Скромное обаяние буржуазии

Кризис заставил многих подтянуть пояса, однако в полном соответствии с известной поговоркой про мелкий жемчуг и жидкий суп проявляется эта экономия по-разному. Более того, выяснилось, что многие ивановские бизнесмены и до кризиса предпочитали вести если не скромный образ жизни, то, по крайней мере, не шиковали и не слишком сорили деньгами. Другой вопрос, что определенный уровень бизнеса требует наличия определенных атрибутов. Насколько сегодня бизнесменам приходится экономить в частной жизни (очевидно, что в бизнесе все уже давно сократили все, что можно, и даже больше) и насколько большое значение в ивановском бизнес-сообществе имеют всяческие атрибуты вроде дорогих машин, часов, квартир и так далее? В режиме экономии Елена Болебрух, директор сети салонов «Найс» - Я не люблю тратить деньги просто так. Деньги должны приносить деньги или открывать какие-то новые перспективы или возможности. Несомненно, должен быть определенный уровень комфорта, соответствующий запросам человека и его статусу. Руководитель предприятия, разумеется, не должен ездить на «Запорожце», но и переплачивать за бренды, я считаю, бессмысленно. Если говорить об экономии, то есть вещи, на которых нельзя экономить, – это продукты питания и здоровье. Все остальные расходы могут пересматриваться в зависимости от ситуации. Каждый для себя определяет это сам. Возможно, в связи с кризисом я реже стала баловать себя новыми модными вещами. Ирина Ратникова, владелица туристического агентства «Вояж Плюс» - В моей жизни с кризисом ничего особенно не изменилось, соответственно не изменились и привычки. Если что-то изменится, буду думать, как быть, а пока нет смысла. Татьяна Перминова,директор компании «Эксперт» - Потребительские привычки практически не изменились. Что касается расходов, поскольку сейчас заметно сократились цены на стройматериалы, собираюсь сделать ремонт. Если рост курса валют продолжится, скорее всего, позже стройматериалы подорожают. В этом и проявилось влияние кризиса: раньше на эти деньги я бы съездила отдохнуть. В прошлые годы старалась выехать два раза в год. Сейчас – дай бог, один… Так что экономить буду на отдыхе. Самая большая статья расходов – это дети. На них экономлю только за счет сладких газировок и прочих вредных продуктов. Но этого я никогда не покупала. Геннадий Тряхалов, директор холдинга «Т-Медиа» –Я никогда не раздувал личные расходы, поэтому теперь мне не приходится их резко сокращать. Если говорить честно, то иногда сейчас ловлю себя на том, что стал чаще выключать свет, когда выхожу из комнаты. А если серьезно, то, конечно, некоторые глобальные планы пришлось отменить. Потому что если бизнес ужимается, то и я должен экономить. Я стараюсь не отделять себя от бизнеса. Ирина Грингауз, директор лечебно-диагностического центра «Миленарис» - Два года назад мы с мужем взяли большой кредит на клинику и теперь выплачиваем его. Нам не так заметен кризис, поскольку мы привыкли жить в режиме строгой экономии. У меня и не было каких-то особых, дорогих потребительских привычек. Значит, они не изменились. Поскольку мы регулярно бываем в Америке у мамы мужа, то многие покупки совершаем там. Это выгодно и удобно. Игорь Грингауз, генеральный директор ООО «ЖСК» - Изменились ли в связи с кризисом ваши потребительские привычки? - Привычки не изменились, изменились поступки. Если раньше мы могли позволить себе ездить отдыхать 3-4 раза в год, то сейчас, я считаю, это было бы просто некорректно по отношению к моим подчиненным. Да, мы с женой - владельцы трех бизнесов: ООО «ЖСК», «Миленарис» и наших прудов в Комсомольском районе. Но как на меня будут смотреть люди, если я, уменьшив им зарплату на 30-40%, каждые 2 недели буду ездить играть в казино в Монте-Карло! В этом году я еще не был в отпуске. Вот сейчас, может быть, после ввода в эксплуатацию очередной очереди нашего жилого комплекса, удастся съездить проведать свою мать. Вторая причина изменения нашего потребительского поведения – опять же рынок. У нас достаточно большие кредиты, и все свободные деньги идут на их погашение. - Сократили ли вы в связи с кризисом личные расходы? Если да, то на чем вы сейчас экономите? - Мы их значительно сократили. Но в большей степени речь идет не о личных расходах: мы и раньше не очень тратились на себя. К сожалению, нам пришлось сократить материальную помощь, которую мы оказывали, например, деятелям искусства, содержали несколько семей с больными детьми… Кроме того, я поддерживал семью моего одноклассника из Минска. Но в этом месяце послал им деньги последний раз: больше я себе этого позволить не могу. Наталья Плеханова, владелица «Галереи мод Натальи Плехановой» - Изменились ли в связи с кризисом ваши потребительские привычки? - Нет. Никто из моих близких знакомых никогда и не начинал шиковать, так что сейчас наша жизнь практически не меняется. Я живу практически так же, как мои сотрудники. Мы близки по возрасту, по интересам. Так что мне нечего терять. Я всегда считала, что если появляются какие-то лишние деньги, лучше отложить их на «черный день». Он обязательно настанет. Но если есть хоть небольшой финансовый запас, этот день не будет таким уж черным. Экономить мне не на чем. В отпуск я как не ездила, так и не поеду, у меня просто нет возможности надолго оторваться от работы. Дорогую недвижимость как не покупала, так и не буду покупать. Относительно недавно мы с мужем обновили машину. Но это очередная «Волга-универсал». Эдуард Мошкарин, директор ООО «Частник» - Сократили ли вы свои личные расходы? Стали ли вы на чем-то экономить? - Да. В первую очередь отложил планируемые крупные покупки, которые не являются жизненно необходимыми. Например, я собирался купить новую машину, но это был вопрос некоторого улучшения комфорта. Что касается расходов на отдых, то я считаю, что в любом случае отдыхать надо, возможно, и не в самых дорогих отелях. В любом случае я сейчас отложил все траты, связанные с улучшением существующего положения вещей, средства направляются на расходы первой необходимости. Максим Тверской, генеральный директор ГК «Кенгуру» - Изменились ли в связи с падением доходов компании ваши личные расходы? - Нет, ничего не изменилось. - То есть вы ни на чем не экономите? - Нет. Много лет назад я вдруг осознал, что потратить деньги, которые я зарабатываю, при моем уровне потребления невозможно. Их можно пустить по ветру, можно вложить в какое-то дело… А потратить нельзя. Ну что мне нужно? Машину я меняю раз в 3-4 года, жить есть где. Детям за школу заплатить, майки купить, в Америку слетать несколько раз в год – это же все недорого стоит. Надо просто знать, где покупать, когда покупать, как покупать. Детские вещи – вы не поверите, в Америке втрое-вчетверо дешевле, чем здесь. Едешь оттуда с чемоданом детских вещей и знаешь, что на 300 долларов одежды ребенку хватит на год, и он будет красивый, модный и в новом. А взрослым одежды надо совсем немного. Куда тратить-то? - Может, на хобби? - Я бегаю. Двое кроссовок в год я в состоянии купить. Путешествую. Вот в Лондоне не так давно были – билет туда-обратно - 12 тысяч. Рублей. Те суммы, которые я трачу на себя и семью, несопоставимы с доходами компании. Спрошу так: вот если вы бы зарабатывали сто тысяч рублей, а тратили на текущие расходы десять, то что, после снижения вашего дохода до 80 тысяч вы бы стали экономить, тратить 8000? Думаю, что нет, те же десять. Да, доходность моего бизнеса сейчас уменьшилась. А банкиры, к примеру, всегда зарабатывали намного больше, чем я. И чего теперь? Счастлив тот, кому достаточно. - Вы счастливы? - Да! Как говорят - кому суп жидок, а кому жемчуг мелок. У меня и суп нормальный, и с жемчугом все в порядке. Юрий Яблоков, генеральный директор корпорации «Нордтекс» - Изменились ли в связи с кризисом ваши потребительские привычки? - Надо сказать, что у меня и моей семьи всегда были достаточно скромные запросы. В смысле потребительских расходов мы жили примерно на уровне среднего московского менеджмента, поэтому по большому счету нам ничего не пришлось менять. Я практически ничего дорогостоящего себе не покупал и не покупаю, и меня вопрос сокращения личных расходов не очень беспокоит, так как никогда не было концентрации на покупке дорогих машин, квартир, домов и т.п. - Сократили ли вы в связи с кризисом личные расходы? Если да, то на чем вы сейчас экономите? - Честно говоря, мне сложно сказать, какие личные расходы я мог бы сократить. Например, отдых в этом году я не планирую, так что расходов на него вообще нет. Основные личные затраты у меня идут на хобби: я увлекаюсь вертолетным спортом и собираюсь в этом году участвовать в чемпионате России по этому виду спорта. Вынужденная роскошь Любопытно, что вопреки распространенному мнению о том, что бизнесмены склонны к так называемым понтам – демонстративному подчеркиванию своего благосостояния с помощью определенных вещей, выставляемых напоказ, – ивановские предприниматели в один голос заявляют, что для них это неважно, однако есть определенные ожидания со стороны того же бизнес-сообщества, которым надо соответствовать. Есть мнение, что склонность к таким понтам в гораздо большей степени питают бизнесмены в крупных городах – Москве, Санкт-Петербурге и т. п. В Иванове же все гораздо демократичнее. Впрочем, ивановцы, ведущие сегодня бизнес в Москве, утверждают, что и там вовсе необязательно тратить космические суммы на побрякушки и прочие атрибуты. Игорь Грингауз - Насколько значимыми в ивановском бизнес-сообществе являются внешние атрибуты успеха (марка машины, часы, место отдыха и т. д.)? - Тут надо разделять: есть такие внешние атрибуты, которые даже в кризис ни в коем случае нельзя убирать. Так, например, я занимаюсь строительством и продажей жилья, и если ко мне придет потенциальный покупатель квартиры и увидит, что у меня несвежая рубашка и что я не побрился, не принял сегодня душ, то это для него будет одним из поводов задуматься - купить квартиру здесь или в другом месте. В то же время кичиться тем, что отдохнул на Багамах, - это, на мой взгляд, глупость. Для меня в этом случае важно другое – чтобы не было большой разницы в температурном режиме. Такая же глупость – нарочито демонстрировать всем свой «ролекс» за 100 тыс. долларов. Я, например, часы вообще не ношу: зачем они нужны, если мы все сегодня с телефонами. В то же время выглаженные брюки и хорошее состояние ногтей – это очень важно. Кстати, в Иванове привычка у мужчин обращаться к косметологу практически отсутствует. Машина также важна, но не с точки зрения цены - за 5 млн рублей или за полтора. Для меня в первую очередь важны характеристики безопасности. Я - приверженец Land Crauser Prado, потому что у меня очень много поездок по области и в Москву: за гарантийный срок на этой машине я проезжаю 100 тыс. км. Так что ездить на «Жигулях» мне было бы просто небезопасно. Опять же, когда потенциальный клиент подходит к офису и видит у входа в него солидную машину черного цвета, это тоже внушает уважение. И еще: тот, кому выпала доля заниматься производством и бизнесом, обязан думать о поддержке трудоспособности и соответствующего здоровья. Я в молодости очень много занимался профессиональным спортом. Негативный результат налицо: заработал проблемы позвоночника и суставов. Доходило до того, что передвинуть правую руку мог только с помощью левой. Наряду с активным вмешательством наших докторов решил: если заработал проблемы, тренируясь в бассейне по 4-5 часов в день 7 раз в неделю, то их надо выбивать клином. Сейчас, ежедневно плавая по 20-30 минут, получил положительный результат. Правда, пришлось потратиться и построить дома бассейн. Слава богу, это успел сделать до начала кризиса. И последнее: в России кризис не от отсутствия «чего-то» - кризис в наших мозгах. Кстати, супруга Игоря Грингауза - Ирина считает, что внешние атрибуты успеха у нас очень важны, как везде и всегда. Эдуард Мошкарин - Насколько значимыми в ивановском бизнес-сообществе являются внешние атрибуты успеха? - Для кого как. Для кого-то это очень важно (и это не зависит от того, бизнесмен он или нет) – личный шофер, прислуга. Безусловно, на «Жигулях» никто из бизнесменов не ездит. Но и на машинах стоимостью свыше 3 млн рублей ездят не все поголовно, кто может себе это позволить. Есть хорошая история: мои родители в советские времена работали за границей, и когда «Березки» закрывались, надо было отоварить чеки и были огромные очереди. Я, будучи студентом, помогал родителям – стоял в очереди. Со мной рядом стоял в очереди человек, я у него попросил закурить, он достал пачку «Явы» и дал сигарету. Я смотрю – а это «Мальборо». Меня тогда это поразило: ведь у нас гораздо больше людей, которые в пачку из-под «Мальборо» положат «Яву». Для них гораздо важнее выглядеть, чем обладать. Прошло 20 лет, но ничего не изменилось. Люди выросли, стали бизнесменами. Но если он забивал в пачку из-под «Мальборо» «Яву», когда был студентом, то для него и сейчас важна внешняя шелуха, неважно, чиновник он или бизнесмен. - А для вас насколько это значимо? - Это, наверное, виднее со стороны. Я скажу, что незначимо, а вы спросите: а зачем тогда BMW Х5 купил и часы почему такие дорогие? Но по большому счету я наигрался в эти игрушки. Это ведь на самом деле игрушки. В какой-то момент понимаешь: да, это красиво, это хорошо, но счастье не в этом. Как в том анекдоте про елку – не радует. По-настоящему важно умение радоваться чему-то другому. В Иванове есть бизнесмен, который всем машинам предпочитал «шестерки». Но в конце концов сменить «шестерку» на Audi. По его словам, он был вынужден это сделать (хотя машина ему не нравилась), потому что у него стали срываться переговоры: потенциальные партнеры смотрели, на чем он приехал, и отказывались от контрактов. В этом смысле действительно существует определенный дресс-код. И я просто вынужден покупать себе какие-то статусные вещи, потому что я заключаю крупные сделки, веду важные бизнес-переговоры, и доверие ко мне будет меньше, если я приехал заключать многомиллионный контракт на машине, которая не соответствует этому. Наталья Плеханова - Меня никогда не занимало все, что связано с внешними атрибутами успеха. И тех, с кем я общаюсь – друзей, близких, клиентов (среди которых есть и очень непростые люди), тоже не занимает марка машины, часов и костюма. Желающих искать места, где та или иная вещь стоит подороже, среди моих знакомых нет. Это может быть важно для тех, кто живет на папины или мамины деньги или просто случайно разжился деньгами, не заработал их. Бренд, как и кризис, - это элемент виртуального порядка. Он не определяет потребительские свойства вещи. С дискриминацией по отношению к себе в связи с тем, что у меня машина не той марки, я не сталкивалась. Я знаю многих по-настоящему богатых людей, которым не свойственна буржуазность в плохом смысле этого слова, нуворишество. В моем кругу нет нездорового внимания к маркам. Мы ведь сами формируем свой круг так, чтобы наша жизнь была комфортной. Татьяна Перминова - Для меня престижность дома, марка машины, часов и т. д. никогда не были значимыми. Это важно для бизнес-элиты, я пока не доросла до такого уровня. Максим Тверской - Насколько в ивановском бизнесе значимы все эти так называемые атрибуты успеха: марка часов, машины и т.д.? - Для кого как. Есть какие-то вещи, для меня смешные, а для других это очень важно. Все зависит от человека. Кого-то прет от номеров: определенная серия, буквы… Кому-то нужна престижная новая машина… - Есть же мнение, что если машина хуже определенной марки, то партнеры по бизнесу уже всерьез не воспринимают? - Есть некий допустимый коридор. Если я сяду на «шестерку» и приеду в банк за многомиллионным кредитом, это может быть понято неправильно. Но банкирам все равно, приехал я на «лексусе», «мицубиси» или «порше». Мне, например, нравятся машины определенной марки, на них и езжу. А от того, что у кого-то машина за 200 тысяч долларов, а у меня за 50, – меня не плющит вообще никак. То же самое с брюликами, с кольцами, с часами и т. д. Я ничем ни с кем не меряюсь. Меряются те, кто этим преодолевает свои комплексы. Но это их проблемы, у них и спрашивайте. Геннадий Тряхалов - Честно говоря, не знаю, насколько все это значимо. Для меня все эти внешние атрибуты непринципиальны. В машинах я ценю прежде всего безопасность и комфорт и выбираю их по этому принципу. Если из-за этого кто-то не будет меня воспринимать всерьез, то это его проблемы. У меня есть несколько таких партнеров, но я поддерживаю с ними только формальные деловые отношения. Юрий Яблоков - Я счастлив, что для тех людей, с которыми я общаюсь, внешние атрибуты не важны. Например, я до сих пор ношу часы, которые купил лет 20 назад, и на отношение ко мне это не влияет. Да, я знаю, что есть люди, которые придают этим внешним атрибутам очень большое значение, но среди моих близких знакомых таковых нет. Ирина Ратникова - Я больше общаюсь с бизнес-кругами Москвы, там иначе построены отношения и вообще другое отношение к жизни. В Иванове у меня складывается впечатление, словно все друг с другом конкурируют, стараются что-то доказать. Материальные атрибуты успеха здесь имеют большое значение. За рубежом, кстати, не афишируют свои доходы, поэтому там меньше обращают внимание на материальные доказательства успешности. Ивановским бизнесменам еще предстоит подрасти. Материал подготовили Людмила Котляр, Марина Москалева, Анна Семенова, Роман Фонинский, Татьяна Хейфец
22 Июля 2009, 12:02 +122

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...