Максим Тверской: "Мы прошли за годы путь, на который иностранцы потратили десятилетия"

Леонид Евенко, ректор Высшей школы Академии народного хозяйства при Правительстве РФ: «К сожалению, советская практика менеджмента не научила нас действовать в условиях экономической свободы. У нас есть две крайности. Первая – мы управляем так, будто бы ничего не случилось, и попутно обвиняем систему: законодательство не то, налоговая политика не та, конкуренция мешает, и ждем, что кто-то нас спасет, не понимая, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Другая: делать бизнес, невзирая ни на какие границы – ни законодательные, ни моральные... Но между этими двумя полюсами уже сейчас создается нечто более позитивное. Это значит, что в стране появились люди, которые делают Дело, которые строят бизнес, как это принято во всем цивилизованном мире».

Конец 1998 года. Одной из немногих ивановских компаний, не потрясенных дефолтом, явилась «Кенгуру» - ее пример показался достойным подражания, и я встретилась с директором фирмы Максимом Тверским. Как оказалось, это была не первая наша встреча: где-то в середине 80-х мне порекомендовали одного из студентов энергоинститута, весьма перспективного программиста – в качестве героя публикации. Но это ж было в «прошлой жизни»: кто мог подумать, что нынешний Максим Юрьевич – это тот самый подающий в науке большие надежды студент Максим Тверской. Однако не наше давнее знакомство спровоцировало мое предложение написать очерк не столько о «Кенгуру», сколько о его генеральном директоре: удивили энергия и убедительная конструктивность собеседника, который уже тогда мне доказывал, что между менеджером-«торгашом» и менеджером-промышленником нет, в принципе, никакой разницы. Но от публикации он отказался, потому что, по его мнению, тогда её время еще не пришло.

Год 2002-й. «Кенгуру» в Иванове ассоциируется уже не с австралийским животным (которое, кстати, не умеет двигаться назад, а продвигается вперед огромными прыжками), а исключительно с «кенгуремонтом». Автотранспортное предприятие. Строительное предприятие. Опытный завод «Кенгуру». Научно-производственное предприятие. Газета «Новости «Кенгуру»». Распределительный центр. Оптовые базы в Иванове и Владимире. Сеть из 18 магазинов в четырех областях: Ивановской, Владимирской, Ярославской, Костромской. 18 тысяч наименований товара. 100 тысяч покупателей еженедельно. Уникальные (по крайней мере, в масштабах нашей и соседних областей) для подобных торговых сетей технология обслуживания клиентов и информационная система, обеспечивающая движение товара от одного предприятия к другому. Победа (читай, признание коллег) в пяти номинациях в областном конкурсе предпринимателей «Новый бизнес. Взгляд в XXI век». Иной, в отличие от 1998 года, масштаб – иные времена. Очевидно, иные времена – в бизнес пришла новая формация руководителей: погоду в экономике все больше определяет поколение 30-40-летних менеджеров.

Университеты

- Папа, а все директора учились так же, как и ты, хорошо? - спросила недавно Максима его дочь-первоклассница.

Хороший вопрос, актуальный.

Итак. Максим Тверской. 35 лет. Школа – с золотой медалью. Энергоинститут – Ленинский стипендиат. Диплом – с отличием. Аспирантура в Москве во Всесоюзном теплотехническом институте – конкурс 32 человека на место. Тема диссертации – «Автоматизированное управление многосвязными системами». Спортсмен. Победитель всесоюзных и всероссийских соревнований по прыжкам в длину (в 2002 году на чемпионате Европы по легкой атлетике воспитанник Евгения Чахунова - того же тренера, который пестовал и Максима, мастер спорта международного класса Дмитрий Митрофанов лишь повторил результат Тверского по прыжкам в длину, достигнутый им в 1991 году).

1991 год. Первое созданное им совместно с отцом (доктор наук, профессор, заведующий кафедрой в ИГЭУ) коммерческое предприятие «ИНОТЭКС», в котором деньги зарабатывались созданием новых и модернизацией существующих систем управления электростанциями.

1993 год. Спрос на интеллектуальный труд сошел на «нет» – ситуация сначала показалась тупиковой: «Я – неплохой программист, инженер, но никому не нужен. А кушать хочется, причем каждый день. И никаких перспектив». Начал заниматься торговлей. Мысли о том, что у этого бизнеса есть будущее, даже не возникало…

1997 год. На ивановском рынке впервые засветилось название фирмы «Кенгуру». Кстати, а почему «Кенгуру»?

- Были сформулированы шесть требований, которым должно было отвечать имя предприятия: название должно быть всем известным, вызвать добрые ассоциации, иметь четкое графическое изображение, быть, скажем так, «исключительным» в Иванове, а еще лучше – в России, обладать «изюминкой», наводить мысль о хозтоварах.

- ?

- А сумка?

И даже при столь скрупулезном выборе названия фирмы, Максим признается:

- До 99-го года я не думал, что все будет так серьезно. Хотя у меня сохранилась даже бумага, на которой я в январе 1999-го написал перспективный план на ближайшие несколько лет: главное - создание технологий, их реализация в Иванове, Владимире, Костроме и Ярославле. Открыв свой первый магазин – «Кенгуру-Центр» (его достраивали сами, выкупив долгострой у одного из ивановских предприятий), понял, что наступил новый этап: оптовые поставки плюс розничная торговля, плюс мои знания автоматизации – была выработана идеология бизнеса. И уже в 99-м году я понял, что мы в состоянии создать эффективную торговую сеть в масштабах европейской части России.

- А теперь на какой период вы это планируете?

- В нашей стране очень сложно что-либо планировать. Хотя… Одна из наших сотрудниц вернулась со стажировки во Франции, рассказывает: «Максим Юрьевич, у них там такая огромная сеть – 70 магазинов, у нас такое невозможно». – «С какого года создается их сеть?» - «С 1906-го». Так у нас впереди еще такой запас времени! Созданная нами система уже сегодня позволяет открывать магазины хоть в Рязани, хоть в Москве, хоть в любом другом российском городе. Несмотря на конкуренцию, которая там уже существует. У нас 900 поставщиков, и пусть потенциальные конкуренты работают (объединенными усилиями) со всеми из них, но никто – со всеми сразу. Мы можем предложить качественно другой уровень обслуживания. Потому что наш принцип: все - в одном месте.

Команда

- Максим, сколько людей в вашем подчинении?

- Всего – около тысячи. Приживаются не все. Работники делятся на две категории: люди «структуры» - те, которые работают давно, принимают правила фирмы, умеют работать так, как требует команда в целом. И те, что пришли недавно, кто еще не определился, куда он попал. А «определиться» - значит, либо перейти в первую категорию, либо уйти.

Да, в «Кенгуру» жесткая дисциплина, почти военная. Мусолить принятые решения смысла нет: на стадии предложений или обсуждения – сколько угодно, но не тогда, когда решение уже принято. И уже несколько раз слышал, как отзываются о наших сотрудниках: кто смог работать в «Кенгуру» - сможет везде.

- Значит, при приеме на работу вы предъявляете какие-то особые требования?

- Наверное. Но с уверенностью не скажу: этим занимаются кадровые службы.

Интересно, он сам понимает, что это мечта любого руководителя – неопределенно так ответить о своих подчиненных «наверное» и не морочить себе голову проблемами, которые должны стоять перед конкретными исполнителями?

- Я не бегаю за ними и не контролирую. У них есть право рисковать, если риск оправдан. Значит, в определенной мере, есть право на ошибку. Если ошибки не становятся нормой.

А чуть позднее, отвечая на вопрос, что его раздражает больше всего, Максим скажет:

- Некомпетентность. Когда человек берется не за свое дело. Это касается всего: и того, по чьей вине самолеты разбиваются, и наших складских работников, которые могут тебе вдруг ответить «мы не успели». Как это не успели? «Ну, ошиблись». Что значит «ошиблись»? Берешься – делай.

В четкой, действительно, по-военному прорисованной схеме управления компанией прямо-таки просматривается «автоматизированное управление многосвязными системами» (см. выше - тему диссертации): изменение параметров в одной системе – оптимизация решения общей задачи – корректировка параметров в остальных системах. Все просто, стройно и логично: сеть магазинов «Кенгуру» - это Алексей Ваганов, строительство (точнее, строительства, если принимать в расчет, что «Кенгуру» возводит один объект за другим) – Владимир Некрасов, информационные технологии - Максим Тарасовский, коммерция – Дмитрий Тверской, финансы – Марина Вейсман, блок управления – генеральный директор Максим Тверской. Зачем лишний раз забираться в чью-то вотчину, если нет причин ставить под сомнение компетентность членов команды?

Торговля, промышленность и строительство

- А вы могли бы руководить большим промышленным предприятием?

- А какая разница, каким предприятием руководить?

Ну, при таком подходе к идеологии собственного бизнеса, действительно, какая разница. Определена стратегия, выработана тактика, созданы команда, инструменты.

На одном из заседаний областного объединения предпринимателей «Центр», в котором Тверской – член правления, при обсуждении вопроса о возможном альянсе с партией промышленников, предприниматели определили отношение к ним директорского корпуса как коммунистов к октябрятам. Мол, подрастите еще…

- У нас слово «торговец» до сих пор – полуругательное. А «производственник» - фишка. А что прогрессивнее – сеть магазинов, которая работает по технологиям 21 века, или промышленное предприятие – которое остановилось в своем развитии в середине 20-го?

Человек, который сегодня купил лампочку в «Кенгуру», даже не знает, что его покупка уже спровоцировала работу всей системы этого «государства». Покупателю, конечно, не интересно, что в конце дня информация об этой лампочке поступит в главный компьютер Распределительного центра, где не «человеческий фактор», а система же оценит необходимость конкретного торгового предприятия в этих конкретных лампочках. Если эта информация, например, из Владимира, система же обяжет оператора отдать соответствующую команду на склад, кладовщика - упаковать в 23.00 необходимое количество товара, грузчика - в 1 час загрузить машину, водителя – в 3 часа ночи выехать, в 5 часов утра разгрузить машину во Владимире, для того, чтобы в 9 часов утра другой покупатель смог купить в том же магазине такую же лампочку. 18 торговых предприятий в четырех областях – 18 тысяч товаров. Потребителя «кухня» не интересует – потребителя интересует результат. И если потребитель делает в неделю 100 тысяч покупок – его, видимо, этот результат устраивает.

Мы неслучайно говорим именно о логистике, потому что в торговле – именно она – ключевое звено. Сколько ивановских предприятий организовали свое основное производство таким образом, чтобы последствия ошибки одного сотрудника не привели к сбою в технологической цепочке? Многие ли ивановские промышленники могут сегодня с уверенностью заявить, что ими создана саморегулирующаяся система?

Но если не желаете говорить о логистике – давайте о строительстве. Наша газета уже не раз обращалась к цифрам федеральной статистики, более чем наглядно свидетельствующим, что ивановские малые предприятия, хотя и называются малыми, а их доля вложений в капстроительство вполне сопоставима с теми средствами, которые направляют крупные предприятия на те же цели. «Кенгуру» в этом отношении, может быть, один из самых ярких и показательных примеров. Загибаем пальцы. «Кенгуру-Центр» (ул. Красных зорь): построен. «Все для дома» (пер. Аптечный): здание отреставрировано практически полностью, возвращены к жизни затопленные некогда подвальные помещения. «Все для ремонта» (пер. Аптечный): восстановлен исторический фасад. «Кенгуру-Южный»: заброшенное в течение нескольких лет со всеми вытекающими отсюда последствиями здание – восстановлено. «10 000 мелочей»: коренная реконструкция плюс возведена трехэтажная пристройка. «Кенгуру-Спартак»: только тот, кто видел руины бывшего кинотеатра, может понять, каких сил стоило его восстановление. «Кенгуру-Авдотьино»: построено. «Кенгуру-Северный»: реконструирован. А новый «Грузовой двор», то есть старый железнодорожный вокзал? Уже выросло не одно поколение ивановцев, которые на этом месте ничего другого, кроме «памятника лучшим временам» с забитыми напрочь окнами и дверями, не представляют – остается удивляться, как его спасли от полного растаскивания за это время. Восстановлен, реконструирован и готовится принять покупателей. Плюс строительство объектов на территории других областей, где присутствие «Кенгуру» расширяется с каждым годом.

И отдельно - о производстве. О производстве – в привычном понимании. «Кенгуру» действительно начиналось с оптовой торговли. Но между оптом и появлением розничной сети было создание собственного производства: начав с расфасовки стройматериалов в 1995 году, сегодня ООО «Опытный завод «Кенгуру» выпускает клей ПВА, шпаклевки, сухие строительные смеси. Фасовочные линии цементов, гвоздей и прочих материалов (всего 200 наименований) – отдельная тема. Не престижу ради, а спросу для было все это организовано (95-й ведь год!): в условиях гиперинфляции надо было играть на сокращении расходов и понижении цен. Так что, «торгаш» Тверской, «заводчик» или строитель - кому как нравится. Но его скепсис по поводу отношения к его собратьям, как к октябрятам, оправдан. Или вы будете спорить?

- Я кое-что понял про многих директоров 90-х, еще работая в «ИНОТЭКСе». Мы создавали программный продукт для крупных промышленных предприятий, предлагали решение задач, которое спустя несколько лет после внедрения даст заказчикам очевидные преимущества перед конкурентами. Но тогда звучала тема: «Что мне твое «светлое будущее» через несколько лет, когда меня здесь, скорее всего, уже не будет. Эти деньги, которые я вложу сейчас, возможно, и вернутся, но уже не мне». Они получили предприятия, которые работали еще до них – им оставалось только надеть белые воротнички и не позволить системе остановиться. Большинство удовольствовались тем, что приняли готовые технологии, не позаботившись об их развитии. А мы создали все свои предприятия «с нуля».

Блиц

- Максим, в чем все-таки достоинство 30-40 летних?

- Не в возрасте дело: можно быть стариком в 25 лет, можно оставаться молодым и в 60. Наверное, достоинство 30-40-летних в том, что уже накоплен не только положительный, но какой-то и отрицательный опыт, однако он еще не подавляет.

- Вы считаете себя более успешным, отличным от других предпринимателем?

- Нормальный предприниматель. В чем-то типичный: учился, тренировался, стал бизнесом заниматься. Нетипичность, может быть, в том, что у меня это все было вместе.

- Вы вывели для себя формулу успеха?

- Работать больше – и все получится.

- И только-то?

- А покажите, у кого что-то не получается, если он действительно работает. А не создает видимость.

- Вы уже сказали, что в России планировать бизнес крайне сложно. По-вашему, в Европе, в Штатах легче?

- Не думаю. Дело даже не в том, где легче, где сложнее. Расскажу такую историю. Мне долго не выдавали визу в Австралию: «Вы не предоставили убедительных доказательств того, что вернетесь в Россию», хотя я отправлял им информацию о собственности, о родственниках и т.д. Тогда я разозлился и написал консулу письмо приблизительно такого содержания: «Все доказательства я предоставил, а потому мне ваше решение не понятно: я – русский, здесь родился, живу в России и этим горжусь».

- Такое впечатление, что в письме это было выделено жирным шрифтом.

- Выделено не было, но повторяю: русский и этим горжусь. Знаете, чем наш менеджер отличается от западного? Западный говорит: мы так никогда не делали – поэтому так делать не будем. Русский: о, мы так никогда не делали – надо попробовать. Именно поэтому мы сумели пройти за годы тот путь, на который иностранцы потратили десятилетия.

Вера РОДИОНОВА

07 Октября 2002, 17:44 +92

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...