Относительная бедность

О борьбе с бедностью теперь старается упомянуть каждый чиновник, потому что об этом сейчас говорят все. Еще бы: исходя из послания Президента Путина, уменьшение числа бедных теперь стало государственным приоритетом.

Однако далеко не всегда можно услышать четкое определение самого явления. Что же такое «бедность»? Как понять, является человек бедным или нет? Где проходит грань между малоимущими и состоятельными людьми?

О современных подходах к этой проблеме семинаре «Клуба региональной журналистики» рассказала одна из авторитетных экспертов - директор научных программ Независимого института социальной политики, кандидат экономических наук Лилия Овчарова:

«Бедными, в основном, являются пенсионеры»?

- Это не так. Пенсионеры по старости у нас рискуют оказаться за чертой бедности куда меньше, чем, например, семьи с детьми, которые составляют примерно половину всех бедных. Пенсионеры считают себя бедными в большей степени потому, что у них нет доступа к медицинскому обслуживанию, а не потому, что не на что покупать продукты.

«Есть общество, в котором нет бедных»?

- На одной конференции ко мне подошел марокканский коллега, и говорит: мол, русские все время твердят о бедности, а я видел, что все люди у вас зимой ходят в пальто. «В чем они должны ходить?» - спросила я. «Как в чем? - удивился марокканец, - в одеялах, если они действительно такие бедные!». Дело в том, что в Марокко человек, у которого есть пальто – состоятельный человек. В каждой стране разные стандарты бедности, разные подходы к этой проблеме. Например, стоимость минимальной потребительской корзины в США - около 700 долларов. В Италии считают признаком бедности отсутствие в семье автомобиля. Решение о том, кто беден и кто нет, это всегда предмет некоего консенсуса в обществе. Однозначных критериев понимания бедности, которые нельзя было бы подвергнуть сомнению, не существует. Поэтому бедные есть везде.

Вообще, бедность - явление, которое как померяешь, таким оно и будет. Считается, что бедные - это те, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Кажется, все здесь понятно. Однако представим человека, у которого заработная плата - 700 рублей, но его кормят и одевают родители. Он беден или нет? Он ничего не тратит на питание, одежду, пользуется имуществом родителей, поэтому здесь важнее увидеть какие-то показатели потребления: есть ли у него автомобиль, ест ли он, допустим, мясо, молоко, картошку, красную икру или нет.

Если отбросим то, что не связано с материальной обеспеченностью, все равно субъективное восприятие у всех очень разное. Вы можете спросить людей с разными доходами, сколько нужно для жизни «по минимуму» и получите разброс от 50 миллионов долларов до 700 рублей. Здесь важно, готов ли человек идти на перемены для того, чтобы повысить свой уровень жизни или его в принципе устраивает то, что есть. Это сейчас ключевой вопрос для многих россиян.

Человек - такое биологическое существо, которое быстро адаптируется в любой ситуации и ко всему может привыкнуть, в том числе к состоянию бедности. Проводились социальные эксперименты двух типов - социализация бомжей и социализация детей из неблагополучных семей. Вывод одинаковый: эти люди гораздо чаще возвращаются в свою старую жизнь и чувствуют себя там комфортнее, нежели в тех более цивилизованных условиях, которые вы им предлагаете. Они возвращаются к жизни по тем стандартам, к которым привыкли. С точки зрения общества, такие формы длительной, застойной бедности для общества наиболее опасны. Если ставится задача сократить бедность в два раза, то, даже направив все ресурсы на “длительно бедных”, из нищеты их все равно не вытащить, долю бедных не сократить.

«Расчет прожиточного минимума - лучший способ определения бедности»?

Часто говорят: чем выше будет стоимость прожиточного минимума, тем лучше для бедных. Это заблуждение. Лучше для бедных будет только в том случае, если минимальная заработная плата привязана к прожиточному минимуму, и это не идет в разрез с общим экономическим уровнем страны. В большинстве развитых стран минимальная заработная плата гораздо выше, чем прожиточный минимум. Проблема нашей страны - в огромном бюджетном секторе. Ни в одной стране нет такого. Это главный тормоз роста заработной платы. Без реформы бюджетного сектора мы проблему увеличения размера МРОТ не решим.

Один из самых распространенных подходов к проблеме – так называемая абсолютная концепция бедности: есть черта бедности, которая определяется как стоимость минимальной потребительской корзины и есть некие ресурсы домашних хозяйств, сравнивая которые со стоимостью минимальной потребительской корзины мы определяем, бедное или не бедное данное конкретное домашнее хозяйство. Но можно очень по-разному считать минимальную потребительскую корзину и по-разному мерять ресурсы домашнего хозяйства.

В России используется так называемый нормативный метод расчета минимальной потребительской корзины: по определенным нормам делается попытка подсчитать, сколько человеку чего нужно. Тот прожиточный минимум, который действует в настоящее время в России, был рассчитан в НИИ Труда, поддержан Министерством труда, включает полный набор товаров и услуг, который человеку необходим. Все предметы потребления вроде бы там учтены, но жизнь наша разнообразна, и определить вот такой однозначный набор минимальных товаров и услуг, имея который человек мог бы жить и чувствовать себя при этом здорово - предмет большой дискуссии.

По данным опросов, у большинства россиян бедность ассоциируется с ограничением в потреблении продуктов питания. Как можно его реально измерить? По итогам наших исследований, были установлены несколько наиболее “чувствительных к бедности” показателей потребления в России.

Во-первых, потребление мяса. Мы по своей натуре мясоеды. Если человек не имеет возможности два раза в неделю есть мясо, то это уже признак бедности. Во-вторых, отсутствие верхней зимней одежды и обуви. В-третьих, отсутствие привычных атрибутов домашних хозяйств - холодильника и телевизора. В-четвертых, ограничение в доступе к медицинским услугам, хотя официальная минимальная потребительская корзина исходит из того, что у нас все получают медицинские услуги бесплатно и на высоком уровне качества. В-пятых, невозможность провести летний отпуск вне дома. В-шестых, ситуация, когда у вас вообще нет жилья или оно требует серьезного капитального ремонта.

Специфика нашей страны сейчас в том, что все научные измерения в конечном итоге порождают очень разные взгляды на бедность и дают возможность политическим партиям манипулировать тем или иным показателем.

Как измерить ресурсы домашнего хозяйства? Если вы возьметесь исследовать бюджеты домашних хозяйств, то изучите 49 тысяч таких хозяйств по стране в целом. И увидите, что у вас половина страны - бедные. Если вы попытаетесь учесть не только доходы, а всякие неденежные поступления, например, питание сельских семей, которых на 70% обеспечивает подворье, то бедных станет сразу на 10% меньше. А если вы попытаетесь учесть и макроэкономические данные, например о расходах домашних хозяйств, то примерно половину наших семей мы идентифицировать не можем: они не испытывают никаких ограничений в потреблении, субъективно себя бедными не считают, а доходы имеют ниже прожиточного минимума, потому что их скрывают. Доля бедных снижается еще на 10%. И так далее.

В зависимости от того, какую информацию вы используете, доля бедных может определяться и как 5%, и как 50%. И то и другое правильно, только нужно всегда объяснять, откуда получилась такая цифра, что при этом учитывалось. Политики же часто поступают так: коммунистически ориентированные любят верхнюю цифру, а либерально ориентированные - нижнюю.

Сейчас много говорят о том, что панацея - это адресная программа для бедных. Вы просите их рассказать о своих доходах, принести справки о заработной плате, о стипендиях, о пенсиях. И поймете, что 50% населения по этим критериям будут бедными. Но вы ничего не выясните про их ресурсы, например, про их имущество.

Сегодня уместнее говорить не о программе, специально ориентированной на бедных, а о программе, которая бы помогла бы людям самостоятельно зарабатывать. Пока не решена проблема занятости трудоспособных, попытка запускать адресные программы для бедных приводит к тому, что трудоспособный человек живет на пособие по безработице, как это отчасти происходит сейчас в России. Основные усилия должны быть направлены на рынок труда, на создание рабочих мест в первую очередь, и только во вторую - на повышение оплаты труда. Семья, где два человека работают и мало получают, с меньшим риском попадет в число бедных, нежели семья, где один человек не работает.

Подготовил Федор Лапин

19 Октября 2004, 10:56 +261

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...