Компенсация за приговор: маловато будет

Расхожую фразу про то, что не следует зарекаться от тюрьмы да от сумы, мало кто воспринимает на свой счет. Вот и Николай Владимирович Гусев (как вы понимаете, по известным причинам настоящее имя изменено) даже в страшном сне не мог представить себе, что попадет в тюремную камеру. И просидит там без малого 8 месяцев. А потом окажется, что обвинительный приговор был вынесен незаконно – «за недоказанностью участия в совершении преступления». Другой на его месте обрадовался бы и постарался побыстрее забыть случившееся. Но Николай Владимирович решил добиваться не только восстановления честного имени, но и возмещения нанесенного ущерба – как материального, так и морального.

Если кто-то подумал, будто Гусев действительно виновен, просто доказать его вину не сумели, окажется не прав. Все было иначе.

Однажды Николай Владимирович решил навестить мать. На беду, в это время нагрянули грабители – сын встал на ее защиту. И, как записано в протоколе, «причинил телесные повреждения» одному из непрошеных «гостей». А как вы бы поступили на его месте? Неужели стали бы махать кулаками с оглядкой, опасаясь превысить так называемую необходимую оборону. Кстати, теперь это понятие весьма некорректно – во время самообороны и чьей-то защиты абсурдно проявлять заботу о преступнике. Разумеется, Гусев и не проявлял. За что и был задержан сотрудниками Октябрьского РОВД и помещен в изолятор временного содержания – по подозрению в совершении преступления. Собственно говоря, как раз за нанесение тех самых телесных повреждений.

Через три дня без предъявления обвинения его освободили. А через несколько месяцев снова задержали, на этот раз предъявили обвинение и заключили под стражу.

Октябрьский районный суд признал Николая Владимировича виновным и приговорил к лишению свободы сроком на 3 года и 6 месяцев. Козлов подал кассационную жалобу в областной суд, приговор был отменен, а дело возвращено в районный суд на новое рассмотрение. Все это время Гусев сидел в СИЗО. Мера пресечения была изменена только через 7 месяцев и 25 дней – с него взяли подписку о невыезде. Чуть позднее мы узнаем, что такое решение тоже не было законным.

На очередном заседании Октябрьский районный суд признал недостаточность доказательств и вернул дело Гусева на дополнительное расследование в прокуратуру, которая прекратила уголовное дело. И в конце концов, Николай Владимирович получил извещение о том, что уголовное преследование в отношении его прекращено.

К этому времени семья Николая Владимировича оказалась перед угрозой развода, дочка заболела – и никому не было до этого дела. Гусев решил бороться за себя сам – он подал иск о возмещении материального ущерба (за услуги адвоката пришлось заплатить 8 тыс. руб.) и моральный вред, который он оценил в 750 тыс. руб.

Иск рассматривался в Ленинском районном суде. Приведем цитату из его решения: «факты незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и подписки о невыезде нашли свое подтверждение в судебном заседании». Казалось бы, коротко и ясно. Следовательно, и вывод должен быть однозначным: компенсировать требуемую сумму. Однако…

Суд счел доводы истца в отношении нанесения ему материального ущерба полностью обоснованными, а в отношении морального вреда – только частично. То есть 8 тысяч, потраченных на услуги адвоката, возвращались безоговорочно. А вот при определении суммы компенсации морального вреда суд оказался весьма скуповатым, он учел только два обстоятельства: «продолжительность нахождения под стражей – 7 месяцев 25 дней и невозможность трудоустройства по специальности вследствие применения к нему меры пресечения в виде подписки о невыезде». Почему-то болезнь дочери вообще не была принята во внимание. Впрочем, длительное содержание в следственном изоляторе с точки зрения оценки морального вреда тоже выглядело неубедительно. В итоге с министерства финансов (по законодательству именно из государственной казны производятся такие выплаты) суд решил взыскать в пользу Гусева всего 43 тыс. руб.

Николай Владимирович с этим не согласился и опротестовал решение в областном суде.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда признала доводы истца обоснованными. В решении так и записано: районный суд «недостаточно полно учел конкретные обстоятельства». Поэтому коллегия скорректировала общую сумму компенсации, увеличив ее с 43 до 78 тыс. руб.

Однако Николай Владимирович Гусев не собирается останавливаться на достигнутом. Он подал кассационное заявление в Верховный суд. Надо полагать, в столице «расценки» окажутся значительно выше. А в случае отказа или неполного удовлетворения требований Гусев оставляет за собой право обратиться в Страсбургский суд.

Людмила Котляр

07 Апреля 2003, 20:50 +46

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...