Секрет их молодости

n-15tmerid - В чем, на ваш взгляд, секрет многолетней востребованности трио? Надежда: В единственности. Мы рассчитаны на очень тонкий слой интеллигенции, у которого есть свободное время, чтобы подумать. Раньше интеллигенция больше думала, сейчас она, в основном спешит, как и все остальные. Спешит заработать деньги, спешит успеть... Суета высасывает душу. А наш ансамбль требует душевной отдачи. И когда у людей просто не хватает душевных сил, то слой наших слушателей становится еще тоньше. Но мы друг у друга есть, это главное. Николай: Думаю, людям нравится искренность песен, они чувствуют, что все это «сварено» душой. Если концерт в зале, то это глаза в глаза, настоящий диалог. У нас когда-то было много подражателей, но они все рассеялись, потому что нелегко делать эту работу: вокал, игра на гитарах, актерство, некая психотерапия, передача своей энергии. Алексей: Образно, «Меридиан» - это яйцо Фаберже среди обычных яиц. Эта музыка «живая», которая, благодаря вокалу Нади и «вкусным» аранжировкам Николая, доходит до самого сердца зрителей. Раньше я просто слушал трио и получал удовольствие, а с того момента, как сам стал исполнять эту музыку, она стала для меня просто необходимой. Слова и музыка песен «Меридиана» настолько гармоничны, что это настоящее искусство. А настоящее никогда не теряет свою ценность. - Ваша публика изменилась за 30 лет? Николай: У нашей аудитории в жизни многое изменилось: кто-то был врачом или педагогом, а стал бизнесменом и т.д. Это разношерстная публика. Но на концерте люди словно вновь становятся такими, какими были: более молодыми, более счастливыми. Со своим зрителем мы близки по духу, это неизменно. Надежда: Вы видели на концерте разнообразие возраста, но «лиц общее выражение». Общность людей, в том числе с нами, вызывает непередаваемое чувство. Сегодня публика стала даже добрее. Видимо, людям так хочется получить глоток того, чего не хватает в жизни, и что стало возможно только с близкими по духу людьми. - Песня, без которой не обходится ни один концерт Надежда: Всегда это что-то из Таривердиева. Но чтобы песня звучала в течение всех 30 лет, такого нет. Ведь песня – как любимая книга: ее прочел, а потом отложил на какое-то время, потом снова достал и перечитал, но уже по-другому. Николай: Сегодня это «Прекрасное далеко». Исполненная впервые в 1985 году на «Песне года», эта песня «преследует» нас везде. Слушатели просто не выпустят на, если мы не исполним «Прекрасное далеко». - Что вы чувствуете, когда смотрите и слушаете свои старые записи? Надежда: Это бывает крайне редко, но при подготовке концерта я с удовольствием смотрела на записи прошлых концертов и думала, что, несмотря на раннюю молодость, это было очень здорово. Раньше я не могла смотреть на наши выступления по телевидению - я себе не нравилась. Но сейчас, оглядываясь назад, я уверена, что это было достойно. Исполнительский, композиторский, аранжировочный уровень – все это было на высоте. Николай: Какие мы были молодые, наивные! Но это были мы – такие же искренние, как и сейчас. Иногда посещает ностальгия, иногда смешно смотреть, но всегда приятно. Алексей: Бывает настроение, когда я уединяюсь, чтобы послушать старый «Меридиан». Тогда зрительный образ встает сам собой. Я до слез восхищаюсь тем, что уже тогда делали ребята, я подпитываюсь этим. Ощущение, словно в первый раз оказался в Большом театре. - Не довлеет ли над вами имидж группы? Николай: Наш репертуар таков, что нам в нем не тесно. Для любой аудитории – будь то сельчане, профессорская или театральная публика – мы находим свои песни. Не покривив душой и не изменяя себе, мы можем общаться с разными слушателями так, чтобы им было интересно. И нам, конечно, тоже. - Почему вы не стали нарушать формат трио? Надежда: Когда на сцене по левую руку от меня образовалось пустое место, это ужасало. Существует закон сохранения энергии и закон наполнения сосуда. Наш сосуд состоял из трех частей. Когда третьей части не стало, это пространство стало пустым. Мы, наверное, могли заполнить его собой, но в тот момент мы об этом не думали. Нам нужно было срочно избавиться от пустоты, это было подсознательно. А сознательно: Володя создал трио, и нам нужно было сохранить именно трио. - Легко ли было привыкнуть к «замене»? Надежда: Сначала сравнивали, но потом поняли, что это тяжело и бесчеловечно по отношению к себе и к человеку, который стал частью нашей группы. Это другая личность и другое наполнение. Мы были сложившимся коллективом, у нас появились свои штампы. Алексей хороший музыкант, он привнес в трио свежую струю. Николай: Я благодарен Алексею, который оказался не только талантливым музыкантом, но и прекрасным человеком. Он также дорожит памятью Володи, как и мы. Он не заменил Ситанова, а достойно продолжил его дело. Это очень важно. - Насколько трудным был вход в коллектив? Алексей: Когда я был только слушателем группы «Меридиан», мне казалось, что исполнять это легко и просто. Пока не попробовал сам... За меня взялся Коля, гитарист с 25-летним стажем, и начал буквально лепить меня. Параллельно по вокалу со мной занималась Надежда, которая еще более требовательна – к каждой ноте, к каждому тону и полутону. Теперь представьте, с одной стороны Коля, с другой Надя, и еще нужно «впеться» в трехголосье и играть на гитаре так же достойно, как это делал Володя... Иногда после репетиции думал: зачем мне это надо? Три года ушли на мою «шлифовку»... Но теперь я получаю кайф от того, что удалось поймать то звучание, попасть в меридиановский стиль. - Алексей, в отличие от других участников «Меридиана», у вас есть еще работа. - То, чем я занимаюсь, было создано задолго до «Меридиана». Но это не стало моей жизненной позицией, поэтому есть разграничение: здесь моя духовная половина, там – практика, которая помогает содержать семью. Мне удается совмещать эти два дела, а ребята - знают, что «Меридиан» для меня главное. - Что-то изменилось в вашем отношении к творчеству? Надежда: Ничего. Я также нетерпелива и нетерпима, с высокой планкой по отношению к тому, что мы делаем. Снисходительности, о которой я мечтала, не настало. Николай: Мы стали более практичны в выборе репертуара, ориентируемся на настроение публики. Если делаем песню, то уверены, что она «пойдет». - Почему вы перестали писать свои песни? Николай: Я много писал для «Меридиана», пока он нуждался в активном пополнении репертуара. Теперь от нас ждут не новых, а известных и любимых произведений. К сожалению, я не могу себе позволить создавать вещи, которые будут интересны только ивановскому слушателю и исполняться раз в год. - Вы редко выступаете в родном городе... Николай: Мы не думаем, что в Иванове нам нужно выступать чаще, чем раз в полгода или год. Наш репертуар обновляется медленно, мы должны вжиться в каждую новую песню. А предлагать одни и те же произведения нашей публике было бы не интересно. Надежда: Мы не так часто выходим на сцену, но ивановская публика – самая любимая. Это тот драгоценный багаж, с которого мы сдуваем пылинки и говорим о нем с пиететом и дрожью в голосе. - Приходится ли вам участвовать в корпоративных праздниках, и как вы к этому относитесь? Алексей: Как и всем музыкантам. Это особенно популярно в Москве, где люди стали больше устраивать концерты у себя на предприятии, нежели ходить в концертные залы. К тому же, в столице другие финансовые возможности. Николай: Относимся мы нормально. Тем более что сейчас это все происходит более цивилизованно, и люди стараются не жевать при исполнении романса. В свою очередь, мы понимаем, что это вечер отдыха и подбираем программу. Под нас танцуют медленные танцы, и мы не против. Надежда: Как к способу заработать деньги. - Хотелось бы вам расширить круг своей аудитории? Николай: Теоретически да, но практически это будем уже не мы, поскольку мы не созданы для большинства. Нам было бы нужно сильно измениться - технически, репертуарно, образно. Мы же хотим сохранить своего зрителя и себя. - Что вы хотели, но пока не сыграли? Алексей: Моя мечта – сыграть «Чардаш» Монти. С этим я пристаю к Коле, чтобы он «разложил», аранжировал. Николай: Незадолго до Володиной кончины мы создали такой импрессионистский цикл «Плачь, гитара!» на слова Гарсиа Лорки и музыку саратовского композитора Сергея Ткачева. Еще подготовили 8 песен из репертуара «Биттлз». Но это так и осталось не исполненным. Хотелось бы возродить эти вещи. Надежда: Песню уровня «Вальс одиночества». Неплохо, чтобы ее автором вновь был Николай Сметанин. - Каким вы видите «Меридиан» лет через 10? Надежда: В том же составе и добром здравии. Алексей: Востребованным, с таким же подходом к музыке, не испорченным аппаратурой, которая может делать голоса, без синтетического звука. Николай: Таким же, только технически более совершенным. Мы надеемся, что общество подвинется в сторону духовности, и «прекрасное далеко» застанет нас еще при жизни. Татьяна Хейфец
13 Февраля 2006, 15:56 +58

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...