Иван Цыбин: «Люди устали от чернухи»

Прогнозы о том, что интернет вообще избавит нас от книг, не оправдались. Во всяком случае, пока. Людей, получающих удовольствие от общения с печатным изданием, немало. То же самое с телевидением: хотя покушение всемирной паутины на ТВ и наблюдается, но пересадить нас от телеэкранов к мониторам не так-то легко. Уж очень сильна власть «первой кнопки». Поэтому после праздников, во время которых мы вдоволь насмотрелись всяческих телепрограмм, мы побеседовали с режиссером Первого канала Иваном Цыбиным. - Иван, чем вам как режиссеру Первого канала приходится заниматься? - Много чем занимаюсь, но в основном - портретным документальным кино, рассказывая об интересных людях. Это один из самых сложных жанров в теледокументалистике, потому что создать объективный портрет человека – трудно. Ведь главное - не точное портретное сходство, а то, как ты, режиссер, чувствуешь того человека, о котором рассказываешь, поймал ты его волну или нет… Это одна из составляющих профессии режиссера. Перед новым годом вышел наш фильм об актере Никите Михайловском («Вам и не снилось»). Это кумир 80-х, но у него до сих пор появляются новые поклонницы и поклонники. Люди не застали артиста, но влюбляются в него, потому что он притягивает. Мы сделали телерассказ о композиторе и певце Владимире Мигуле (скоро выйдет на Первом), монтируем фильм об одной из ярких актрис советского кино, которая стоит особняком, - Лидии Смирновой. Идут съемки фильма о Ролане Быкове и Елене Санаевой. Надеюсь, удастся сделать фильм о великом балетном танцоре Владимире Васильеве. - Как вы выбираете персонажей? - Это делается коллегиально. Я – главный режиссер группы, которую возглавляет талантливый человек Дарья Пиманова – дочь известных телевизионщиков Алексея и Валентины Пимановых. Мы с ней когда-то делали цикл передач «Рождение легенды», теперь занимаемся «портретами». Для нас главное – не гнаться за желтыми подробностями личной жизни, а делать кино доброе и человечное. Рассказывать о личной жизни можно с разной интонацией. Хочется, чтобы персонаж открылся с какой-то новой стороны, но не пошлой. Этого мало сейчас, все больше стараются представить аудитории «клубничку». Конечно, каждый человек имеет слабости, разные страницы биографии, но делать из того, как человек принимает душ, жареный факт – это не для нас. К тому же, люди уже устали от чернухи. - Каков, по-вашему, сегодня интерес к документальному кино? - Спрогнозировать рейтинг каждого фильма сложно, но истории о любимых артистах смотрят с удовольствием, ЖЗЛ всегда пользуется спросом. Мы выпустили 10 фильмов за прошлый год (каждый - 52 минуты), что очень немало и крайне нелегко. В целом, главные федеральные каналы находятся в достаточно сложной ситуации: существует огромная вилка в уровне образования, культуры, интересов населения нашей большой страны. Главное – найти ту золотую середину, при которой транслируемая передача будет одинаково интересна разным слоям общества. Это архисложная задача. Поэтому существуют тайм-слоты (временные отрезки), то есть исследовано, когда и какая аудитория смотрит передачу. Существует целая система измерения зрительской аудитории. Например, на Первом в 21.00 всегда будет «Время» – люди привыкли. Программа «Малахов +» идет в 9.20, а не в 20.00. В 22.30 – документальное кино или программа «Человек и закон», здесь своя аудитория. Конечно, жалко, когда фильмы о культуре и науке идут в ночи, но я понимаю, что федеральные каналы еще и оплачивают сигнал… - ? - Такова ситуация, что передатчик принадлежит каналу, а частота, на которой он вещает – Министерству связи. Поэтому каналы оплачивают Минсвязи аренду частоты. Первый вещает на весь мир и оплачивает распространение сигнала по всей стране и за рубежом… Доставка сигнала – это самая большая затратная часть, недавно эта цифра составляла 80 % бюджета канала. Поэтому канал вынужден зарабатывать деньги. Это делается, конечно, рекламой. Но мне приятно: когда выходят наши фильмы, мне звонят друзья из Америки, Израиля, Кипра, Германии, Австралии – они смотрят. Недавно прошел фильм о Якове Костюковском – сценаристе Гайдая. Он мне потом сказал: «Ваня, мне звонили со всей планеты, что все меня видели!» - Контролируется ли сегодня ТВ-процесс? Иначе говоря, существует ли цензура? - Цензуры на телевидении нет. Те, кто утверждают обратное – врут. Другое дело, что у любого радийщика или телевизионщика, есть внутренний цензор. И я свои фильмы подвергаю жесточайшей внутренней самоцензуре. Когда мы делали фильм к юбилею Николая Петровича Каранченцова для Первого канала, мы поставили себе трудновыполнимую задачу: ни в одном кадре любимый артист не должен выглядеть жалко, немощно, несмотря на то, что он болен. И каждый кадр мы жестко отбирали. Но никто никогда мне не диктует, как и что снимать. Вся «цензура» находится в области «профессионально или непрофессионально» и если что-то подверглось критике (а не цензуре), то, значит, это было сделано непрофессионально. Первый канал в этом плане жесткий, и это правильно, поскольку он держит творческих людей в форме, не дает «растечься». - А проблемы финансирования существуют? Изменились ли принципы финансирования телепроектов? - Конечно, от кризиса телевидение сильно пострадало – какие-то каналы больше, какие-то меньше. Кто-то полностью переформатировал свое вещание, к примеру, с нового года полностью перешло на другие рельсы вещание двух каналов: «Спорт» стал каналом «Россия-2», а спортивный канал «7 ТВ» ушел от спортивного вещания. Оказалось, что в таком колоссальном объеме спорт не потребляем зрителем. С другой стороны, федеральные каналы зарабатывают деньги, и финансирование проектов идет. Я работаю в «Останкино» - одной из самых крупных производящих телекомпаний страны. Она производит в основном продукт для Первого канала, и он покупается. Так работают практически все федеральные каналы – мало кто сам производит, пожалуй, только канал «Культура» является исключением. Остальные – разделяют эти сферы, так выгоднее. - Когда-то информации, которую показывали по ТВ, безоговорочно верили. Как вы считаете, насколько сегодня новостные программы или документальные фильмы влияют на сознание масс? - Когда-то Ленин сказал, что газета – это не только информатор, но еще агитатор и пропагандист. То же самое касается телевидения. Хотя, к большому сожалению телевизионщиков, аудитория сейчас все больше уходит в интернет. Но в любом случае СМИ влияют на сознание масс. Конечно, сейчас больше скепсиса, но в этом виноваты и сами телевизионщики. Нередко, в погоне за «горячими» фактами и новостным первенством, они выдают недостоверную информацию, забывая главную заповедь журналиста: любая новость должна быть проверена, как минимум, в двух независимых источниках. Телевизионные «ляпы», безусловно, понижают степень доверия. Так, недавно, после трагедии с «Невским экспрессом» в интернете пошла целая волна рассуждений на тему «это была техническая неисправность, а не теракт». Это произошло в большой степени по вине СМИ: чтобы проиллюстрировать сюжет о трагедии, телевизионщики одного канала дали кадры с первого крушения двухлетней давности. А люди не дураки: видят, ночью одни кадры, утром – другие… Возникает недоверие. Есть еще категория журналистов, которые любят говорить «черное» там, где белое, и на этом строят свой профессиональный пиар. Я не считаю их журналистами. - На любом канале, в том числе на Первом, есть программы из разряда «пипл хавает». Можно ли, по-вашему, совмещать высокий уровень тележурналистики с не всегда высокими требованиями аудитории? Нужно ли это, по-вашему? - Можно вспомнить, как в 70-е годы прошлого века ругали программу «От всей души», которую вела Валентина Леонтьева. Тогда говорили, что все слезы напоказ, что все встречи – это пошло и т.д. и т.п. Это недостойно советского телевидения! А прошло время, и мы поняли, что это классика советского телевидения и высший пилотаж журналистики. Многие ругают программу «Что? Где? Когда?», а мне она нравится, мне интересно. И «Пусть говорят» не надо убирать из эфира. Андрей Малахов очень профессиональный ведущий и журналист, закончивший журфак МГУ. У него колоссальная редакторская группа, которая ищет людей, истории. Это только телевизионщику понятно, что такое делать ежедневное ток-шоу. Это безумно трудно! Кроме того, эти людские истории могут кого-то чему-то научить, от чего-то предостеречь... Даже если это человек из какой-нибудь глуши (Первый смотрят везде), это тоже хорошо, программа сделана не впустую. - Говорят, что в таких программах много выдуманного… - В программе «Пусть говорят» нет ничего выдуманного, и я отвечаю за свои слова. Другое дело, как подавать эти истории, Андрей старается делать это не пошло. Должны быть разные передачи, для разного зрителя. Кто-то смотрит Задорнова, а кто-то – Петросяна, и это факт. Есть передачи, которые бы я, например, не стал советовать смотреть. Но и запрещать их я бы не стал. Большая ошибка – запрещать что-либо. У нас есть оголтелые каналы, которые ради рейтинга готовы мать родную продать… Но зритель сам должен решать, что смотреть, у него должен быть выбор. А канал должен отражать жизнь такой, какая она есть. Единственное, чего не должно быть в эфире, - порнографии и садизма. - Нередко телевизионные каналы борются за внимание зрителя похожими телепроектами. Что вы об этом думаете? - Любой канал борется за зрителя, это нормально. Есть похожие программы, например, посвященные судебным процессам. Но когда вы приходите в магазин, сколько видов молока вы видите на полках? Не два и не три, а больше. Так же на телевидении: выбирайте, что вам нравится. Другое дело, чего я не пойму и не приму, это когда взяли и переделали фильм «Семнадцать мгновений весны». Я не против раскраски, но я против того, чтобы вмешивались в тело фильма. Нельзя укорачивать сцены, сокращать серии, делать заново досье в виде компьютерной графики, а снятые Лиозовой - просто выкидывать и т.д. Это неуважение к тем людям, которые это делали. Это преступление! Здесь нарушен и профессиональный подход и этический. - Что вы думаете о будущем телевидения? - Все каналы за последний год потеряли значительную долю рейтинга, зритель уходит в интернет - там больший сиюминутный выбор. Но будущее телевидения сегодня вырисовывается - это более узконаправленные каналы (каналы путешествий, детские, документальные, информационные и т.д). Конечно, останется несколько федеральных каналов, где есть все, но это единицы. Первый канал останется Первым, поскольку есть эффект «первой кнопки»: когда вы включаете телевизор, то чаще нажимаете на первую кнопку, да и в принципе, потому что он Первый! - А конкретно о документальном кино? - Оно меняется, естественно. Сегодня уходят от голой хроники, делаются попытки вкраплений в документальное кино постановочных кадров, целых эпизодов в виде художественного фильма. Кстати, часто бывая за границей, я могу сказать, что документальное кино, которое существует у нас, зачастую интереснее зарубежного кино, потому что оно сделано более глубоко. Я люблю наше телевидение, смотрю разные каналы. Например, каждый день включаю в интернете прямую трансляцию «100 ТВ» - это Петербургский телеканал. Мне интересно, что в Питере происходит, а передачи мои коллеги делают очень интересно. Они придумали замечательную вещь – ночное вещание FM-ТV – одновременный эфир на телеканале «100 ТВ» и радио «Балтика». Это очень интересно, интересные гости приходят к ним по ночам. - Вы сотрудничаете с другими каналами? - Мне проще? чем телеведущим – они, как правило, не могут «светиться» на разных каналах. Режиссер же может работать и на Первом канале и делать что-то для региональных каналов. Например, я много лет делаю передачу «Аллея звезд» на одном из лучших региональных телеканалов - телеканале «Югра» (Ханты-Мансийск). Это программы про историю советской эстрады, которые оказались удивительно востребованы. Делаю все в Москве, а туда посылаю кассету. Я это делаю с большим удовольствием, потому что есть потребность. А вообще – я счастливый человек, ведь я один из немногих, кто делает на телевидении только то, что интересно. Досье Иван Сергеевич Цыбин родился в 1969 году в Москве. Окончил Московский Государственный институт культуры по специальности «Режиссер кино и телевидения». За более чем 20-летний стаж работы на радио и телевидении многое успел сделать. Он автор и режиссер многих документальных фильмов, телепрограмм, спецпроектов. Режиссёр-постановщик программы «Путешествия натуралиста» (НТВ, Первый канал, 1999-2005), которая дважды становилась лауреатом национальной телевизионной премии «ТЭФИ» (2001, 2002). При участии И.Цыбина создана целая галерея портретов любимых российских артистов, он же режиссёр-постановщик документального цикла «Рождение легенды. Фильм про фильм», посвященного известным советским кинолентам. Цыбин - соавтор, главный режиссёр и художественный руководитель 10-серийного документально-музыкального телевизионного исследования «История песни», автор сценария и режиссёр-постановщик фильма «Отец космической разведки. Павел Цыбин» и т.д. В конце 1993 года был инициатором возрождения «Голубого огонька на Шаболовке». В 90-х являлся режиссером программы «Музыкальный ринг» с московской стороны, был автором, режиссёром и ведущим музыкальной программы «Ретро-шлягер» на РТР. В настоящее время Иван Цыбин - автор и ведущий еженедельной музыкально-исторической программы «На Огонёк!» (радиокомпания «Голос России»), автор, режиссёр и ведущий музыкальной программы «Аллея звезд» (телекомпания «Югра»), режиссёр-постановщик документальных фильмов об артистах, которые выходят на Первом. текст: Татьяна Хейфец
24 Февраля 2010, 15:29 +227

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...