Пенсионные откровения

Правила игры в пенсионную реформу в очередной раз изменились: ПФР обещает разослать письма с информацией о состоянии индивидуальных счетов до 1 ноября, а выбор управляющей компании, которая будет приумножать накопительную часть пенсионных начислений, можно выбирать до 31 декабря.

Финансисты прикидывают, сколько потеряет рынок, оттого что пенсионные деньги начнут работать не с Нового года, а позже. Президент управляющей компании "Тройка Диалог" Павел Теплухин вообще считает, что "сделано максимум возможного, чтобы пенсионная реформа не случилась". На все происходящее у него своя точка зрения, в корне отличная от "государственной", которая озвучивается намного чаще.

От распределения к накоплению

Логика "распределительной пенсионной системы" заключалась в следующем: мы все работаем и зарабатываем деньги, часть денег забирает государство в виде разнообразных налогов, сборов и прочих разных поборов, а потом раздает их пенсионерам в виде пенсии. Эта система работала, пока пенсионеров было мало, пока занятость была высокая (помните, за тунеядство сажали), когда все платили налоги, потому что государство их само удерживало. Сейчас структура общества меняется: если в 70-е у нас было 2,2 работающего на одного пенсионера, то сейчас - 1,6 работающих, а уже через 5-7 лет будет 1,1. Это означает, что 1,1 человек должен содержать не только себя и свою семью, но еще и пенсионера с его семьей.

Накопительная система функционирует следующим образом: вы работаете, зарабатываете себе на жизнь, государство у вас в виде налога что-то забирает, но на вашем же счете складирует, и будет выплачивать сбережения, когда вы достигнете пенсионного возраста.

К ней мы придем постепенно - у нас слишком много пенсионеров, поэтому ближайшие 10-20 лет будут переходным периодом. Он начался в прошлом году: Пенсионный фонд каждому завел индивидуальный счет, где с января прошло года копятся деньги. И тут чиновники вдруг сообразили, что они взяли на себя неимоверную ответственность: пообещали вернуть населению деньги, а никаких механизмов возврата, накопления, учета, хранения, складирования просто нет.

Не работает? Не работает

Когда стали работать над этой проблемой, вдруг поняли, что мир богат примерами, когда она не решается. Например, Япония: там действует аналогичная система накопительного пенсионного страхования. Больше половины компаний, занимающихся страхованием, - банкроты, потому что 15 лет назад правительство пообещало гарантированную сумму пенсии, а сейчас эти обязательства выполнить не в состоянии. Если выполнит - страну захлестнет гиперинфляция. Точно с такой же проблемой столкнулись французское и английское правительство, несмотря на то, что в Англии учли японский опыт, и гарантии взяло на себя не государство, а корпорации. Крупнейшие английские корпорации дали гарантии своим же пенсионным фондам, но и они, если их выполнят, окажутся банкротами. На сегодняшний момент дефицит этой пенсионной системы - 300 миллиардов фунтов стерлингов.

Я все это говорю к тому, что в мире больше примеров отрицательных, чем положительных. Министерство экономического развития РФ внимательно изучило их и разработало целый пакет законопроектов. Пенсионный фонд России должен выполнить функцию администратора системы, то есть он должен вести 38 миллионов - или сколько их там - индивидуальных счетов. Сама по себе задача очень непростая. Такую задачу не решала ни одна система ни в одной стране мира. Ни один банк не ведет 38 миллионов счетов. Сбербанк - у него счетов в 2 раза меньше, и чтобы вести эти счета, он имеет 2 тысячи отделений, несет убытки и так далее. В то же время Пенсионный фонд России ни за что не отвечает, он ничего не гарантирует, и это огромное достижение российской экономической мысли: что ему скажет правительство, то он и делает, а сам никаких решений не принимает и никакой ответственности не несет.

Меню

Каждому гражданину предложено следующее: он может осознанно или не осознанно выбрать меню из двух блюд. Первое блюдо называется "государственная управляющая компания Внешэкономбанк (ВЭБ)", второе - "частная управляющая компания" (нужно выбрать одну из 55-ти).

Управляющая компания должна решить задачу сохранения и приумножения средств, а это довольно сложная задача, так как она сопровождается риском. Государство говорит: "Хотите минимальный риск, идите в ВЭБ, потому что у него есть только одна инвестиционная стратегия: покупать государственные ценные бумаги или бумаги, имеющие государственные гарантии, на первичном размещении, на аукционе и держать их до погашения". При этом они вам не говорят, что доходность от этих инструментов, и я не побоюсь этого слова, отрицательная. Почему? Так устроен мир, что по государственным облигациям доходность ниже, чем инфляция в стране: будь то американские облигации, английские, французские или японские. И Россия в этом смысле уже догнала ведущие капиталистические страны. Для примера: у облигации федерального займа, которые будет покупать Внешэкономбанк, доходность 5-7% годовых. Даже если инфляция не поднимется выше 9%, реальная покупательная способность вашего рубля, инвестированная в такую облигацию, после погашения составит минус 2% годовых. 2% годовых в течение 15-20 лет - это свыше 30-40% потерянных денег, если будете инвестировать в "самые надежные инструменты Российской Федерации". Об этом вам государство не говорит, потому что иначе оно раскроет самый большой свой экономический секрет: одним из главных источников дохода, наряду с налогами, является так называемый "инфляционный налог", который составляет 2% в год.

Второе в этом меню - это частная управляющая компания. Это уже "акула капитализма". Я возглавляю такую компанию - организацию не благотворительную: мы конкретно зарабатываем деньги, и наша задача - максимизировать прибыль. Наша прибыль, в соответствии с законом, равна 10% от инвестиционного дохода, который мы заработали для клиента. Если мы заработали клиенту миллиард, то не больше 100 миллионов мы можем забрать себе - это наше вознаграждение. А мы хотим есть хлеб с маслом и с икрой, поэтому нам очень важно максимизировать этот самый инвестиционный доход. В этом - наше отличие от ВЭБа, потому что чиновник ВЭБа - государственный служащий, он получает зарплату.

Кто успел, то и съел

Очень важно быть в первых рядах. Кто умный, тот перейдет в частную компанию в первый год. Почему? Слово "пирамида" - не очень удачное слово, оно неправильно отражает ситуацию, но фондовый рынок растет медленнее, чем количество денег, которое на него приходит. Поэтому деньги тех, кто пришел позже, будут работать на доход того, кто пришел раньше. В результате кто-то "съест" столько, сколько сможет, а последний - столько, сколько останется. Вот и все.

Учет и контроль

Контролеров - вагон и маленькая тележка. Требования к собственному капиталу, процедурам принятия инвестиционных решений, квалификации специалистов и так далее - примерно восемь страниц требований.

Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг предъявляет список еще на две или три страницы: куда можно ходить, а куда нельзя ходить. Не больше 40% средств должно быть инвестировано в государственные ценные бумаги, не больше 40% - в корпоративные облигации, не больше 40% в корпоративные акции, не больше 20% - за границу, не больше 20% - в банковский депозит, не больше 10% - в один эмитент.

Существует антимонопольный комитет: он следит, чтобы управляющая компания не была аффилирована ни с банком, ни со спецдепозитариями, ни с негосударственным пенсионным фондом - она должна быть независима, заниматься единственный видом деятельности - управлять активами.

Существует еще один контролер под названием "специализированный депозитарий". Он был отобран по конкурсу - это депозитарий, принадлежащий Внешторгбанку, второму по величине государственному банку России. Внешторгбанк контролирует каждую платежку, у него есть право второй подписи под каждой нашей платежкой. Контролирует цену, по которой совершается сделка, место, время проведения сделки, чтобы это было в рыночных ценах и т.п. Он несет ответственность, причем ответственность, солидарную с нами.

Управляющая компания, в свою очередь, будет застрахована. Сейчас мы подписываем договора, и с 1 января страхуем профессиональную ответственность, страховые компании, в свою очередь, перестраховываются на Западе.

Надзирателей туча, но на самом деле все это ерунда, потому что жизнь богаче - она умнее нас и всех законов, которые каждый год меняются, и тем более умнее "надзирателей". Есть одно единственное правило, которое защищает клиента: управляющая компания не имеет права заниматься никаким другим бизнесом. Мы не имеем права давать кредиты, мы не имеем права сами покупать ценные бумаги, весь наш капитал размещается только на депозитах, либо в государственных ценных бумагах. Никаких акций, корпоративных облигаций - это запрещено. Наш единственный источник дохода - это прирост, никаких других источников нет. Ни на одну секунду деньги клиента не становятся деньгами управляющей компании - с юридической точки зрения они всегда принадлежат клиенту, хранятся во Внешторгбанке, мы, как управляющая компания, можем только совершать отдельные операции с ними. Опять же, под присмотром Внешторгбанка.

На что обращать внимание, выбирая управляющую компанию?

Конкурс прошли 55 компаний. Выбор большой, как выбирать - непонятно. Я не буду давать универсальный критерий, а назову несколько приоритетов. Первый: компания должна иметь опыт работы как на растущем, так и на падающем рынке. Что я имею в виду? Средства будут размещаться на рынке, а рынок имеет тенденцию как расти, так и падать. Когда рынок растет, все просто: доходы тоже растут и все довольны. Но в течение двадцати лет (а пенсионная реформа проводится не для нынешних пенсионеров, а для молодых людей "в самом расцвете сил") обязательно будут моменты, когда рынок будет падать. И как в этой ситуации будет вести себя управляющий, что он будет делать - вот в чем вопрос. Он может схватиться за голову и сказать: "Пропади все пропадом". Такое мы видели недавно в Америке, где последние 12 лет был постоянный рост. За это время из бизнеса ушло целое поколение "портфельных менеджеров", умевших работать на падающем рынке, знающих, продавать или не продавать, когда продавать, когда покупать и сразу продавать и т.п. Поэтому рынок в Америке и падает уже четыре года. Слава богу, в России все сжато: за последние пять лет был и гигантский рост, и обвальное падение, и опять рост, и опять падение. У нас, слава Богу, есть люди, которые не растерялись, сориентировались, сгруппировались, вовремя продали, вовремя купили. Эти люди гораздо ценнее, чем те сотни, десятки тысяч людей, которые умеют работать на растущем рынке, потому что за одного битого двух небитых дают.

Так вот, первое - нужно выбирать компанию, которая имеет опыт работы как на растущем, так и на падающем рынке". В переводе на русский это означает: лицензия ей должна быть выдана до 1998 года.

Второе - компания должна управлять "понятными" активами, о которых можно прочитать в газете, на сайте коллективных инвестиций. По всем управляющим компаниям есть статистика, вот и смотрите, сколько эти компании заработали в последний год, два, три, пять, а лучше - семь. Потом уже можно выбирать конкретный портфель с точки зрения отношения к риску. Одни компании специализируются на акциях, другие - на облигациях, третьи - на смешанных портфелях (это тоже видно из этой статистики). Я считаю, чем моложе человек, тем может быть рискованней портфель, потому что на длинных интервалах рискованный портфель все равно даст лучший результат. А если до пенсии осталось около пяти лет - больше подойдет консервативный портфель.

Следующий критерий - объем активов в управлении. Одно дело управлять карманными деньгами - тысячью долларов, совсем другое 100 миллионами долларов - это две разные технологии. Потому что тысячу долларов можно гонять в течение дня на бирже, совершить сто сделок и заработать 30 копеек, и в годовом исчислении это принесет много денег. Суммой 100 миллионов долларов не поторгуешь каждый день - для этого нужно иметь стратегический взгляд на вещи. А пенсионные деньги будут большими, и важно выбрать компанию, которая умеет работать с такими деньгами. Для этого нужно иметь штат специалистов, хотя бы двадцать аналитиков, каждый из которых стоит полмиллиона долларов в год: ему нужно иметь зарплату, ему нужны стол, стул, система связи, базы данных и так дальше, и тому подобное. Замкнутый круг - это может себе позволить большая компания, которая управляет большими деньгами. У нас есть специалист, который следит, к примеру, за ЮКОСом. Другой - за Сбербанком: он только этим и занимается, он про Сбербанк знает больше, чем председатель Сбербанка Казьмин. Это его работа в режиме on-line. У него можно спросить, сколько сегодня стоит Сбербанк. Если он скажет, что, например, сегодняшняя цена Сбербанка 10 миллиардов долларов, а портфельный менеджер смотрит и говорит: "На рынке он стоит 8 миллиардов", - значит, надо покупать. Это настоящее искусство.

Елена НОВГОРОДОВА

20 Октября 2003, 18:54 +73

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...