Приставы выселили из особняка семью цыганского барона

Однако цыгане клянутся, что не дадут новому владельцу жить в нем

Ивановское управление Федеральной службы судебных приставов провело 5 августа одну из наиболее масштабных операций в своей практике. Им пришлось исполнять решение суда о выселении13 цыган из дома в деревне Подвязновское Ивановского района. Дом оказался двухэтажным особняком цыганского барона. Навстречу отряду судебных приставов вышел весь табор – около ста человек. В июле Ивановский районный суд постановил, что цыгане незаконно занимают дом, который они сами ранее продали некоему Александру Судакову за 3,2 млн рублей. После этого было вынесено решение о выселении цыган. Сами цыгане настаивают на том, что дом они не продавали, а все документы на этот счет подделаны Судаковым. Якобы в свое время он давал цыганам в долг, и в числе долговых расписок подсунул для подписи документы на продажу дома. В связи с этим выезжать из дома они категорически отказывались. Ране судебные приставы выдавали им официальное предписание, в котором уведомляли о необходимости освободить помещение. Цыгане, однако, так этого и не сделали, в связи с чем на 5 августа назначили принудительное выселение. В связи с нестандартностью ситуации исполнительными действиями руководил лично начальник отдела организации исполнительного производства УФССП по Ивановской области Александр Малюшкин. Часть приставов вооружена автоматами. На всякий случай на место проведения «операции» заранее прибыла полиция.   Двухэтажный особняк, ставший камнем преткновения, резко контрастирует с окружающими его деревянными домиками, большинство из которых иначе, чем хибарами, не назовешь. Во всех этих хибарах тоже живут цыгане. К особняку прилегает небольшой аккуратный дворик с маленьким детским бассейном, покрытым разноцветной мозаикой. Здесь жил цыганский барон, который некоторое время назад умер. Теперь главной в таборе считается его жена, называемая самими цыганами «баронихой» (с ударением на третий слог). При ней живут еще 12 человек, включая взрослого сына Михая, который называет себя бригадиром табора. Именно Михай в свое время, по его собственному признанию, подписал нечаянно документы о продаже дома. Свою оплошность Михай объяснил в беседе с корреспондентом Ч.ru неграмотностью – читать и писать по-русски он не умеет.      Подъехавшие к дому с утра пораньше приставы были встречены огромной толпой цыган всех возрастов. Двери спорного дома были открыты, однако внутри и снаружи собралось множество цыган, которые сразу заявили о своем категорическом нежелании выезжать. Когда Александр Малюшкин попытался вразумить толпу, в ответ ему неожиданно грянул детский хор, начавший скандировать «Это наша школа!». Хором дирижирует пара взрослых цыганок. Как пояснил Михай, в этом доме учились дети табора. К ним приходили учителя из местной школы, за что табор платил им деньги. Скандирующих детей профессионально перекрикивали взрослые, так же хором доказывавшие, что для их выселения нет никаких оснований. В какой-то момент из толпы раздалось обещание сжечь дом, если приставы не отступят. Однако к удивлению отказавшихся отступать приставов, несмотря на нервную атмосферу и собственную импульсивность цыгане оказались весьма здравомыслящими людьми. На то, чтобы проникнуться аргументами Александра Малюшкина и осознать, что приставы настроены решительно, им потребовалось буквально 20 минут. После этого последовала команда выносить вещи. Толпа подростков мгновенно с шумом ринулась внутрь дома.  И тут-то оказалась, что цыгане прекрасно подготовились к выселению. Все вещи уже были увязаны в тюки, которые мальчишки подхватывали и волокли на улицу. В мгновенье ока дом стал похож на муравейник: дети и взрослые непрерывно двигались в разные стороны, выволакивая из многочисленных комнат вещи. Их складывали прямо перед домом. Очень быстро вещи и предметы мебели заполнили практически все пространство перед домом, не занятое машинами судебных приставов и полиции. В это время женщины собрались перед особняком и, увидев журналистов, принялись хором выкрикивать проклятия по адресу нового хозяина. «Мы убьем его! Мы выбьем все стекла! Мы не дадим ему здесь жить! Бог покарает его!» - неслось со всех сторон. Судакова цыгане называют бандитом и рассказывают всякие истории про якобы совершенные им зверства. Цыганки взывают к жалости присутствующих, рассказывая, что в доме постоянно ночевали 15 детей, которым теперь некуда деться. Что во дворе дома, который приставы собираются закрыть, находится единственный на всю округу источник воды – колодец. На этих словах молодой цыган вынес из дома большую кухонную мойку. А в самом доме корреспондент Ч.ru обнаружил трубы, чрезвычайно смахивающие на водопроводные, и полноценные санузлы.    Дом вообще производит неслабое впечатление. Посреди дома – большая зала с камином, оформленным в стиле 18 века. На стенах – фрески. Одна из них воспроизводит сюжет картины Константина Флавицкого «Княжна Тараканова». По периметру главной залы расположены комнаты разной площади. Здесь фрески перемежаются с дорогими обоями с тиснением. В комнатах – хорошая мебель. Одна из комнат на втором этаже – спортзал с гимнастическим инвентарем, гантелями и манекеном для отработки приемов рукопашного боя. Даже после того, как основную часть вещей вынесли, дом по-прежнему полон цыган. Некоторые из них все еще что-то несут, а большинство стоит на месте и очень громко разговаривают друг с другом. Эхо, усиливающее все звуки в опустевшем здании, создает эффект птичьего грая. В какой-то момент кто-то с грохотом роняет то ли шкаф, то ли трюмо. Слышен звон бьющегося стекла. Через несколько минут один из цыган принесет эти осколки журналистам и будет навязчиво демонстрировать их, как символ вопиющей несправедливости. За телеоператорами с камерами продолжает носиться толпа ребятишек, продолжающих скандировать «Это наша школа!». Иногда кто-то из цыган, желающих пообщаться с журналистами, машет на них рукой, после чего те немедленно замолкают. Цыгане в сотый раз проклинают нового владельца и прямо говорят, что вскроют дом, как только из Подвязновского уедут приставы. Они вновь обещают, что спокойной жизни новым обитателям дома не будет. Как только взрослый, выговорившись, отходит в сторону,  детское скандирование возобновляется. «Вы видите, дети все время плачут», - с пафосом восклицает «барониха» и в знак скорби срывает с головы платок. Плачем, однако, и не пахнет. Дети хором галдят, а некоторые при этом откровенно веселятся. «А когда нас покажут по телевизору?», - интересуется у журналистов мальчик лет двенадцати.    Посреди этого хаоса в унынии стоит заместитель директора охранного предприятия «Альянс» Владимир Абрамов с портфелем в руках. К ним обратился новый собственник дома и попросил взять особняк под охрану. То, что охранять его придется от разгневанного цыганского табора, в «Альянсе» и не подозревали. Абрамов не скрывает, что он в шоке, и не исключает, что предприятие откажется от этого контракта. Несмотря на нервозную обстановку и шум, цыгане не проявляют не малейшей агрессии по отношению к приставам. «Дай вам бог здоровья», - говорит цыганский бригадир Михай, подписывая акт по итогам исполнительных действий. Днем пустой особняк был закрыт. Цыгане остались ждать отъезда приставов.         
05 Августа 2011, 16:46 +1000

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...