Очевидец, первым рассказавший об инциденте с участием Мамо Ферояна, быстро отказался от своих слов

В суде выслушали еще одного полицейского и участника ДТП, после которого произошла потасовка

31 декабря в Ленинском районном суде г. Иваново состоялось четвертое судебное заседание по делу Мамо Ферояна. Напомним, что на первом заседании 26 декабря допрашивали сводного брата Мамо Ферояна Сергея Катавасова. 27 декабря продолжилось оглашение материалов уголовного дела, в частности, были озвучены расшифровки звонков очевидцев в полицию. 30 декабря в суде допросили двух инспекторов ДПС – Паспоротникова и Полякова. Стоит отметить, что ни на одном судебном заседании коллег Евгения Харанеко в качестве слушателей не было. А вот дядя подсудимого, Сурен Фероян, посещал все заседания.

На четвертом заседании 31 декабря допросили двух свидетелей. Первым на допрос в зал судебного заседания вызвали 26-летнего полицейского-водителя Михаила Костылева. Именно его экипаж самым первым прибыл на место происшествия на пр. Строителей вечером 23 июля 2013 года. По словам Костылева, они с напарником прибыли к месту ДТП приблизительно в 18.00. Еще на подъезде к месту происшествия прямо на проезжей части напротив магазина «Как раз» их остановил человек. На вид ему было около 30 лет. Он указал полицейским на двух парней, которые шли в сторону автовокзала по проезжей части (это были Сергей Катавасов и Руслан Фероян). По словам случайного прохожего, эти молодые люди участвовали в избиении инспектора ДПС. Костылев с напарником их задержали. При задержании сопротивления Катавасов и Фероян не оказывали, и скрыться с места происшествия, по словам Костылева, не пытались.

Затем Костылев подошел к Евгению Харанеко. Инспектор сидел на траве, держался за голову и раскачивался из стороны в сторону, произнося что-то нечленораздельное. На его голове Костылев видел повреждения, гематомы. На тот момент женщины, которая впоследствии помогала раненому, рядом с Харанеко еще не было. На слова Костылева инспектор никак не реагировал. Затем Костылев обратился к толпе, окружившей избитого полицейского, с просьбой рассказать, что произошло. На тот момент, по словам Костылева, вокруг Харанеко собралось около 60-70 человек. Но каких-либо подробностей, кроме того, что инспектора избили, никто рассказать не смог.

Одновременно с этим свидетель, остановивший полицейских на проезжей части и указавший им на Катавасова и Руслана Ферояна, стал утверждать, что ничего не видел и не знает, хотя за несколько минут до этого, по словам Костылева, утверждал обратное. Затем случайный свидетель с места происшествия уехал. Данные этого свидетеля сотрудникам полиции переписать не удалось, описать его внешность Костылев не смог.

Затем допросили Касима Низамутдинова. Именно его автомобиль Toyota Land Cruiser Prado столкнулся с Hyundai Accent под управлением Сергея Катавасова. По словам 55-летнего Низамутдинова, он двигался по пр. Строителей в сторону улицы Куконковых. Перед левым поворотом к спортивному комплексу он остановился и стал пропускать встречный транспорт. Приблизительно через пять минут он услышал скрип тормозов и почувствовал сильный удар. Поняв, что в него врезались сзади, Низамутдинов попытался выйти из своей машины, но некоторое время был вынужден провести в машине, так как не мог открыть дверцу и выйти из-за интенсивного встречного потока.

Когда Низамутдинов вышел, то увидел, что врезавшийся в него автомобиль Hyundai Accent не только «поднырнул» под его внедорожник и приподнял его на своем капоте, но и протащил джип на три метра вперед по ходу движения. По его словам, в легковом автомобиле на тот момент уже никого не было. Кроме того, он обратил внимание, что на  Hyundai не было госномеров. Затем Низамутдинов обошел место аварии и обнаружил двух молодых людей, сидевших на бордюре у магазина «Как раз». Он подошел к ним и заговорил. Полицию Низамутдинов вызывать не стал.

Через несколько минут к месту аварии приехала первая машина ДПС. Из нее вышли два сотрудника полиции. «Тут какой-то народ начал бегать непонятный, –  несмотря на просьбу прокурора, более подробно описать стоявших на месте ДТП Низамутдинов не смог. –  Они подошли, переговорили о чем-то... Прошло буквально немного времени, подъехала еще одна машина. Она встала прямо около моего джипа спереди. Оттуда вышел сотрудник и по левой стороне обошел машины. Я еще хотел к нему подойти и узнать, как скоро все закончится, но тут транспорт шел таким сплошным потоком, что это было невозможно». Все это время Низамутдинов находился, по его словам, на краю проезжей части в 30 метрах от места аварии.

Затем сотрудник, который вышел из машины, пошел вдоль левого борта машины. "Там стоял парень (Низамутдинов указал на сидящего в клетке Мамо Ферояна - Ч.ru), у них какой-то разговор произошел, - показал свидетель. - Я так понял, что на повышенных тонах, потому что он (Мамо Фероян – Ч.ru.) отходил немного назад, а сотрудник пытался его схватить за руку. Тот руками вырывался от него. После этого проехало несколько «ГАЗелей», я увидел, что сотрудник полиции лежит на асфальте. Я еще подумал, что во время их ссоры его «ГАЗель»  вообще сбила».

Нескольким днями ранее на допросе в суде Сергей Катавасов, который в момент конфликта между Ферояном и Харанеко, как и Низамутдинов, находился на краю проезжей части, утверждал, что момент падения Харанеко от него скрыла  легковушка. Кроме того, Катавасов утверждал, что они находились всего в десяти метрах  от места конфликта.

Также Низамутдинов добавил, что инспектор ДПС после падения был весь в пыли – лоб и спина. Напомним, что некоторые из очевидцев, по словам инспектора ДПС Паспоротникова, также работавшего на месте аварии (он был допрошен в суде 30 декабря), утверждали, что Харанеко повалили на асфальт и избивали ногами несколько человек. В свою очередь Сергей Катавасов утверждал, что Харанеко после падения лежал на животе, а не на спине.

Затем, по словам Низамутдинова, Сергей Катавасов и Руслан Фероян подбежали к Харанеко, подняли его, отнесли на траву к магазину «Березка», положили в тень под дерево и приподняли ему голову.

То, что Харанеко не сбивала машина, Низамутдинов понял позже. Он осознал, что стал свидетелем преступления. Однако Низамутдинова, по его собственному признанию, больше всего беспокоило то, что он останется на месте преступления до позднего вечера: «Я буду эгоистом. К конфликту с сотрудником полиции я не имел никакого отношения. Меня это меньше всего интересовало. Приехало 15 машин – я специально посчитал, там было кому разбираться. Единственное, что хотел для себя выяснить: когда мой автомобиль я могу снять с этой машины».

Судья Павел Курносов спросил Низамутдинов о том, как он, находясь на расстоянии 30 метров от места происшествия, смог услышать звуки начавшегося конфликта на дороге с оживленным движением. Низамутдинов ответил, что просто услышал громкие голоса. О том, что начался конфликт,  он понял позже. Оскорблений не слышал ("только слышал, как одни кричали «бей этих!», а другие «бей тех!»").

Также участник аварии рассказал на допросе, что в результате ДТП от его машины отвалилась накладка с арки заднего правого колеса и крупные куски заднего бампера. А поскольку автомобиль  Hyundai «протащил» его Toyota около трех метров, то эти осколки оказались как раз в том месте, где произошел конфликт между Харанеко и Ферояном.

Услышав эти показания, судья был вынужден показать Низамутдинову фотоснимки места аварии, сделанные сразу после ДТП. Они говорят о том, что от японского внедорожника в результате аварии те детали, о которых говорил Низамутдинов, не отвалились. Все крупные куски отлетели от джипа только после того, как машины стали растаскивать. Произошло это уже через несколько часов после происшествия. Внятно объяснить, почему только что он давал иные показания, Низамутдинов не смог.

Ущерб после аварии Низамутдинову в добровольном порядке возместил Сурен Фероян - буквально через пару недель после ДТП. Низамутдинов не вспомнил, как приезжал Мамо Фероян, как он с места ДТП скрывался: «Там было так много машин, что я не обратил внимания. Если бы это был Ferrari… а "Мерседесов" у нас в Иванове много». В итоге Низамутдинова попросили нарисовать свою схему происшествия, которая была приобщена к уголовному делу, и отпустили.

Супруга Евгения Харанеко и мать Мамо Ферояна на заседание суда не явились. По ходатайству адвокатов показания обеих женщин, данные ими еще на стадии предварительного следствия, были зачитаны Татьяной Абозиной и Татьяной Сперанской соответственно.

Из показаний супруги Евгения Харанеко стало известно, что днем 23 июля Евгений Харанеко привозил ей обед. Настроение у него было обычное. Уже вечером она узнала о происшествии по телефону от коллег инспектора. В тот же день сослуживец ее мужа Алексей Миронов привез ей видеорегистратор из машины Евгения Харанеко. Регистратор принадлежал инспектору.

Мать Мамо Ферояна в своих показаниях рассказывала о чертах характера своего сына, его привычках и образе жизни. Оказалось, что Мамо Фероян девять лет назад начал заниматься боксом, но бросил секцию через три года из-за проблем со зрением. В настоящее время подсудимый является студентом первого курса Американского экономического университета в Дубае. Свободно говорит на русском и английском языках, занимается плаванием, ходит в тренажерный зал.

Заседание суда прервано до 13 января 2014 года. На следующем заседании будут допрошены прямые свидетели происшествия на проспекте Строителей –  Голубев и Зверев. Со 2 по 17 января адвокат Мамо Ферояна Татьяна Сперанская будет находиться в отпуске.

 

31 Декабря 2013, 16:22 +1083

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...