Кризис идентичности,

Автор статьи находится в трезвом уме и здравой памяти и понимает, что если что-то где-то происходит, то у этого обязательно должна быть цель. Вопрос в том, какая. Формально цель «Выставки живых менеджеров» (MANAGEX), которая проходила 25-26 марта в Государственном центре современного искусства в Москве, была в том, чтобы найти людей, работающих в области менеджмента, которые согласились бы несколько часов провести в креслах в качестве экспонатов. На самом деле целей и смыслов оказалось намного больше. Во всяком случае, для меня как для экспоната это было именно так. Зачатие «Выставка живых менеджеров» - концептуальный проект, в котором в качестве арт-объектов выступают реальные менеджеры. Кроме работы в должности менеджера (любого уровня), интереса к современному искусству, а также некоторого терпения к участникам не предъявляется никаких требований. Форма одежды - свободная. Пока вы сидите в кресле, можно читать, писать, работать на ноутбуке, общаться с посетителями выставки, желательно только, чтобы вы не очень громко разговаривали. Почему именно менеджеры? «Своего рода таинственность присутствует, вероятно, в любой профессии, но именно менеджеры обладают каким-то магическим знанием или особо секретным оружием. Иначе трудно объяснить их триумфальное распространение в современном мире. Влияние этой профессии настолько велико, что она стала не только социальным, но и культурным феноменом. Чтобы окончательно рассеять сомнения в этом, мы проводим нашу «Выставку живых менеджеров», - так считают организаторы проекта Александр Каффка и Елена Шматко. А вот какая реакция была у менеджеров, которым предложили участие в проекте. Кстати, всех участников нашли на одном из закрытых профессиональных форумов в интернете. «…рекомендую идею для табличек к экспонатам: «Просьба посетителям по стеклу не стучать – менеджеры не дохлые, они просто спят» или «с рук кормить и гладить менеджеров воспрещается». «Для незамужних и неженатых: «Отдается ласковый менеджер в хорошие руки», добавление о разведенных менеджерах: «К лотку приучен». Для менеджера так называемого высшего звена: «Не подходить – животное опасно». Только не обижайтесь, Александр, уж больно все это забавно. Наверно, тоже пойду в художники – чувствую, что у меня получится…:))) И если не трудно сообщите о времени и месте проведения шоу – уж больно хочется посмотреть на тех, кто согласится участвовать…». «Уважаемый Александр! У меня на все это явно не хватит духу – тем более, как постоянному посетителю разнообразных выставок мне хорошо известно, что экспонаты нет-нет, да и потрогают руками, когда музейные старушки отворачиваются…:))). А вот посмотреть на это действо было бы любопытственно». «Главное, чтобы людей потом не поувольняли после этого :)))» «Александр, добрый день еще раз! Мне 27 недавно исполнилось. Что, может старовата для роли экспоната?:))». «Интересно, а какова цель этой выставки?:). И не будут ли потом экспонаты продаваться со стендов?:))) А вообще, звучит, интересно :))». «Большое спасибо за приглашение! Я работаю топ-менеджром на предприятии, производящем ликеро-водочную продукцию. Мой возраст равен тридцати семи годам. Жду дальнейших условий для принятия участия в этом проекте». Рождение Суббота, 25 марта, собираюсь на выставку. Ноутбук, конечно, можно взять, но работать-то я там все равно не буду. И читать не буду. А зачем я тогда туда иду? Любопытство, интерес, хочу общения, внимания? Да, конечно, но это все внешнее. Для общения есть друзья, для любопытства – книги. Но иду почему-то именно на эту выставку. Каблук по дороге сломала. Тоже, наверное, концепт – менеджер обувного журнала с одним каблуком. Что хочу-то? Какого состояния достичь? Вот уже и Центр современного искусства с пингвинами на крыше, я уже еду на лифте – и пока еще не знаю, зачем. Точнее: что хочу - не знаю, а что знаю - не хочу. В конце концов (это уже включился внутренний диалог) когда рождается ребенок, все знают, что он появляется на свет не просто так, но сказать, зачем, не может ни один человек, даже его родители. Поэтому, когда через час после открытия выставки один искусствовед спросил: «А сами-то вы какой смысл в этом видите», я честно ответила, что пока никакого, но думаю, он появится (или проявится) в процессе – во время общения посетителей и «экспонатов», потому что посетители в этом проекте важны так же, как и живые менеджеры. Пока мне очень удобно сидеть (спасибо финской фирме Isku – кресла великолепные, четыре часа пролетают незаметно), смотреть РБК-ТВ и разговаривать. Редкая возможность - на целых четыре часа (а завтра будет еще четыре) выпасть из реальной жизни, чтобы остановиться и задуматься: кто я, где я, там ли я, по той ли дороге иду.... Если при этом кто-то еще, глядя на меня, получает удовольствие – да пожалуйста! Развитие Часто посетители спрашивали: «Какой самый глупый вопрос вам задавали?». На самом деле глупых вопросов не было. Да, время от времени возникали вопросы: «А зачем вы здесь сидите? А трудно было решиться? А вам за это заплатят? Господи, неужели вам не дико самим»? Но это неглупые вопросы. Человек просто неточно их задает. Неглупые хотя бы уже потому, что человек пришел на выставку. Иногда возникало ощущение, что люди подходят, и поговорить-то хочется, а с чего начать - не знают. Самое интересное начиналось, когда вопрос обращался уже к ним: «Что вы ожидали от выставки и что сейчас получили?» В первый день выставки общими усилиями мы «разбирались с терминами»: менеджер – это кто? Дворник – это менеджер или нет? Если он воспринимает себя менеджером, то да. А если другие его не воспринимают менеджером? Тогда это проблема. По сути, в жизни каждый человек –менеджер, он же планирует свой день, к примеру. Ну, это слишком общо. Есть общее определение – менеджер чем-то управляет, есть узкое – менеджер управляет проектами. Но работает-то он в любом случае с людьми. Значит, люди – это главное. Или проекты? Нет – люди (это живые менеджеры уже начали спорить между собой). Остановились на том, что человек становится менеджером, когда начинает заниматься организацией времени и усилий других людей. Правда, как потом заметил мой сосед, на его взгляд, посетители не очень активно стремились проникнуть в суть менеджемента. Правда, может они приходили за чем-то более общечеловеческим. - …А вы что и отдыхать умеете? И жареную картошку едите? И йогурт?! Ну надо же… Менеджеры играют в компьютерные игры?! Вот это да. А у меня было совершенно другое представление о менеджерах. - Менеджер – это человек в строгом черном костюме, в белой рубашке, с короткой стрижкой, у него четыре мобильных и пять рабочих телефонов, они звонят непрерывно, у него большой офис в центре города, огромный стол, заваленный кучей бумаг, у него есть пара-тройка машин и зарплата в три тысячи долларов. - Да-да-да. Вот я пришла сюда для того, чтобы написать о том, что менеджеры тоже люди. Что они и отдыхать умеют? Вот у вас есть корпоративные вечеринки? Они в офисе проходят или где-то еще? Ездили куда-нибудь? Что больше всего запомнилось?… Диалоги экспонатов и посетителей К соседу походит девочка с телекамерой. - Приведите, мне, пожалуйста, три примера офисного сленга. - К примеру, «зачаржить клиента» - оформить ему контракт. - Еще. - Не могу, сейчас в голову не приходит. - А мне для курсовой надо. Ну хотя бы еще одно. - Не могу. Терпеть не могу подобного сленга. Да и само слово «менеджер» мне не нравится. Я не менеджер, а управляющий. - А что вам нравится в офисе? - В интернете сидеть. - Ну это и я могу, причем дома. А что вам в офисе нравится делать? - Вообще-то у нас считается, что чем меньше ты проводишь времени, тем лучше, это значит, что ты работаешь с клиентами. А если ты все время проводишь в офисе, значит, просто штаны просиживаешь. * * * - Скажите, а книжки по менеджменту читать надо? - Смотря когда. Книги нужны до определенного момента. А потом человек понимает, что все книги – это опыт других людей, он может их читать бесконечно, но они ему не помогут или помогут неадекватно. И тогда человек начинает искать свой путь – можно назвать его карьерой, саморазвитием, как угодно. Можно сказать по-другому: книги надо воспринимать не как учебник или руководство к действию, а лишь как материал для размышления. Следуя книжным советам, вы лишаете себя ответственности за свою жизнь. Но помочь книги могут. * * * - А как вы относитесь к ошибкам? У вас же на работе наверняка не все получается идеально? - Знаете, в талтекской мифологии есть принцип контролируемой глупости: ты знаешь, что цель недостижима, но ты все равно всеми силами стремишься ее достичь. Ошибки будут, но их можно воспринимать по-разному, можно – как тупик, можно – как поворот. Почему вы об этом спрашиваете? - Я заканчиваю учебу, очень хочется открыть свое дело, но я боюсь, что у меня не получится, что я что-нибудь сделаю не так. А вдруг у меня знаний не хватит. - Я могу вам сказать только одно: пробуйте, действуйте. Трансформация Сосед по креслу как-то во время разговора заметил, что самое сложное – определить, что ты хочешь на самом деле. Кто-то начинает искать ответ в книжках, кто-то спрашивать совета у учителей, очень немногие люди обращаются с этим вопросом к самому себе. У Виктора Шкловского был термин, которым он определял сущность любого искусства - «остранение». То есть суть искусства в том, чтобы в знакомых вещах увидеть незнакомое, странное, необычное. «МANAGEX» очень близок такому толкованию. Выставка стала пространством, в котором нет никаких событий и в то же время что-то происходит. Что? В нашем обществе принято жестко структурировать время. Если это работа, то надо достичь результата – прибыли, контракта и т.д. Если это отдых, то надо получить удовольствие от фильмов, танцев, созерцания картин или городских достопримечательностей. Если есть свободная минута, то надо заняться самообразованием, почистить кастрюли, сходить в фитнес-клуб, навестить бабушку. Насколько неуютно (непривычно) может быть человеку, свободному от структуры, на выставке можно было увидеть очень наглядно. “Почему посетители ходят просто так. Нужно, чтобы они не просто ходили, а выбирали, к примеру, менеджера, который больше всего похож на менеджера. И голосовали бы за него. Нужно усилить бизнес-программу.” Настолько же неуютно (по моим ощущениям) было посетителям, пришедших смотреть на выставку людей. Причем неуютно чисто физически. Человек заходил в зал, бросал взгляд на кресла, видел, что в них действительно сидят живые люди (“если честно, я ожидал, что посадят какие-нибудь манекены”), приходил в ужас и прятался за бумажки (по всему залу на уровне глаз на тоненьких ниточках были развешаны “избранные места из переписки с друзьями”). Потом когда культурный шок проходил, человек осторожно-осторожно выглядывал из-за бумажки и с некоторым недоумением подходил к экспонатам, набирал воздуха в грудь, собирался с силами и …спрашивал: “А с вами разговаривать можно?”. На мой взгляд, это были самые важные моменты – когда человек решался открыть свою раковину, в которой он прятался, и привлечь внимание, если хотите – получить доступ в мир другого человека. На колебания – обратиться не обратиться - уходили считанные секунды, но именно в эти мгновения исчезал барьер между человеком, сидящим в кресле, и человеком, стоящим рядом с ним. Елена Шматко, один из кураторов проекта, потом назвала это барьером коммуникации. Если хотя бы несколько участников и посетителей выставки смогли его преодолеть – это уже огромный успех. Кстати, проект MANAGEX только начинается. Узнать о нем подробнее можно на www.managex.info Галина Кузнецова
03 Апреля 2006, 17:02 +56

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...