Русский француз Ренэ Герра

Его считают обладателем самой крупной коллекции книг, живописи и архивов российской эмиграции первой волны. Недавно мсье Герра во второй раз посетил Иваново. Поводом стали традиционные Бальмонтовско-Цветаевские чтения. Уроки русского Наверное, не зная имени и происхождения господина Герра, никто не признал бы в этом человеке чистокровного француза. Внешность волжского купца, как было замечено однажды, традиционно аскетичное профессорское облачение. К тому же, он не просто великолепно владеет русским языком и знает все его тонкости получше иного русского, он даже может сделать вам замечание, например, о неправильном ударении... «Русская болезнь» Ренэ началась в 1956 году, когда его семья перебралась из Ниццы в курортный Канн, где мать получила место директрисы гимназии. К ней обратилась одна русская дама, попросившая несколько уроков математики для своей внучки. Вместо платы она предложила свои услуги в обучении русскому языку кого-то из семейства Герра. «Дама оказалась талантливым педагогом и незаурядной личностью. Ее звали Валентина Павловна Рассудовская», - вспоминает Ренэ. Следующий его учитель русского был тоже неординарен: поэтесса Екатерина Таубер, о стихах которой писали Ходасевич, Бунин, Адамович. Дома у нее часто собирались русские эмигранты, интереснейшие люди своего времени, которые жили не в лучших условиях. «Для меня они являлись представителями великой страны, с которыми случилась катастрофа. Так мало-помалу я приохотился ко всему русскому, к ее богатейшей культуре и полюбил на всю жизнь», - рассказывает Ренэ Герра. Баловень судьбы Так себя именует сам Ренэ, имея в виду то, что ему выпало счастье общаться с корифеями великой культуры, за что он от души благодарит Октябрьскую революцию... Юг Франции – Ницца, Лазурный берег – место, где было сосредоточено русское зарубежье. И там, и в Париже он знал всех выдающихся эмигрантов из России. Дружил с русскими художниками и писателями: Юрием Анненковым, Ириной Одоевцевой, Галиной Кузнецовой, Георгием Адамовичем, Юрием Терапино, Сергеем Шаршуном и другими. Ему дарили свои работы и оставляли свои архивы, среди которых, например, сотни и тысячи писем Бунина, Ремизова, Бальмонта, Гиппиус и Мережковского, Анненкова и многих других знаменитостей русского «серебряного века». Юрий Анненков даже неоднократно рисовал Герра, ему же посвящено немало строк в мемуарах Ирины Одоевцевой «На берегах Сены», его выбрала своим душеприказчиком последняя любовь Бунина Галина Кузнецова, завещавшая ему весь архив. После окончания факультета славистики Сорбонны, Ренэ Герра несколько лет был литературным секретарем писателя Бориса Зайцева. Спустя годы Ренэ напишет книгу об этих людях, которые сохранили верность родине, даже покинув ее. Книга «Они унесли с собой Россию» была переиздана в 2005 году и презентована в том числе в ивановском университете. Впрочем, первые публикации Герра, посвященные авторам «белой эмиграции», появились еще в 60-е годы. «Чистый продукт белой эмиграции» Коллекция Герра дает многогранное представление о русской эмигрантской культуре первой половины ХХ века. Он не лучший собиратель этого наследия, а, по сути, единственный. В его собрании 5000 картин ста русских художников – Коровина, Бакста, Кустодиева, Чехонина, Билибина, Серебрякова, Бенуа и т.д. Но наиболее сильной частью своей коллекции он по праву считает литературный раздел: 50 000 томов книг, десятки тысяч листов рукописей: письма Бунина, Шмелева, Цветаевой, богослова Сергея Булгакова, Николая Лосского, Ивана Ильина. Есть рукописи Державина, Льва Толстого, Тургенева, уникальная и не опубликованная переписка Набокова, сотни неизвестных писем Бальмонта, автографы Марины Цветаевой, Андрея Белого, Алексея Толстого и других русских поэтов и писателей. «Я не только спасал архивы, я их создавал!», - Ренэ Герра при каждой встрече старался получить автограф того же Зайцева, понимая, насколько важен каждый росчерк его пера. Теперь в коллекции профессора из Ниццы 10 000 сборников поэзии русской эмиграции с инскриптами, среди которых не только посвящения самому Герра, но и дарственные подписи авторов друг другу. Одних только книг Алексея Ремизова с автографами писателя у Ренэ более 400, плюс его рисунки, витражи, акварели. Многое Герра получал в подарок или «по случаю», покупал на аукционах, и сейчас продолжает пополнять свою коллекцию. Наши эмигранты в шутку называли его Иваном Калитой за стремление собрать и сберечь памятники великой культуры. В действительности он стал уникальным связующим звеном нескольких эпох – дореволюционной, послереволюционной, советской и постсоветской России. Он сохранил то, что было бы безвозвратно для нас утрачено. Хотя Герра подчеркивает, что «делал это не для России и не для Франции, а для себя лично, потому что мне это доставляло удовольствие». «Я - упертый француз» Ренэ Герра – личность харизматическая. Несмотря на почти 60-летний возраст, он и сейчас отличается кипучим темпераментом, горящим взором и эмоциональной речью. Он помнит своих врагов и продолжает ценить друзей. Не менял своих жизненных принципов и не искал новых ориентиров. С самого начала, направившись «против течения», Герра посвятил себя людям и культуре, чуждой не только для его соотечественников, но и отвергаемой Россией. «Я не ждал перестройки, чтобы высказаться, я делал это и 40 лет назад. Уже тогда я понял истинную ценность русской эмигрантской культуры. Я знал, что в постсоветском пространстве она будет востребована, и к ней вернутся. А тогда на Западе презирали это наследие, да и русским оно было не нужно». Первый визит в Россию состоялся в 1966 году, когда Ренэ приехал в Ленинград с делегацией из Сорбонны. С октября 1968 он учился в аспирантуре МГУ, где начал заниматься русским декадентством, но вскоре был выдворен из страны за свободомыслие и несанкционированное общение. Персоной «нон-грата» в Союзе он стал почти на 15 лет. С 1992 года он приезжает в Россию каждый год, иногда проводя здесь по 2-3 месяца. Он ездит по всей стране, был в Вологде, на Соловках, в Нижнем Новгороде, Ярославле, Угличе, Астрахани, Самаре, Саратове, Казани, Шуе, Плесе, Иванове … Здесь его называют по русской традиции – с отчеством – Ренэ Юлиановичем. Не оставляет ощущение, что Герра прожил не одну жизнь - столько он успел сделать, собрать, прочувствовать... Интересуясь культурой белой эмиграции, он навлекал на себя антипатию соотечественников в 60-80-е. Тема его дипломной работы, посвященная творчеству «последнего русского классика» Бориса Зайцева, так и осталась непонятной для комиссии Сорбонны. И сейчас его взгляды на ценность наследия русского зарубежья не находят поддержки в родном ему отечестве. Критика в адрес Франции, не признавшей культурного феномена первой русской эмиграции из боязни не понравиться Советскому Союзу, провоцирует скандалы и недовольство. Идея Герра основать в Париже не просто музей, но научно-исследовательский центр по изучению русского наследия во Франции («там материала не для одного десятка диссертаций»), похоже, еще далека от воплощения. Но человек, который считает себя все же «упертым французом» и привык добиваться своего, не унывает и продолжает пополнять свою коллекцию. Он посещает аукционы «Сотбис» и «Кристис», и за последние полгода, по его словам, смог приобрести уникальные архивы, заплатив за них несколько десятков тысяч «условных единиц». Больше чем коллекция Конечно, судьба уникальной коллекции, представляющей собой огромную культурную ценность, теперь волнует многих. В Иванове Ренэ тоже спрашивали о будущем его собрания. «С собой в могилу я ничего не возьму!», - не в первый раз шутит профессор. Если серьезно, его самого заботит «сокровище», которое пока размещается в двух трехэтажных особняках в Париже, частично во Франко-русском доме в Ницце, который он открыл в 1992 году, и куда приезжают поработать и отдохнуть известные российские писатели и художники. Дом стал филиалом Ассоциации по сохранению русского культурного наследия во Франции, созданной Герра годом раньше. Его работа по осуществлению планов, чтобы коллекция нашла свое место в музее – исследовательском центре, не оставлена. Значит, есть надежда, что когда-нибудь уникальные материалы станут доступны широкой заинтересованной аудитории, и наследие русской эмиграции будет более подробно вписано в историю культуры России. «Я собиратель земли русской, мне важно, чтобы все было воедино», - говорит Ренэ, подчеркивая то, что экспонаты его коллекции не продаются и не обмениваются. Он даже составил завещание, по которому коллекция не может быть поделена на части. Что касается материального, то Ренэ оценивает собрание в несколько десятков миллионов долларов, но зарабатывать на ней не собирается. Если откровенно, то даже сам владелец пока не знает полного описания своих экспонатов – не все архивы разобраны, не все систематизировано и т.д. Это титанический труд, большие временные и финансовые затраты, которые профессор пока не может себе позволить. Отказать же себе в продолжении увлекательного пути собирателя он тоже не может. Ему так же присущ азарт и страсть коллекционера, хотя его подход особый – это работа ценителя и ревнителя русской культуры, отдающегося ей всей душой. Для Ренэ Герра его коллекция, скорее, миссия, предназначение. И от ее энергетики иногда становится страшно даже самому владельцу... Зато он может с гордостью сказать: «Я 30 лет был на стороне побежденных, которые потом вернулись в Россию триумфаторами». Этим летом Ренэ Гера пришлось исколесить немало дорог российской провинции, посетить несколько вузов страны, пообщаться с преподавателями и студентами. Международная научная конференции, посвященная Бальмонту и Цветаевой, а также литературным исканиям ХХ века, стала хорошим поводом для появления французского профессора в Иванове. Помимо выступления на конференции, господин Герра презентовал несколько книг, в создании и издании которых он принимал участие. Известный славист также дал согласие стать Почетным президентом Бальмонтовского центра, учрежденного при ИвГУ и возглавляемого профессором Сергеем Тяпковым, и выразил готовность помочь ему с французской библиографией Константина Бальмонта. Возможно, в скором будущем центр станет издавать журнал «Бальмонтовский вестник», в котором также примет участие Ренэ Герра. Татьяна Хейфец
04 Октября 2005, 16:46 +137

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...