Не утонуть в текстильном «болоте»

«Тезинка» и «Колобовская ткацкая фабрика» сегодня остаются крупнейшими текстильными производствами области и принадлежат группе компаний «Мега». Объединяет их не только это. Обоими предприятиями управляет один человек – Дмитрий Куликов. Его рабочий день расписан четко: до обеда – «Тезинка», после – Колобово, благо фабрики расположены в 20 минутах езды друг от друга.

На Колобовской фабрике Куликов работает уже лет шесть, генеральным директором стал из финансового после ухода Павла Конькова на пост председатели Законодательного собрания. На «Тезинке» директорствует ровно год, но пока даже не обзавелся соответствующими визитками. Может, потому, что не считает себя человеком публичным. Однако это не мешает ему иметь свой взгляд на то, что происходит в ивановском текстиле сейчас и что его может ждать в недалеком будущем.

То, что Дмитрий Куликов возглавляет два предприятия – скорее беда, нежели достижение. Причем «беда» не его личная и не руководства той структуры, в которую входят предприятия. Это беда отрасли, которой катастрофически не хватает кадров, в том числе и руководящих.

Конечно, в напряженной директорской работе здорово помогает то, что в производственном смысле «Тезинка» и Колобовская фабрика «сопряжены» и представляют собой некое единое целое. Первая имеет и прядение, и ткачество, вторая – чисто ткацкую специализацию. Вместе они перерабатывают всю производимую «Тезинкой» пряжу и обеспечивают суровьем остальные текстильные предприятия холдинга. Каждый месяц 600 тонн хлопка превращаются более чем в 6 млн погонных метров суровья, не менее половины которого составляют широкие полутораметровые ткани.

Последние публичные упоминания о «Колобовской ткацкой фабрике» связаны с уточнением списка градообразующих предприятий области и слухами о предбанкротном состоянии фабрики. Что касается списка, то предприятие попало в него вновь (несмотря на оговорку чиновника, его оттуда исключившего). Что касается банкротства, то эта информация, озвученная депутатом и директором фабрики «Красная Талка» Владимиром Лапшиным, вызвала у Дмитрия Куликова искреннее удивление. «Нет ни документов, ни ситуации», - так прокомментировал он эту «новость». И эти вопросы оказались не самыми актуальными.

- Дмитрий Анатольевич, Колобовскую фабрику оставили в списке градообразующих. Это что-то дает предприятию?

- На моей памяти этот статус никогда не давал никаких преимуществ, кроме надежды на то, что когда-нибудь государство вспомнит о таких предприятиях. Статус - сродни почетной грамоте. Но реально – это большая ответственность перед жителями. В 1998 году, когда вместе с Павлом Коньковым я пришел на фабрику, она стояла, но была в хорошем состоянии. А вот в поселке Колобово была сложная социальная ситуация. Помню, мы тогда даже хлеб возили.

- Сейчас фабрика нормально работает?

- Она все шесть лет стабильно работала. Трудные периоды – были, но они не приводили к особым «срывам» по загрузке. Если сравнивать с другими ткацкими предприятиями, то Колобовская фабрика чувствует себя нормально, в то время как, например, савинская «Солидарность» в последнее время существенно потеряла и в численности, и, соответственно, в объемах. Последние полтора года на «Колобове» стабильно работает примерно 730 человек. Конечно, средняя зарплата - невысокая, 3 800 рублей в месяц. Но, с другой стороны, мы стараемся платить за реальную работу, т.е. создать условия для того, чтобы те, кто хочет заработать – зарабатывали.

- Но, например, директор «Красной Талки» Владимир Лапшин уверяет, что на его предприятии средняя зарплата составляет 5 200 рублей…

- Отделка в этом смысле всегда была впереди. Кстати, не совсем понятно, зачем несколько лет назад на «НИМе» и «БИМе» зарплаты были существенно выше средних по отрасли - в этом не было острой экономической необходимости. Сейчас разрыв в зарплате по предприятиям стал меньше.

- Кстати, как вы относитесь к пути, по которому пошла «Солидарность», начав юридически «дробиться», чтобы выжить?

- Здесь я вижу два аспекта. Первый – при всей формальности разделения, усложняется администрирование. Это может сказаться на управляемости, на дисциплине, которая и так «хромает». Второй аспект – пока не очень понятно отношение государства к таким вещам. А это сегодня, как вы понимаете, имеет не последнее значение.

- Значит, для ивановского текстиля это может стать как выходом, так и тупиком?

- Сложно сказать. Есть задачи и проблемы отрасли и есть задачи и проблемы предприятия. Главная задача отрасли (а она, на мой взгляд, включает в себя и хлопкотрейдеров, и фабрики, и крупных оптовиков, и другие предприятия инфраструктуры) – это сохранить текстиль. Задачи структурных звеньев (в рамках достижения этой цели) у каждого свои: кто-то должен развивать сервис, кто-то - повышать свою эффективность путем снижения издержек и т.д. Однако пути решения каждый выбирает сам.

- Тогда у меня создается ощущение, что текстиля как отрасли в России просто нет: все текстильные структуры (во всяком случае, у нас в области) развиваются в направлении пошива и продажи готовых изделий.

- Это, скорее всего один из вариантов поиска пути. Ведь мы плохо знаем своего потребителя.

- То есть, «швейка» - способ понять потребителя?

- Да, но кто-то это делает осознанно, кто-то слепо копирует соседа: текстильный мир довольно замкнут, а в Ивановской области он сконцентрирован довольно плотно. Все наши холдинги идут именно по такому пути.

- Может, это все-таки попытка диверсифицировать бизнес, частично переработать то, что производят?

- Думаю, это вторично. Посмотрите на проблемы, которые последние годы всегда на слуху: перепроизводство, демпинг, низкое качество продукции, высокие налоги, необходимость технического переоснащения и отсутствие средств на него. Год от года они практически не меняются, хотя участников становится все меньше. Это удивительно, но логично: единства в текстильной отрасли у нас действительно нет, и не знаю, будет ли когда-то (а оно необходимо для достижения цели, о которой мы говорили выше). Каждый думает, что может себя вести на рынке, как ему заблагорассудится. В итоге текстильный рынок настолько «свободен», что дальше некуда. Собственно, «рынок» у нас проявляется в одном: не успел в Ливерпуле подешеветь хлопок, как у нас пересчитываются цены. Можно подумать, покупатели КПБ отслеживают цены на хлопок. На 1 января 2004 года цены на хлопок были процентов на 20-30 выше, соответственно дороже была и продукция. Если бы цена на ткань осталась прежней, нам хватило бы на налоги, рентабельность бы выросла, можно было бы думать о дополнительных инвестициях. И задача отрасли – регулировать такие вещи. Конечно, на свободных рынках всегда будет конкуренция - это закон. Но формы конкуренции многообразны, а мы пользуемся только ценовой конкуренцией – самой примитивной, других видов не признаем. Например, все жалуются на «разреженку». Чтобы уйти от такой ткани, нужно в том числе прекратить ценовую конкуренцию.

- Вы поднимаете один из вопросов, который «не меняется»…

- Например, на топливном рынке с точки зрения равновесия и стабильности «Славнефть» – благо. Не было бы ее – все бы мелкие компании давно бы перегрызлись: они существуют потому, что предлагают цены чуть ниже «Славнефти». Хотя случаи привлечения клиентов низкой ценой на бензин все равно встречаются, но и качество, как правило, этого топлива оставляет желать лучшего. И в текстиле хорошо бы кто-то крупный установил справедливую цену, а все остальные приспособились бы. Всем текстильщикам хочется такого «хорошего» пути, но его, скорее всего, не будет. Вероятнее всего, продолжится «самопоедание». А ведь текстильная отрасль представляют собой своеобразную экосистему – один вид исчез, все перестроилось.

- Вы сравнили текстиль с экосистемой. А как относитесь к тому, что текстильщики жалуются на «выпадение» из нее ткачества и прядения?

- Не считаю, что они «выпали». На самом деле, сегодня в структуре каждого холдинга есть предприятия такого профиля. То, что независимых производителей, не включенных в цепочки, стало меньше – это да. Стремление выстраивать вертикально интегрированные структуры понятно – это позволяет повысить эффективность всей цепочки. То, что с выбытием прядильно-ткацких мощностей загрузка отделок стала существенно меньше – это тоже так. «Лягушек» много, «комаров» не хватает. В природе это значит, что просто популяция «лягушек» сократится и равновесие восстановится. Думаю, так произойдет и в текстиле.

- В Карабанове был неплохой по технологическому уровню комбинат, со всей цепочкой. Ему выжить не удалось. Значит, проблема не в оборудовании, а в управлении?

- Лозунг «Кадры решают все» актуален и сегодня. Если мы говорим сегодня, что технология производства требует модернизации, то и система управления также в этом нуждается. В том числе, в острых ситуациях надо уметь принимать жесткие решения. Хотя директора и владельцы – тоже люди, которые пытаются «до последнего» спасти ситуацию.

- На фабриках, которыми вы руководите, приходилось принимать такие решения?

- Нет. Я сторонник эволюционного пути, мой принцип - каждый день в этом направлении сделать хотя бы один шажок, чтобы такую ситуацию предотвратить. При этом сам себя готовлю к тому, что когда-то «жесткость» будет необходима. Конечно, если сложится такая ситуация в реальной жизни, я не знаю, как себя поведу, но должен быть готов – это моя работа как руководителя.

- Некоторые текстильщики видят «спасение» ивановского текстиля в улучшении качества ткани. Вы согласны с этим и работаете ли над качеством на своих предприятиях?

- С точки зрения стандартов, мы выпускаем продукцию качественную, но ее потребительские свойства оставляют желать лучшего. Большинство пока ориентируется на то, что потребителя интересует только невысокая цена. Но так как качество – одна из составляющих производства, мы всегда работали над этим.

- Качество зависит от технологий?

- Технологически текстиль очень консервативен. Ничего революционного здесь сделать нельзя. Отбросим отделку – там можно совершенствовать способы окраски, работать над цветами, прочностью окраски и т.п. В ткачестве одни нитки раздвигаются, другие – продергиваются. Да, есть разнообразные переплетения, но они все известны. Есть оборудование, которое работает быстрей, но и стоит оно столько, что никогда не окупится. Поэтому перевооружение, скорее всего, практически не затронет ткачество: имеющееся оборудование позволяет выпускать ткань требуемого ассортимента и качества. А вот в прядении планируем серьезно переоснаститься и в результате – повысить и эффективность производства, и качество продукции. На «Тезинке» уже частично осуществлен переход к новому чесанию. Это позволяет получать более ровную и чистую пряжу. Работает пока одна машина, будут установлены еще несколько. Здесь есть еще одно существенное препятствие: внедрять новые технологии в старых стенах очень сложно. «Тезинка» построена более ста лет назад, помещения не очень приспособлены к современным линиям. То колонна мешает, то места не хватает. Проще построить новую фабрику.

- Если не секрет, какова цена модернизации «Тезинки»?

- Около миллиона долларов. Деньги сегодня найти не так сложно. Намного сложнее их вернуть.

- Еще один «вечный» вопрос – полнота уплаты налогов. Как дела с этим?

- Согласно рейтингу деятельности текстильных предприятий за первое полугодие текущего года, составленный областной администрацией, Колобовская фабрика уплатила 24 копейки на каждый рубль реализованной продукции. Это третий результат среди представленных в этом документе предприятий. По «Тезинке» пока результаты хуже.

- Областная администрация в лице нового вице-губернатора Юрия Токаева взяла курс на то, чтобы заставить текстильщиков платить все налоги. Исходя из такой оценки ситуации, думаете, это реально?

- Мы говорили о том, что для сохранения отрасли нужно единство целей всех участников. Уплата всех налогов один из элементов этого единства, возможно, может стать отправной точкой. Юрий Алимбекович - серьезный руководитель. Он наверняка понимает, что уплата налогов потребует от текстильщиков изменения поведения на рынке. Но если он добьется этого, то проблем в отрасли и регионе будет существенно меньше.

- Председатель Законодательного собрания Павел Коньков, который знает текстиль «изнутри», за неуплату налогов предлагал «сажать» директоров…

- Поймите, я как директор всецело «за» то, чтобы платить все налоги. И чувствовать себя спокойно.

Более подробно комментировать налоговую тему «для печати» Дмитрий Куликов отказался: она и так привлекает «слишком много внимания» и является «больной» для любого текстильного предприятия Ивановской области. Настолько больной, что решить ее можно, видимо, только усилиями несуществующей отрасли, а не отдельных производств…

Елена НОВГОРОДОВА

23 Ноября 2004, 12:37 +297

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...