Сергей Носов: “Никакой сети таможенных магазинов не существует”

По старой традиции таможня продолжает оставаться одной из самых закрытых структур. И хотя представителей СМИ непременно приглашают на пресс-конференции или собрания коллектива Ивановской таможни по итогам очередного года, а пресс-служба активно старается помочь журналистам в налаживании контактов со службами и отделами, информация выдается достаточно дозированная. Тем интереснее было встретиться с начальником таможни Сергеем Носовым для эксклюзивного интервью.

- Сергей Анатольевич, как вы оцениваете итоги прошедшего года?

- Я думаю, достаточно назвать всего две цифры: Ивановской таможней перечислено в федеральный бюджет около 1 млрд. 400 млн. рублей – это почти на 103% выше планового задания.

- Наша газета много пишет о текстильных и швейных производствах, которых в нашей области огромное количество. Однако при этом мы умудряемся ввозить швейные изделия из-за рубежа. Каково соотношение ввоза и вывоза товаров легкой промышленности?

- Объем ввоза швейных изделий крайне низкий – менее одного процента от общей товарной массы. В основном это рабочая одежда – рукавицы, фуфайки, которые ввозит из Средней Азии ряд частных предпринимателей. Примеров ввоза готовых тканей почти нет. Во всяком случае, в нашей таможне они не проходят оформления.

Что касается вывоза, я могу назвать только два предприятия, которые активно работают в этом плане – холдинг “Яковлевский” и “Шуйские ситцы” (их продукция идет на экспорт в основном в дальнее зарубежье – Европу, Америку). Кроме того, “Шуйские ситцы” поставляют свою продукцию также и в страны СНГ. Сейчас это предприятие ввезло новую импортную линию оборудования – и я думаю, оно будет расширять свое производство. Пока оборудование лежит на таможенном складе, а на фабрике занимаются оформлением документов для освобождения от уплаты пошлины – такая льгота предусмотрена, и на днях вопрос должен решиться.

- Насколько часто возникают сложности во взаимоотношениях таможни с промышленниками и предпринимателями? И какого рода?

- Если говорить о юридической практике взаимодействия таможни с участниками внешнеэкономической деятельности по делам об административных правонарушениях, то это два направления. Участники ВЭД реализуют право на защиту своих интересов через обжалование неправомерных и необоснованных, на их взгляд, решений и действий со стороны таможни и должностных лиц. Со стороны таможни – это иски о взыскании недоимок по платежам. Таможня выставляет требования об уплате. Как правило, участники ВЭД их исполняют.

Споры в суде, в частности, происходят из-за неоднозначного толкования правовых норм. Судебная практика показывает, что в этих случаях судом принимаются решения в пользу участников ВЭД.

Таможенное законодательство достаточно сложное, даже сами таможенники не всегда могут дать однозначное решение. Судьи же подходят к рассмотрению таких дел с точки зрения гражданского права. Они не являются, например, специалистами в области классификации товаров и определения таможенной стоимости. А от правильного определения кода товаров напрямую зависят суммы таможенных платежей, перечисляемых в федеральный бюджет. Обзор судебной практики показывает, что суд не признает решение таможни неправильным, а указывает на недоказанность обстоятельств, на основании которых таможней принято то или иное решение.

Добавлю, что суды первой и второй инстанций находятся в одном арбитражном суде, и практика показывает, что апелляции оставляют в силе первое решение. С 1 января этого года должно было произойти разделение судов двух инстанций – и возможно, ситуация изменится.

Кроме того, мы обычно стараемся, по возможности, все проблемы решать оперативно, не доводя дело до суда. Проводим встречи в таможне с предпринимателями, даем им соответствующие консультации по той или иной проблеме, в том числе о нововведениях, которые принимаются на правительственном уровне и министерством экономического развития и торговли. Я и мои заместители регулярно посещаем крупные предприятия-производители продукции, поддерживаем контакты с их руководством, что снимает целый ряд вопросов. В основном проблемы возникают с мелкими участниками ВЭД и импортерами хлопка в части достоверности заявляемых в таможенной декларации сведениях о его качестве и сортности. Это влияет на величину таможенной стоимости, а она, в свою очередь, напрямую связана с размером таможенных платежей.

- Это такая хитрость предпринимателей или просто техническая ошибка?

- Случаи бывают разные. Разбираемся вместе с транспортной прокуратурой конкретно с каждым из них. Бывает, и сами предприниматели не знают, что поставщики им направили “не то”. Есть, конечно, в нашей статистике ряд возбужденных уголовных дел по данным фактам.

- Сколько было таких дел?

- Поскольку 70% ввозимого товара составляет именно хлопок, то и нарушений по нему немало: 36 из 164 дел.

- А много ли нарушений в отношении ввоза легковых автомобилей?

- По легковым машинам сейчас процесс стабилизировался и вошел в правовое русло, правила все изучили. Единственная проблема, которая возникает у людей, связана, опять-таки, с уплатой платежей из-за нехватки средств. Человек привозит машину, ему корректируют заявленную таможенную стоимость, а она оказывает больше той, на которую он рассчитывал. И человек вынужден отказываться от купленной за границей машины в пользу государства.

- Наверное, есть и другой нерастаможенный товар?

- Самая крупная партия технологического оборудования находится вот уже 13 лет (еще с 1992 года) в Кинешме, на предприятии “Автоагрегат”. Реорганизация производственного объединения “Москвич”, которое в то время заключило ряд внешнеторговых контрактов и сейчас уже в том виде не существует, привела к тому, что идет длительная тяжба по поводу права собственности на это оборудование. Мы передали документы в суд. Он решит, кому принадлежит оборудование и тогда определится его дальнейшая судьба.

- Какова цена вопроса?

- Очень большая. Груз размещается в ангаре и занимает площадь примерно в 4000 кв. метров. В то время было заключено два контракта: один – на 6,9 млн. долларов, другой – на 25 млн. немецких марок. Это по курсу 1991 года. Платежи по ним в общей сложности составили около 500 тыс. руб.

Есть и другие примеры, но не на такие крупные суммы.

- В области достаточно бурно обсуждается ситуация вокруг строительства в Шуе предприятия “Эггер Древпродукт”. Может ли таможня на их основании ввозимого оборудования и химикатов оценить степень опасности этого производства?

- Степень опасности оборудования и материалов можно будет оценить только после запуска оборудования и начала производственного цикла – когда пойдут готовые изделия. Пока об этом говорить преждевременно.

В российском законодательстве предусмотрен перечень товаров, запрещенных к ввозу. Оборудования для “Эггера” в этих списках нет. Запретительные меры и ограничения к ввозу (лицензирование и квотирование) устанавливаются постановлениями правительства Российской Федерации. Предприятие “Эггер” обратилось в свое время с запросом в Государственный таможенный комитет с просьбой классифицировать данный товар согласно товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности. Было вынесено два квалификационных решения, из которых следует, что ввозимый товар не подпадает под различного рода запреты и ограничения.

- Сергей Анатольевич, периодически в СМИ появляются данные о злоупотреблениях со стороны таможенников. Насколько это актуально для Ивановской таможни?

- Не буду скрывать, такие факты были. В прошлом году были выявлены случаи злоупотреблений и недобросовестного исполнения своих обязанностей рядом сотрудников Ивановского таможенного поста и в результате мы вынуждены были расстаться с тремя сотрудниками, которые допустили подобные нарушения служебной дисциплины.

- Уже давно говорится о низкой зарплате таможенников. Видимо, она и провоцирует людей на подобные действия?

- К сожалению, да. Ждем повышения. По крайней мере, центральному аппарату зарплату уже подняли.

- Давайте поговорим о таможенном конфискате. Говорят, то, что по каким-либо причинам не пропущено таможней, продают в магазинах, торгующих по принципу “сток”?

- Скажу одно: таможенные органы не уполномочены заниматься реализацией конфискованных товаров, и никакой сети якобы таможенных магазинов не существует. Да, в начале 90-х предприятие “Ростэк” и его дочерние структуры, которые были созданы Государственным таможенным комитетом, как раз и реализовывали так называемый конфискат. При этом 50% от коммерческой деятельности (в том числе и околотаможенной) шло на развитие таможенной системы – покупалось служебное жилье, оплачивались путевки для отдыха сотрудников, проводился ремонт служебных помещений и т.п. Сейчас этого практически нет. Реализацией занимается Российский фонд федерального имущества, представительство которого есть и в Иванове. Но реализация товаров идет не напрямую, а через уполномоченные коммерческие структуры, которые проходят аккредитацию. Поэтому любые упоминания о таможенных магазинах – не более чем рекламный трюк, способ привлечь внимание.

- Какие, на ваш взгляд, наиболее острые проблемы сейчас стоят перед Ивановской таможней?

- В основном они связаны с реорганизацией таможенной службы в рамках проводимой административной реформы. До конца февраля ее планируется завершить.

Мы разработали проект новой структуры таможни и направили предложения в Центральное таможенное управление. Политика сейчас такая – усиление таможенной границы России, перераспределение должностей и передача их на таможенные посты и сокращение количества заместителей начальника.

- А как обстоят дела с упрощением и ускорением процедуры таможенного оформления?

- У нас на всех таможенных постах установлен и успешно функционирует новый комплексный программный продукт “Аист-М”, который позволяет производить таможенное оформление на уровне европейских стандартов. Он не только ускоряет процесс, но и в какой-то степени сводит до минимума “человеческий фактор” при принятии решения. С помощью этой программы на всех постах удалось организовать оформление товара в “одно окно”. Но мы стремимся к большему. Согласно Таможенному кодексу на оформление дается максимум в три дня. Руководством Минэкономразвития поставлена задача - сократить срок до одних суток. А в перспективе, как это принято в мировой практике, и с учетом предстоящего вступления России в ВТО процедура должна проводиться в считанные минуты и в электронном виде.

- Когда мы к этому подойдем?

- Над этим сейчас усиленно работаем. Может быть, уже в текущем году на том же шуйском заводе “Эггер” реализуется проект электронного декларирования. Во всяком случае, австрийское руководство заинтересовалось и работает в этом направлении.

Беседовала Людмила Котляр

21 Февраля 2005, 18:58 +224

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...