такой разговор в 1990-е годы, когда одна женщина меня спросила: «У меня нет подходящей юбки, как мне идти в церковь?» Тогда, разумеется, она может идти в брюках.

- Когда лучше прийти на праздничную службу?

- Чтобы ответить на этот вопрос, надо стать прихожанином, бывать в церкви почаще, знать расписание служб. Ведь праздничных служб на Пасху целых три, а у нас говорят только об утренней – которая начинается в полночь и переходит в литургию. Это, конечно, главная служба, но это уже завершение пасхального богослужения. А его начало – служба Великой субботы – это то, что совершается днем в субботу. Ее содержательный смысл не меньше, чем самой пасхальной утренней службы. И еще в субботу совершается пасхальная вечерняя служба. Мы, духовенство, конечно, совершаем все эти службы, а миряне – кто какую может. Более того, если человек не может пойти на службу, он может мысленно участвовать в богослужении, включив трансляцию службы по телевизору. Это не замена посещения церкви, но помощь людям. Главное – чтобы была потребность приобщиться к духовному.

Несколько лет тому назад, когда я жил в монастыре, был случай. В утро Пасхи, когда все спали после утренней службы (легли только в 6-7 часов утра), меня разбудили - кто-то спрашивает священника. Я выхожу, стоит человек в праздничном настроении и задает мне вопрос: «Как готовится творожная пасха?» Отвечаю: «Я не специалист, только яйца красить умею...» Мужчина не отступает: «Ну, как же?! Пасха – это же такой праздник, все нужно правильно приготовить!» Я говорю: «Хорошо, Пасха – это праздник. Давайте я вам Евангелие подарю». Он: «А что такое Евангелие?». Вот к чему ведет уклонение в сторону кулинарии и одежды…

- То есть подготовка праздничного стола – не столь важное мероприятие?

- Конечно. Были такие времена и обстоятельства, когда дать человеку яйцо – это было целое событие. Уж про творожную пасху и говорить нечего - если, скажем, был голод. А в наши времена люди так заелись, что на всех заборах висят объявления «Как сбросить вес», помойки завалены продуктами, и все вороны и кошки сыты. То есть ситуация совсем другая… Думаю, лучше корректировать этот перекос. Хочу посоветовать: испеките куличи сами, со своими детьми, пусть будет семейное занятие, общее дело. Покрасьте вместе яйца. Пусть это будет чем-то значимым для вас. Любое общесемейное занятие – это дело, приближающее человека к Богу, потому что семья – это малая церковь. Если вы лишний раз провели время с детьми, а не где-то  - это шаг на вашем восхождении к небу.

- А о том, как поставить свечи, нужно знать?

- Свеча – это осветительный прибор. Свечи - в хозяйственном магазине… Более важно знать, не где поставить свечу, а почему мы ее зажигаем. Об этом очень хорошо сказал современный святой Сербской церкви Николай Велимирович (см. ниже – Т.Х.). Думаю, вам многое станет понятно из его слов.

- Скажите, что вас сегодня радует в обществе?

- Меня радует факт, что церковь и народ становятся друг другу ближе. Церковь отделена от государства, но нераздельна с обществом. Это единомыслие, единочувствие, единобытие – надо реализовать. Когда мы едины с церковью, это должно проникнуть в нашу душу, стать стержнем для человека.

- А что вас огорчает?

- Недостаточная скорость этого процесса и противодействие ему со стороны некоторых общественных деятелей и СМИ.

- Что вы пожелаете своим землякам накануне Пасхи?

- Тем, кто называет себя христианами, хочу пожелать быть христианами не на словах, а на деле. А тем, кто относится к другим конфессиям, желаю свою религиозную жизнь направлять по верному пути, не сбиваться с духовного ориентира.

 

Зажечь свечу

Вопрос: Каков смысл в горящей свече: почему мы зажигаем ее?

Ответ (Николай Велимирович):

Во-первых, наша вера – свет. «Аз есмь свет миру», — говорит Спаситель. Свеча и лампада напоминают нам о том свете, которым Христос просвещает нашу душу.

Во-вторых, это свидетельство о яркости души того, перед чьей святою иконою горит свеча. Святых мы называем сынами света.

В-третьих, это обличение наших темных дел, злых помыслов и желаний, и наставление на путь евангельского света. «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех», - говорит Спаситель.

В-четвертых, это наша скромная жертва Богу, Который отдал Себя в жертву за нас, наш минимальный знак любви и благодарности Тому, Кого мы молим о жизни, здравии, спасении, обо всем том, на что способна Его бескрайняя небесная любовь.

В-пятых, это защита от тех сил зла, которые по временам нападают на нас во время молитвы и уводят наши мысли прочь от Творца: зло любит тьму и боится света.

В-шестых, это призыв к самоотверженности. Как, подчиняясь нашей воле, сгорает масло и воск, так и наша душа должна гореть любовью к Спасителю, подчиняясь Ему на всех поворотах судьбы.

В-седьмых, это урок для нас: как свеча и лампада не зажигаются сами по себе, так и сердце, лампада нашей души, не загорится без святого огня Божией благодати… Наши добродетели и достижения — это горючее, но зажечь его способен только небесный огонь.

 

 

19 Апреля 2011, 15:20 +417

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...