От бюджета социальных расходов к бюджету развития

Несмотря на то, что первое чтение федерального бюджета на 2005 год состоится только 29 сентября, он уже давно широко обсуждается в узких кругах: формирование главного финансового документа страны - самая горячая пора с точки зрения защиты интересов регионов. И, по идее, защищать эти интересы надо сообща. Применительно к Ивановской области – силами чиновников областной администрации, депутатов Госдумы, избранных жителями региона, и сенаторов, назначенных законодателями для лоббирования наших бюджетных интересов в Совете Федерации. На деле согласованности в их действиях нет. Так во всяком случае считает депутат Государственной Думы Михаил Бабич, с которым мы беседовали на актуальные бюджетные темы.

Если описывать ситуацию в общем и целом, то Ивановская область претендует на федеральные денежные средства в тех же объемах, что и в прошлые года: регион подал около 80 заявок на сумму 1-1,2 млрд. рублей.

Вся разница в том, что год от года совершенствуется нормативно-правовая база, и Федерация все более жестко регламентирует требования к оформлению бюджетных заявок. И, чтобы претендовать на получение федеральный ресурсов, регион должен их выполнять. Еще одно важное отличие – похоже, наша область получит денег не в пример больше обычного.

- Я не хотел бы опережать события, но уже сегодня могу сказать, что объем финансирования федеральных адресных инвестиционных программ (ФАИП) будет в разы больше прошлогоднего, - заявил Михаил Бабич. - В прошлом году Ивановской области было выделено 62 млн рублей. Общий объем инвестиционных средств, который нам удалось согласовать с Минфином и Минэкономразвития на 2005 год (сейчас свод наших заявок уже внесен на рассмотрение в Правительство), превышает 300 млн рублей.

На эти деньги мы рассчитываем решить проблему такого долгостроя, как юрьевецкая дамба. На нее ежегодно выделялось по 3-5 млн рублей, на следующий же год заложено 100 миллионов. 48 млн должно пойти на строительство артезианской шлюзовой системы, 54 млн - на очистные в Кинешме.

К эти суммам мы сможем добавить субвенции на дорожное хозяйство – предположительно, 60-70 млн. От 70 до 100 млн будут полагаться нам по программе сокращения социально-экономических различий регионов.

Очень важным считаю то, что удалось решить проблемы, которые раньше решить не удавалось, а именно – добиться выделения средств на муниципальную инфраструктуру. Таких объектов в 2005 году будет как минимум два: котельная № 8 в Кинешме (8 млн рублей на реконструкцию) и канализационные очистные сооружения в Фурманове (3,5 млн). Предполагается, что художественному училищу в Холуе будет выделено 5 млн. рублей.

- Не получится ли так, что при прохождении через Госдуму «муниципальные» деньги окажутся нецелевыми и исключенными из списка полагающихся нам средств?

- Повторю: сейчас мы говорим о том, на что регион может рассчитывать. Нельзя исключать возможность секвестирования: увеличиваются расходы государства на оборону и госбезопасность, предотвращение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций.

Мы говорим о проектировках, которые прошли согласования в основных органах – Минфине и Минэкономразвития. Но опыт выделения федеральных средств муниципалитетам уже имеется. В частности, в следующем году продолжится строительство стадиона и 44-ой школы в Кинешме, реконструкция ивановского стадиона «Текстильщик».

- Случайно или нет среди объектов, которые могут получить федеральное финансирование, преобладают расположенные в Кинешме?

- Я бы не сказал, что Кинешма преобладает, но могу объяснить, почему столько кинешемских объектов. И дело, конечно, не в том, что этот город – «столица» моего избирательного округа. Дело в качестве документации, которое было представлено этим муниципальным образованием, и значимость объектов, которые были заявлены на софинансирование. Работая еще вице-губернатором, я приучал Кинешму работать на перспективу, разрабатывать проектно-сметную документацию. Сейчас это дает свои плоды.

- Вы работали в этом плане только с Кинешмой?

- Конечно, нет. Просто мэр этого города подошел к проблеме наиболее масштабно и системно. Возьмем Лежневский район. Он подал всего одну бюджетную заявку – на школу в Чернцах. Подал – получил деньги. Вроде бы стопроцентный результат, но можно было бы составить целый список объектов и получить больше денег. Надо работать, искать, предлагать. А уже задача депутатов – защитить заявку.

Я только что вернулся с важного совещания в Минэкономразвития, где обсуждалась программа сокращения различий социально-экономического развития регионов. К сожалению, я не могу пока набрать заявок на минимально полагающиеся нам 70 млн. А ведь эту сумму можно еще и увеличить. Это – проблема взаимодействия исполнительной власти региона и депутатского корпуса.

- То есть, регион недостаточно активен при отстаивании федерального финансирования?

- Количество заявок, поданных исполнительной властью, в два с половиной раза меньше количества тех, что лежит у меня – полученных непосредственно от муниципальных образований (они лежат на тот случай, если вдруг нам выделят больше средств). У меня такое впечатление, что администрация области не использует уникальную возможность, чтобы получить деньги на решение социально-экономических проблем региона.

Любое выделение средств и госбюджета предполагает софинансирование. И областные власти думают: меньше подадим заявок – меньше денег придется выделять из своего кармана. Путь в никуда – это совершенно очевидно. На мой взгляд, нужно пользоваться федеральными деньгами и равняться на те регионы, которые получают не 40 млн дотаций, а по 800 млн – только на газификацию. А может ли быть что-то важнее газификации в Ивановской области?

- Кстати, о газификации. Сенатор Смирнов активно занимается ей – во всяком случае, говорит об этом. Вы как-то координируете свои действия в этом плане?

- Несколько раз слышал, о чем говорит Смирнов. Такое впечатление, что он только начал вникать в то, с чем работает. Например, он уверен, что раз регион подал заявок на миллиард рублей, значит, он эти деньги непременно получит. Может, он просто не знает, что мы каждый год подаем заявки на такую сумму. А получаем – как в прошлом году – по 60 млн. От популизма надо уходить и заниматься реальной работой. Главное, чтобы область получила как можно больше. Поэтому я и Татьяна Яковлева не делим область на округа: если у нее лучше получается отстаивать интересы здравоохранения, то она делает именно это в масштабах всей области. Если я больше разбираюсь в коммунальном хозяйстве и капитальном строительстве – пытаюсь «выбрать» все, что можно, в этом отношении.

Взаимодействия с сенаторами нет по той простой причине, что есть технология, которую нужно соблюдать. Регион должен разработать программу, муниципалитет – подготовить проектно-сметную документацию, мы - защитить, получить лимиты (а лимиты распределяются в том числе и по партийному принципу). Сенаторов в этой цепочке просто нет. Зато есть рапорты о «победах», которые, как я вижу, набирают обороты.

- Собираетесь ли вы работать не только с исполнительной, но и с законодательной властью?

- Хотелось бы, чтобы бюджет следующего года был бюджетом развития. Я всегда исповедовал этот принцип, однако ивановский бюджет всегда был бюджетом социальных расходов. Что имеется в виду? Для меня главное – инфраструктура: дороги, газ, объекты коммунального хозяйства. То есть, все, что снижает себестоимость услуг и определяет инвестиционную привлекательность региона. Конечно, депутатам придется серьезно работать по монетизации льгот, административной и муниципальной реформам. Учитывая, что следующий год – выборный, к сожалению, зачастую популизм будет преобладать над здравым смыслом.

- Как же сделать бюджет развития, если начфин Грузнов уже сверстал его и приоритетом сделал выполнение социальных обязательств и выплату зарплат бюджетникам?

- Здесь я наблюдаю спекуляцию общепринятыми ценностями. Я не говорю: давайте не платить зарплаты, но строить дороги и проводить газ. Но если Федерация хочет выделить нам 300 млн рублей, нужно сделать все, чтобы получить эти деньги, а именно - изыскать 100 млн областных средств. Мы добились в Минэкономразвития, что наш регион будет включен в категорию с софинансированием «70 на 30»: 70% - федеральные средства, и только 30% - средства облбюджета (в то время, как большинство регионов финансируются по схеме «50 на 50»).

Многие говорят: мол, вы льете воду на мельницу губернатора, который в конце года будет отчитываться, сколько хорошего сделал. Но мы с Яковлевой постарались дистанцироваться от политических и сосредоточиться на рабочих моментах: чем больше «натащим» на 2005 год, тем лучше.

- На вашу бывшую должность вице-губернатора пришел Юрий Токаев: тоже человек «из бизнеса», исповедующий похожие принципы. Может, это поможет наладить взаимопонимание?

- Одного опыта работы в бизнесе маловато, чтобы занимать подобные должности. Нужен опыт государственного управления. Назовите, что конкретного он сделал за четыре месяца?

- Администрация области стала заседать каждую неделю и заслушивать отчеты управлений…

- С точки зрения повышения управленческой культуры это важно. Но чувствует ли изменения простой житель?

- А можно сделать что-то за четыре месяца?

- Сейчас идет согласование основных параметров федерального бюджета. Где чиновники областной администрации, которые должны в Москве дневать и ночевать, отстаивая интересы области? Покажите хоть одного - я никого не видел. Две недели назад был решен принципиальный вопрос: мы добились выделения 5 млн рублей по программе «Ветхое жилье» на строительство жилого дома в Приволжске в рамках текущего финансового года. Не могу пересказать, сколько сил и времени было затрачено на общение с областными чиновниками: на уровне Госстроя решить все вопросы было легче, чем заставить их подготовить элементарный пакет документов.

Да, правильные слова звучат, дела – не двигаются. Это не упрек Токаеву: мне слишком хорошо известно, как ему сложно сегодня в единственном числе противостоять бюрократической машине и отношению губернатора к решению реальных проблем области. Тут хоть десять токаевых посади…

- На кого тогда вы будете опираться, отстаивая софинансирование объектов, на которые готова потратиться Федерация На фракцию единороссов в Законодательном собрании?

- Надо понимать, что фракция не представляет собой численное большинство депутатов. Поэтому нельзя надеяться, что она сможет протащить какие-то кардинальные решения, тем более в предвыборный год. Такой задачи и нет. Не гнались мы и за количеством: на мой взгляд, во фракцию объединились единомышленники, которые, видимо, единой командой пойдут на следующие выборы. Во власть должны прийти практичные, реальные люди, которые хотят и могут работать и готовы нести за это ответственность. От людей, которые не соответствуют этим принципам, и генеральный, и региональный политсовет «Единой России», и фракция будут избавляться. Это нормальный процесс, общая тенденция.

- Это вписывается в схему партийного взаимодействия: решения принимаются на уровне генерального политсовета, спускаются на региональный уровень, а фракция их исполняет?

- На самом деле схема не такая. Любая дискуссия возможна, но только до принятия решений. Решения принимаются демократическим способом, большинством голосов. Члены фракции входят в органы управления (региональный политический совет, президиум политсовета) и имеют возможность отстаивать свою точку зрения. Но как только большинство проголосовало – будьте добры безукоризненно исполнить его решение. Демократия – это не когда всем все дозволено, но никто ни за что не отвечает.

- …и выступает с критикой в прессе…

- Такая критика - вообще нонсенс. Люди, критикующие партию в прессе, не могут обосновать свою позицию на заседании коллегиальных партийных органов. Нам приходится выслушивать какой-то детский лепет и покаяния. Так что не воспринимайте серьезно эти высказывания – они рассчитаны на публику, на то, что у нас любят обиженных.

- Я так понимаю, на региональном уровне ваша партийная принадлежность мешает конструктивно общаться с властью. На уровне Федерации помогает?

- Партийная принадлежность не мешает мне разговаривать в области ни с кем. Понятно, что в ленинскую коммунистическую партию мы вступать не будем. Но Тихонов упражняется и мы с пониманием относимся к этому: должен же человек хоть чем-то заниматься.

Что касается федерального уровня, то члены «Единой России» имеют сегодня определенные преимущества, в том числе в решении социально-экономических проблем своих регионов. Если ты работаешь, отвечаешь за свои действия, то партия, которая сейчас реально находится у власти и имеет доступ к распределению материальных ресурсов (весьма скудных), естественно, помогает. Что я имею в виду, когда говорю об ответственности? Законом о монетизации льгот оказались дискредитированы все единороссы – дистанцироваться никому не удастся. Но мы осознанно пошли на это и стараемся объяснить людям, зачем. То есть, несем политическую ответственность.

- Насколько оправданно тогда участие администрации президента в выстраивании партийной вертикали – через своих полномочных представителей по федеральным округам?

- Администрация президента – орган, который должен проводить политику президента и контролировать ее исполнение. И если в России появляется системообразующая партия, которая претендует на то, чтобы стать партией власти, то президентская структура не может остаться в стороне. Например, задача на ближайшее будущее – чтобы выборные органы власти наполовину состояли из членов «Единой России».

- Разве это задача администрации президента, а не внутренняя задача партии?

- Если партия готова взять на себя ответственность за политическую и экономическую ситуацию в стране, то президент должен быть в ней заинтересован. Если появится альтернатива – то, безусловно, задача гаранта Конституции обеспечить равные права. Раз «Единая Россия» развивается лучше…

- …то он должен поддержать именно ее?

- Нет. Но он должен быть заинтересован, чтобы в стране появилась стабильная, вменяемая политическая сила – которая знает, чего хочет, имеет ресурсы – политические, административные, финансовые – и готова нести ответственность. Как происходит во всем цивилизованном мире? Власть формируется победившей на выборах партией, а люди решают, поддерживать ее снова или нет, исходя из результатов, которых этой партии удалось добиться, находясь у власти. Российское выборное законодательство тоже движется в этом направлении.

- То, что ивановский региональный политсовет создал собственную службу безопасности – это вписывается в партийное строительство?

- Эта информация – как бы помягче сказать – болтовня политических недоумков. Такой службы никто не создавал – это я вам ответственно заявляю. Это легко проверить: чтобы что-то организовать, нужно сначала написать на бумаге. Кто-то видел подобный документ?..

Елена НОВГОРОДОВА

15 Сентября 2004, 11:09 +57

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...