Монументально

Народная тропа к ивановским памятникам пока не заросла

Говорят, есть несколько способов лучше узнать особенности того или иного города и нравы его обитателей. Один из них – внимательно рассмотреть местные памятники. 

Скажем, в Брюсселе есть скульптурно писающий мальчик, писающая девочка и даже, пардон, справляющая малую нужду собачка. Какой их этого можно сделать вывод? Видимо, тот, что жители Брюсселя очень похожи на  детишек из известной рекламы памперсов: они много пьют и много… Ну, сами понимаете. А, может, это знаменитая брюссельская капуста имеет такой мощный эффект?

В Иванове  тоже много  различных памятников – больших и маленьких, стародавних и совсем «свежих». Однако вот так сразу, глядя на них, жителей нашего города  не охарактеризуешь: уж очень эти монументы разноплановые, и почти у каждого – своя занимательная (а иногда и поучительная) история. 

Взять хотя бы памятник Борцам революции на площади (естественно) Революции.  Как повествует легенда, этот выразительный монумент, получивший в советские годы название «Мужик, вставай, уже 11-ть!» (напомним, что с 1972 по 1985 спиртное продавали с 11.00 до 19.00), изначально должен был украсить один из южных городов СССР. И изображал он, по задумке авторов, якобы вовсе не революционных ткачей, а босоногих одесских биндюжников. Однако что-то у тогдашних чиновников не срослось, и памятник прочно водворился в Иванове.

Особый колорит ему придает соседство с мрачной черной стелой, похожей на декорацию к фантастическому фильму. Стелу не раз реставрировали (в 1990-е от нее периодически  отваливались гранитные плиты, грозя задавить случайных прохожих), но до сих пор ее гордо венчает то ли факел, то ли знамя, в народе называемое «кукишем» (из-за явного сходства).  

Почему-то именно «падающих мужиков» и «фигу» избрали в качестве фона для обязательных свадебных фотографий жизнерадостные молодожены.

Другим примечательным монументом, успевшим стать частью ивановского фольклора,  без сомнения является памятник женщинам-революционеркам на Привокзальной площади. Интеллигенты некогда прозвали ее «Голова мисс Доуэль», а рабочий люд – «Падшей женщиной»: рассказывают, что проститутки советских времен любили сидеть на лавочках  вокруг этого сооружения. Тот факт, что волосы «головы» и ворот плаща развеваются в противоположные стороны местные шутники объясняют попаданием в зону турбулентности. 

Кстати, скульптурной «расчлененки» в Иванове не удалось избежать не только революционерам, но и аполитичным литераторам: так, несколько лет назад в скверике рядом с корпусами ивановского политеха (бывшая ИГТА) на пр. Ф. Энгельса была установлена голова (без малейших признаков шеи) поэта Сергея Есенина. О каких-либо прозвищах  этого арт-объекта пока ничего неизвестно.

Но меньше всего повезло «солнцу русской поэзии» А.С. Пушкину: памятник поэту, именуемый попросту «пушкинское яйцо», был установлен в славные времена мэрства Валерия Троеглазова на пл. Пушкина  и до сих пор озадачивает жителей и гостей текстильной столицы своей нахрапистой креативностью.

Не менее сильный (если не сказать пугающий) эффект способен произвести монументальный музыкальный инструмент, растянувший корявые меха рядом с гостиницей «Турист». К чести ивановцев надо сказать, что этот  непонятно с какого перепугу появившийся на набережной Уводи памятник Гармони они тут же переименовали в «памятник гормону».

Вот, кстати, налицо и одна из черт ивановского национального характера - разнообразные загадочные «штуковины», возникающие рядом с ними, ивановцы безропотно терпят, но в отместку  называют их по своему – не в бровь, а в глаз.

Исключением стал разве что эстетически вполне себе привлекательный памятник шансонье Аркадию Северному, установленный в 2010-м. Ряд граждан возмутился, что это «памятник пьянству». И все из-за водочной бутылки, являвшейся частью композиции. В результате бутылку то убирали, то возвращали на место. И даже пытались сгладить впечатление, «воткнув» в бутылку розу. Теперь это вспоминается разве что как анекдот.

Пожалуй, самой меткой клички в Иванове все же удостоился монумент еще советских времен - памятник Брежневу (стела с его портретом), стоявший рядом со Станционной площадью. Ивановцы так его и прозвали – «Станционный смотритель». А стихийные диссиденты повадились справлять под генсеком малую нужду, так что пришлось устанавливать круглосуточный милицейский пост.  После смерти Брежнева на месте его портрета на памятнике появился герб СССР, а в 1990-е  - психоделическая реклама одной страховой компании: «мы постоянно раздвигаем границы…» (слово «страхования» из окна троллейбуса дочитать обычно не удавалось). Теперь же на месте «Станционного смотрителя» стоит McDonalds.

Ну, разве не символично: новые времена – новые «памятники»?.. 

14 Октября 2013, 22:06 +218

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...