Получивший три пули в живот начальник Ивановского УФАС считает, что его заказал депутат Ивановской городской думы

Об этом заявил обвиняемый в покушении, попутно сказав, что знает, кто на самом деле стрелял, но не скажет

Во Фрунзенском районном суде 10 июня прошло очередное судебное заседание по делу Евгения Червякова. Он обвиняется в покушении на жизнь руководителя регионального УФАС Александра Боровкова. В ходе очередного разбирательства показания дал сам подсудимый.

Евгений Червяков рассказал суду, что действительно заказывал машину, на которой впоследствии преступники скрылись с места покушения у Камила Магомедова по просьбе некоего Дмитрия Курина. Также подсудимый рассказал о том, что он делал за день до того, как было совершено покушение на Боровкова. Оказалось, что Червяков 15 января в первой половине дня ездил по делам по городу, затем посещал своих родителей, часть дня провел дома, вечером встречался с друзьями своей жены, где они выпивали, затем снова ездил по делам. В частности, возил своего больного ВИЧ и туберкулезом брата.

По словам подсудимого, 16 января – в день когда было совершено покушение на Боровкова – Червякова около 10 утра разбудила супруга Юлия. Вместе они поехали в первую городскую больницу – жене требовалось сделать определенные процедуры. Но прежде они с супругой заехали в местечко Минеево к ее родителям, затем проехались по магазинам, при этом несколько раз заезжали домой. А когда поехали по направлению к первой городской больнице, то попали в пробку на улице Жарова. Затор, по словам подсудимого, образовался из-за скопления машин журналистов. Объехав пробку по Почтовой, в больнице Червяков с супругой оказались только около часа дня.

Примечательно, что в течение всего предварительного следствия Червяков постоянно менял свои показания в части событий, которые происходили в день покушения и за день до него. Так, на первых допросах в апреле 2012 года еще в качестве свидетеля Червяков утверждал, что в день совершения преступления он находился в Москве. Но после предоставления ему детализации данных о перемещении его мобильного телефона и распечатки разговоров он все-таки признался, что был в Иванове. При этом на очередном допросе Червяков утверждал, что весь день 15 января он провел дома, а 16 января в больнице с супругой он был около 10 утра – как раз во время покушения на жизнь Боровкова. Специалисты были вынуждены провести еще более детальный анализ. Например, было установлено, что те процедуры, на которые ехала супруга Червякова, не делаются раньше обеда. И Червяков был вынужден снова изменить свои показания.

Кроме того, подсудимый в ходе судебного разбирательства рассказал, что 15 января он общался по телефону с Магомедовым и Куриным. Речь шла о заказанной для угона красной «десятке». Со слов Червякова, он был лишь посредником между Магомедовым и Куриным. За посредничество он попросил 20 тысяч рублей. Для чего будет использоваться автомобиль, Червяков, по его собственному признанию, не знал.

Червяков, по его словам, во время предварительного следствия дважды встречался с Боровковым. На первой встрече Боровков опознал в Червякове человека, покушавшегося на его жизнь. На второй встрече, организованной в следственном комитете, Боровков спрашивал у Червякова, кто заказал покушение. По словам подсудимого, сам Боровков называл в качестве заказчика фамилию Кабанова (Павел Кабанов, депутат Ивановской городской думы, проживающий сейчас в Чехии) и предлагал Червякову рассказать следователям, что именно этот человек сделал подсудимому заказ на убийство. За это Боровков обещал поменять свои показания в отношении Червякова, данные им во время опознания. Сперва Червяков от предложения Боровкова отказался, но позже на сделку все-таки пошел и назвал Кабанова в качестве заказчика.

Также Червяков рассказал, что прежний начальник полиции Ивановской области Александр Римский как-то сказал ему, что если Червяков не расскажет следствию, кто совершил преступление, то в покушении обвинят его самого. На размышление Червякову дали трое суток. Но, по словам Червякова, он все равно не стал говорить всего, что знал на стадии предварительного следствия. В частности, по словам обвиняемого, ему известно имя того, кто на самом деле стрелял в руководителя УФАС. Но в компетентность органов следствия Червяков не верит и все самые правдивые, по его словам, показания он оставил именно для суда. Тем не менее, назвать имя того, кто же все-таки стрелял в Боровкова, подсудимый отказался и на стадии судебного разбирательства.

В заключение Червяков добавил, что его обвиняют в преступлении, которого он не совершал. Из-за того СМИ уже сделали его виновным, назвав его киллером, ему стыдно перед родителями и близкими. По словам подсудимого, из-за того, что СМИ сделали из него «душегуба», ему даже «стремно» сидеть на зоне.

Репортаж с предыдущего заседания

10 Июня 2014, 16:03 +930

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...