Поехали?

К чему может привести нарушение дренажной системы в Плесе

Анна Семенова

Плес – город сложный во всех отношениях. Даже если говорить о чисто природных факторах, которые, тем не менее, являются определяющими, особенно для нижней части города. А ведь именно она является наиболее привлекательной с точки зрения и рекреационной, и экономической.

Человеку, не имеющему отношения к строительной сфере, иной раз даже трудно понять, каким образом многочисленные дома и прочие постройки держатся на крутых склонах плесских гор. А если учесть, что толщу грунта пронизывают многочисленные родники, то сложности градостроительной деятельности в Плесе становятся очевидными. Столь же очевидно, что любое непрофессиональное вмешательство, совершенное без учета особенностей конкретного участка может привести к печальным последствиям.

По-соседски

Одна из ситуаций, наглядно демонстрирующих, что Плес требует бережного отношения к себе, произошла относительно недавно и связана со строительством новой гостиницы на ул. Советской (то есть на набережной), 25 А.

Первый камень в фундамент новой гостиницы (инвестором является ЗАО «ВИНАСТ», застройщиком – ООО «ЮБК ОПАРК») был заложен летом 2009 года в торжественной обстановке и с участием губернатора Ивановской области. Тогда директор ЗАО «ВИНАСТ» Олег Григоренко заявил, что его компания намерена построить здесь гостиницу среднего класса на 27 мест, с автостоянкой и рестораном. Облик здания, по словам Григоренко, будет выдержан в классическом стиле и будет полностью соответствовать стилю старинной застройки плесской набережной. Инвестор утверждал, что проект гостиницы полностью согласован с Плесским музеем-заповедником и управлением по охране памятников. А поскольку на месте будущей гостиницы обнаружен культурный слой, то вначале будут проведены археологические раскопки.

Кроме того, Олег Григоренко заявил, что ЗАО «ВИНАСТ» взяло на себя и социальные обязательства: реконструировать канализационную систему соседнего с гостиницей дома и купить новый котел для плесской котельной.

И действительно, в конце лета – начале осени прошлого года полномасштабные раскопки велись очень интенсивно. Впрочем, ничего экстраординарного обнаружено не было: все находки относились к XIX - XX вв. Примечательно, что сотрудники музея-заповедника говорят, что подобное отношение инвестора к требованиям федерального законодательства сегодня в Плесе редкость. В лучшем случае, проводится шурфовка. А уж на финансирование полноценных раскопок при строительстве практически никто не раскошеливается.

Что касается проекта здания, то, по словам заместителя директора Плесского музея-заповедника Анатолия Сорокина, он действительно проходил согласование. У специалистов музея был целый ряд замечаний к первоначальному проекту – и по высоте. и по пропорциям и расположению окон, и по элементам декора. В проект, очевидно, были внесены соответствующие изменения (во всяком случае, так утверждает представитель ЗАО «ВИНАСТ» Денис Васильев). Однако в музей-заповедник окончательный вариант проекта так и не был представлен, рассказал Сорокин.

Само строительство началось лишь в этом году. Были снесены и выкорчеваны несколько старых деревьев, вырыт котлован. И тут забила тревогу жительница Плеса, чей дом расположен аккурат над строящейся гостиницей. Наталья Неджари, профессиональный архитектор, считает, что в результате проводящихся работ происходит сползание грунта со склона Соборной горы. Причем достаточно существенное: в заключении строительной экспертизы, выданной Наталье неджари этой осенью отмечено, что «при планировке площадки строительства подпорной стенки был подрезан склон, вседствие чего произошло движение грунта и образование трещин в земле склона и дворовой территории. Как следствие, появились деформации в стенах и фундаментах строений гаража и бани, а также в фундаменте дачного домика». «Сейчас ряд построек – гараж, баня, гостевой дом – уже непригодны к использованию, трещины пошли по стенам и фундаменту, - говорит Наталья Неджари. – и нет никаких гарантий, что сползание грунта остановится».

Основная проблема, по словам Неджари, заключается в особенностях грунта на месте строительства. «Если посмотреть на планы старого Плеса, то можно увидеть: в этом месте никогда не было никаких капитальных построек, только легкие сооружения вроде амбаров, - рассказывает она. – Причина – наличие большого количества грунтовых вод. Более того, в 1980-х годах здесь, на этом склоне Соборной горы собирались строить Дворец культуры, однако быстро отказались от этой затеи: грунт «плыл», и даже сваями его не удалось укрепить. Плес вообще очень сложный город с точки зрения грунтовых вод, и любое необдуманное вмешательство может привести к непоправимым последствиям».

Конфликт пошел

Наталья Неджари еще в сентябре обратилась в службу Госстройнадзора с требованием приостановить строительство гостиницы, которое, по ее мнению, грозит разрушением ее дому и другим постройкам. Специалисты Госстройнадзора провели проверку и обнаружили  ряд нарушений. Во-первых, застройщик ООО «ЮБК ОПАРК» вел строительство, не имея разрешения. А во-вторых, не провел ряд землеустроительных работ по укреплению склона, которые были предусмотрены проектом. «Получение разрешения на строительство задержалось из-за бюрократических проволочек – со своей стороны мы подготовили все документы и передали в администрацию Плеса, - поясняет Денис Васильев. – Что касается укрепления склона, то это, действительно, вина строителей, которые не соблюдали порядок работ, предусмотренный проектировщиком».

Впрочем, уже в октябре все необходимые работы по укреплению склона были выполнены. Внешне это выглядит как подпорная стенка плюс залитая бетоном часть склона. Арматурная сетка в бетон заложена – это видно даже неспециалисту. Под бетонным покрытием (весной сверху будет уложен грунт, засеянный дерном, так что никакой «бетонной горы» в Плесе, разумеется, не будет – поясняет представитель заказчика) должен быть сделан дренаж, однако пока в этом можно только полагаться на добросовестность строителей.

«Сделан ли там дренаж, можно будет понять уже весной, - считает Наталья Неджари. – к сожалению, я узнаю об этом первая, так как если дренажа нет, то будет происходить дальнейшее сползание склона и разрушение моих построек».

Кроме того, в «зоне риска» оказывается муниципальная теплотрасса и – если сползание грунта будет сильным – дома, стоящие выше по склону Соборной горы.

«Уверен, что никаких проблем, связанных со сползанием грунта, не будет, – заявляет Денис Васильев. – Инвестор вкладывает в эту гостиницу очень солидные средства – более 1 млн долларов США. Мы затратили много времени и сил, чтобы наш объект соответствовал всем требованиям: вложили деньги  в проведение археологических раскопок, установили здание на так называемом плавающем фундаменте. Мы сами заинтересованы в том, чтобы все было благополучно. Что касается проблем, которые возникают у Натальи Неджари, то можно предположить, что, возводя свои постройки на склоне, она сама не учла все особенности сложного рельефа и грунта».

Как обстоят дела на самом деле, пока трудно сказать. Наталья Неджари заказала экспертизу, и специалисты оценили ущерб, нанесенный ее имуществу, около 3 млн рублей. Неджари подала иск в один из московских судов (по месту нахождения ответчика – ЗАО «ВИНАСТ»).

Кто поплывет следующий?

Можно предположить, что этот случай – далеко не единственный «соседский» конфликт, связанный со строительством в Плесе. Правда, «на поверхность» они не выходят. Возможно, потому, что в Плесе немало домов принадлежат представителям власти и бизнесменам, ивановским и не только.

Странно другое. Как выясняется, при всей сложности грунтов Плеса, при всей очевидности того, что городу необходима надежная дренажная система, эта система фактически отсутствует. Как сообщила главный архитектор Приволжского района Валентина Смирнова, существует схема дренажей, которые укладывались при создании горьковского водохранилища, то есть в середине ХХ века.

А вот дореволюционная схема дренажей отсутствует – ее нет ни в управлении архитектуры района, ни в администрации Плеса, ни в музее-заповеднике. Тем не менее, очевидно, что эта система не только была (иначе существование нижнего Плеса было бы попросту невозможно), но и существует поныне. При проведении земляных работ в Плесе регулярно обнаруживают деревянные долбленые дренажные трубы, которые прекрасно выполняют свои функции до сих пор. Нередко владельцы участков в Плесе, обнаруживая такие дренажи, сохраняют их и заботятся о них, понимая, что без этих дренажей все их имущество может просто съехать в Волгу.

«Дренажи в Плесе главнее генплана, - говорит Наталья Неджари. – И у меня как у архитектора вызывает, мягко говоря, недоумение то, как власти Плеса, да и многие владельцы домов относятся к этой инфраструктуре».

Удивительно, но официальные власти в разговорах об инфраструктуре Плеса ни словом не упомянули за последнее время дренажную систему. Хотя о газификации, канализации, дорожном строительстве и прочих благах цивилизации говорили много и бравурно. Зато жители  Плеса в неофициальных разговорах нередко упоминают о конфликтах с дорожниками, которые возникают, когда плесяне требуют не закатывать под асфальт дренажные колодцы.

Кстати

***

Огромную роль в стабилизации грунтов в Плесе играют деревья. По словам специалистов, взрослое дерево за год может «откачивать» из земли несколько тонн воды. И если бездумно сносить деревья на склонах плесских гор, это может привести к оползням, так как корневая система деревьев держит береговой склон.

Вокруг деревьев в Плесе назревает еще один конфликт. На заседании правительства области 16 ноября губернатор Михаил Мень заявил, что необходимо расчистить набережную от деревьев и привести ее именно в такой вид, какой был до революции (или по крайней мере, как на сохранившихся фотографиях тех лет). Специалисты утверждают, что, действительно, с Волги здания первой линии Плеса уже почти не видны за деревьями. Так что их надо вырубать и заменять более низкорослыми кустарниками, чтобы город не выглядел совсем уж голым.

В то же время местным жителям это никто не объяснил (возможно, власти просто не сочли это нужным). Хотя в городе, где живут всего-навсего 3 тысячи человек,  провести разъяснительную работу не так уж сложно. Та же Наталья Неджари считает, что вырубка деревьев (а на сегодняшний день уже снесено более 30 деревьев на набережной, и это еще не финал) не только отразится на общем облике Плеса, но и скажется на стабильности грунтов.

***

Знаменитый горнолыжный спуск в Плесе тоже стоит на грунтовых водах. На фотографиях, сделанных в апреле этого года на месте, где предполагалось строить спуск, хорошо видно болотце – выход грунтовых вод на поверхность. При этом для того чтобы насыпать склон, было снесено немало деревьев, в частности, вырублена уникальная роща – черноольхово-вязовый лес, представляющий очень редкий природный ценоз.

Конечно, современные строительные технологии  позволяют строить хоть небоскребы на болоте. Вопрос лишь в стоимости этого строительства. В последнее время пресс-служба правительства области говорит, что горнолыжный спуск будет построен с участием федерального финансирования – из тех средств, что были выделены в этом году на обустройство инфраструктуры Плеса. Правда, каким образом и на какие объекты были распределены 300 млн, выделенные на Плес в этом году из федерального бюджета, в правительстве Ивановской области до сих пор так и не уточняют.

26 Ноября 2010, 13:15 +201

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...