Собиратели прекрасных мгновений

Слово «коллекционер», как правило, уживается в нашем сознании рядом с такими понятиями, как «аукцион», «раритет», «редкости», «выставки». Мы представляем себе человека, в котором соединились черты ценителя Прекрасного и хорошего охотника, человека с предпринимательской жилкой и искусствоведческими знаниями. Так или иначе, истинный коллекционер должен быть не менее интересен, чем его коллекция. Кто и что коллекционирует в Иванове? В нашем городе людей, которых не только они сами, но и другие считают коллекционерами, можно перечесть по пальцам. Если говорить о предметах искусства, то хватит даже пальцев одной руки. Впрочем, сами коллекционеры предпочитают называть себя собирателями. Собирать — более «душевный» вариант, поскольку первоначальным и последующим стимулами коллекционирования стал именно душевный порыв, а не практичный интерес скопить нечто ценное, что потом можно выгодно продать. Если говорить конкретнее, то когда-то руководитель одной из ивановских текстильных компаний Владимир Рогозин и директор «ИМЗ Ивэнергомаш» Юрий Марушкин были восхищены картинами ивановских мастеров, что и подвигло их сначала на покупку отдельных работ, а потом и на создание целых коллекций. Собирательский интерес Марушкина позже распространился еще на фарфор и лаковую миниатюру, что обогатило и разнообразило его коллекцию картин. Директор завода силикатного кирпича Владимир Толдин влюбился в изделия каслинских мастеров-литейщиков, а также проникся живописью «старых мастеров» ивановской школы. Он же известен как владелец великолепного собрания книг о Пушкине, а также самих сборников великого поэта разных лет. Учредитель РЦ «Бомба» Алексей Смирнов, продолжая фамильную традицию собирательства (его родители владели солидной коллекцией икон, старинных предметов крестьянского быта и т.д.), серьезно занялся антикварной мебелью. К коллекционерам можно отнести также руководителя фирмы «Консультант» Александра Иванникова и бывшего ректора ИГЭУ Владимира Нуждина, каждый из которых собрал любопытную коллекцию ивановских художников. Сберечь дух эпохи Юрий Марушкин — одна из наиболее ярких фигур в среде коллекционеров. Он развивает целых три направления, каждое из которых достойно представлено в его собрании. А все началось в студенчестве, когда Юрий Борисович собирал книги по искусству и получал дополнительно искусствоведческое образование (был тогда в энергоинституте факультет общественных профессий). Когда изменились финансовые возможности, стал покупать картины ивановских художников, со многими из которых был знаком лично. Марк Малютин, Вячеслав Федоров, Михаил Агеев, Иван Нефедов, Александр Леонов, Руфэль Михай- лов — произведения этих и других корифеев ивановской школы ярко отражают эпоху соцреализма, которой посвящена вся коллекция Марушкина. Теперь в его собрании, которому почти 30 лет, около 700 живописных работ и рисунков. Потом появилось увлечение лаковой миниатюрой, и сегодня в коллекции лаков Марушкина представлено 400 единиц хранения и четыре знаменитых художественных центра — Холуй, Палех, Мстера, Федоскино. «Так получилось, что два мировых центра лаковой миниатюры находятся в нашей области, да и Мстера близко. Но многие даже не знают различий между изделиями Холуя и Палеха. Увидеть одновременно изделия всех четырех школ можно лишь в Музее декоративно-прикладного искусства в Москве… и у меня», — замечает Марушкин. Последняя и, пожалуй, самая сильная любовь собирателя — фарфор. За пять лет коллекционирования фарфоровых фигур и скульптур Юрий Марушкин собрал около 1500 уникальных изделий эпохи соцреализма. Сам автор так рассказывает об этом: «Фарфор — это очень интересная вещь, тонкое искусство, которое трудно было создать, а разрушить оказалось легко. У меня представлены изделия известных фарфоровых заводов, работавших на территории в границах Российской империи, в том числе уже прекративших выпуск фигурок — Конаковского фаянсового завода, Первомайского фарфорового завода, Ленинградского опытного завода, Киевского экспериментального керамико-художественного завода. Я горд, что у меня собралось много фарфоровых изделий, отражающих развитие страны, которой уже нет, а их самих больше никто никогда не сделает». Неудивительно, что музейщики, знакомясь с этим собранием, удивляются его продуманности и полноте. А главное, все экспонаты хранятся не где-нибудь, а в частном музее, созданном Юрием Марушкиным на своем предприятии. В профессионально оборудованном помещении площадью 180 квадратных метров есть все для презентации уникальных вещей — свет, витрины, перегородки и т.д. Это пока беспрецедентный способ хранения частной коллекции в Иванове в наши дни. Уют позапрошлого века Через два года коллекции Алексея Смирнова исполнится 20 лет. Специалисты знают, что у него лучшая в Иванове коллекция старинной мебели. Целенаправленно заниматься мебелью он начал в 1991 году, а в 1992-м скупил почти весь аукцион, который проходил в краеведческом музее и на котором было много любопытных предметов. Сегодня можно говорить почти о двух сотнях «действующих» антикварных изделий, среди которых: письменные столы, шкафы, секретеры, буфеты, поставцы, мягкая мебель, ломберные и чайные столики, столы для игры, подставки под цветы. «У нас еще есть большой склад нереставрированной мебели, которая ждет своего часа много лет, — говорит Алексей Анатольевич. — Есть также большой набор уникальных зеркал и любопытная коллекция старинных ковров, помеченных красивыми клеймами и серийными номерами. Ковры отличаются сложными узорами, многофигурными жанровыми сценами. Вообще меня интересует все, что связано с интерьером и декорированием». По словам автора коллекции, несколько ее предметов датированы XVIII веком, а основная часть принадлежат веку XIX. «В 19 столетии было много стилей, и ценность вещей того времени разная. Первая четверть — пушкинское время, это ампир, наиболее дорогие предметы. Бидермейер — середина 19 века — дешевле, но тоже достойные вещи. Предметы второй половины 19 века более доступны, — рассказывает Алексей Смирнов. — Москвичи, например, имеют гораздо больший выбор и могут собирать мебель одного стиля. Я такой возможности не имею, поэтому, скупая все более-менее ценное, могу оформлять отдельные помещения в разных стилях». Историческую обстановку или ее фрагменты Смирновы создают прежде всего в собственном доме, в своих офисах, а также в развлекательном клубе «Бомба» (банкетные залы, рестораны и т.д.). Конечно, антикварная мебель требует соответствующего окружения — старинных светильников, живописи, штор и других предметов. Поэтому в этой коллекции есть старинный фарфор и стекло (даже винные бокалы отечественного стекольного завода XVIII века). Это все нелегко найти и подобрать, но если получается, то выглядит эффектно и привлекает внимание людей. Между Ивановом и Питером Несмотря на то что Владимир Рогозин в последние годы является жителем Санкт-Петербурга, нельзя не отметить его коллекцию — она начиналась в Иванове и во многом посвящена местным художникам. Основу собрания, в котором порядка 300 прекрасных работ, составили картины признанного мастера пейзажа Вячеслава Федорова. «Он перевернул всю мою жизнь, — признается Владимир Валентинович. — Я еще тогда подумал: «Когда-нибудь брошу все и займусь живописью!» Начинающий коллекционер приобрел сразу несколько этюдов Федорова, а потом начал покупать его большие полотна. Позже Рогозин открыл для себя талант Юрия Савинова — автора, у которого при жизни не было практически ни одной персональной выставки, а теперь он считается гордостью нашего края. Коллекция пополнилась работами и других ивановских мастеров — Комаричева, Кротова, Агеева. С переездом коллекционера в Санкт-Петербург собирание, которое ограничено периодом создания работ (50-80-е годы), продолжилось за счет произведений известных питерских художников — Андрея Яковлева, Завена Аршакуни, Виктора Рэхета, Ивана Варичева и др. Всех авторов рогозинской коллекции объединяла творческая дача Академии художеств и основательный подход к искусству. Сейчас в собрании можно найти и картины маститых московских, ярославских авторов, а также произведения молодых художников — Рогозин поддерживает талантливую молодежь. Автор живописно-графической коллекции может отмечать первый ее юбилей — в августе исполнится 25 лет с того дня, когда он купил первую картину. Сегодня произведения искусства украшают не только квартиру собирателя, но и его частную галерею, которая расположилась в центре Санкт-Петербурга — на улице Миллионной. Каждый охотник желает знать… Труд собирателя — особенный. Идея каждой коллекции подразумевает тщательный отбор экспонатов, поиск нужного предмета и умение определить его истинную ценность. Коллекционеры признаются, что умение «видеть» вещь оттачивается с опытом и приобретаемыми знаниями. Они изучили горы литературы, располагают солидными библиотеками и соответствующими каталогами, да и сами издают альбомы по искусству. Особый талант коллекционера состоит в том, чтобы он смог разглядеть достойную вещь даже в непрезентабельном виде (когда она требует реставрации и т.п.). «Я могу в куче дощечек обнаружить что-то ценное, понять, получится из этого что-то дельное или нет, — делится А.Смирнов. — Старинная мебель нередко бывает в плохом состоянии. Хотя реставрация — дорогое удовольствие, особенно если учесть, что найти достойного реставратора крайне сложно. Хорошие мастера, например, в Москве засекречены, их скрывают — чтобы не переманили конкуренты. Ведь вещь после реставрации может стоить намного дороже». Картина конца 19 века «Наложница» (из коллекции Марушкина), которую уже выставляли в художественном музее, была в удручающем состоянии, но за два года реставрации в умелых руках она превратилась в любопытное историческое полотно. Где находят коллекционеры свои экспонаты? Если говорить о картинах, то настоящие собиратели были лично знакомы с художниками (многих авторов, чьи работы коллекционируются, уже нет в живых) или поддерживают отношения с их близким кругом, покупая непосредственно из первых рук. Порой они выменивают или приобретают произведения друг у друга — круг коллекционеров известен. Что касается старинных вещей, то основной источник — антиквары. Алексей Смирнов и сам много лет держит антикварную лавку. Как объясняет, больше — для контакта с людьми: «Туда могут что-то любопытное сдать или принести адрес для посещения». К людям, которые зарекомендовали себя как серьезные коллекционеры, вещи нередко «приходят сами». Впрочем, приходится и «охотиться». К примеру, Юрий Марушкин, увлекшись изделиями Песочинского завода и особенно жанровыми сценками скульптора Львова, лично приехал на предприятие. И хотя там уже 10 лет не выпускали фигурки, ему удалось в отделе снабжения найти одну коллекционную вещицу и «выпросить» ее. «Я даже со Дня города не ухожу без покупки, ведь люди по-прежнему выставляют старые вещи. Для них это было ценным, потому что стояло в доме много лет, а для меня ценно, так как закрывает определенную нишу в коллекции. Происхождение вещи я могу определить по клейму, по стилю», — говорит Марушкин. Нельзя сказать, что часто, но ивановские собиратели участвуют в аукционах и антикварных салонах, приобретая или продавая свои экспонаты. Юрий Марушкин когда-то купил в Москве пару фигур так называемого агитационного фарфора, который выпускался в России в 30-х годах. «Эти фигурки уже тогда стоили дорого и продавались в основном за рубеж. Мне они были нужны, чтобы закрыть тему, и я не пожалел на них денег. Если даже я не участвую в салоне, то обязательно приезжаю — посмотреть на моду, направление развития спроса», — говорит автор коллекции. «Я раньше участвовал в аукционах аукционного дома «Гелос», — делится опытом и Алексей Смирнов. — Но в Москве большая конкуренция — со всей страны туда стекаются древности. И вообще рынок антиквариата за последние год-полтора встал. Все, что у нас было, теперь разбросано по столичным антикварным лавкам или ушло в Измайловский парк. Мебель собирать сложно, и в Москве покупать невыгодно — очень высоки цены. Есть лоты, которые даже снижаются в цене во время торгов, но изначально стоимость была очень завышена. Мы чаще покупаем предметы из первых рук и продавать стараемся в последние руки, а не посредничать». С годами и опытом перед коллекционерами открываются новые перспективы, и они обращают больше внимания не на количество собираемых предметов, а на их качество. Приобретения делаются реже, но зато того, что действительно ценно. Лишние вещи продаются, появляется знание предмета, коллекция приобретает более целостный вид. Как замечает Юрий Борисович, «все объять невозможно», поэтому он и ввел для себя ограничение временными рамками — соцреализм. Он признается: «Я человек увлекающийся. Когда появляется достойная вещь, внутренний камертон начинает стучать, как у охотника, — не хочется упустить ее. Некоторые вещи я ждал 5-8 лет…» Не попасть на подделку — еще одна задача коллекционера. Не секрет, что любую удачную и способную принести прибыль вещь стараются повторить. По словам Марушкина, сегодня активно подделывают фарфор, особенно на Украине. Впрочем, известно, что как только стал работать гарднеровский завод в России, его изделия сразу стали подделываться итальянскими мастерами и продаваться нам же… «Сегодня появились новые технологии, новые массы, и это позволяет создавать «старые вещи». Выпуская изделия, их потом бьют, склеивают и засылают с ними бабушек, которые рассказывают «историю» вещей. Цена на фарфор растет, это стало выгодно. Бывает очень сложно отличить истинное от подделки», — отмечает Юрий Борисович. Алексей Смирнов подтвердит, что еще легче столкнуться с фальшью на рынке антикварной мебели. «У меня все вещи — настоящие, — говорит он. — Московские же нувориши зачастую покупают за бешеные деньги хорошо замаскированный новодел». Если возникают сомнения в подлинности произведения искусства, коллекционер может обратиться к профессионалам. «Сейчас много качественных копий с картин известных художников, — рассказывает В.Рогозин. — Иногда увидишь вещь и удивишься: как она сохранилась в «свободном доступе»? Сначала сфотографируешь ее, посоветуешься со специалистами и только потом решаешь купить». Для души Несмотря на то что любая из представленных коллекций имеет определенную ценность, никто из ивановских собирателей не рассматривает свое увлечение как выгодные инвестиции. Это потребность души. По их мнению, если эти вложения и принесут когда-нибудь большую прибыль, то как минимум случится это не скоро. «Моя коллекция еще очень молода, это работы современных художников, поэтому пока собрание не имеет большой ценности, — считает Владимир Рогозин. — Есть два подхода: собирать то, что нравится, или то, что будет иметь спрос. Мне ближе первое. Это риск: вдруг завтра эти картины будут никому не нужны?» Гордость коллекции Алексея Смирнова — бильярдный стол из вишни, которому около 115 лет со своей историей. В этом одиннадцатифутовом красавце с завода Карла Шольца (Санкт-Петербург) пять толстых графитовых плит, и каждая — с клеймом Российской империи. Множество частей стола тоже имеют свой номер — так производитель защищал свою марку от подделки. «Коллекция — это не часть бизнеса, — подчеркивает Смирнов. — Она красивая, играет серьезную воспитательную роль для моих детей. То, что представлено в клубе «Бомба», доступно широкой аудитории. Правда, веселясь в банкетном зале рядом с боулингом, люди даже не догадываются, что танцуют рядом с уникальным буфетом 18 века (мореный дуб, сложные охотничьи композиции). Понимают люди посвященные — музейщики, люди культуры, продвинутые бизнесмены. Моя коллекция очень ценная, но если бы я захотел ее продать, то не смог бы это сделать по истинной ее цене». О том, что собрание будет иметь продолжение, говорит и то, что ее автор еще мечтает о красивых вещах, например, о кабинете из карельской березы и соответствующих предметах интерьера в стиле ампир. По-настоящему ценные экспонаты есть и в собрании Марушкина. «Как экономист по образованию и как предприниматель я понимаю, что предметы искусства никогда не дешевели. Но они трудноликвидны, — говорит коллекционер. — Одно дело знать каталожную стоимость фигурки, другое — продать ее по этой цене. Когда человек со знанием дела запускает в аукционную продажу вещь и месяцами ее продает, она может принести большую прибыль. Но я не занимаюсь этим. Общая ценность моей коллекции растет, особенно ее фарфоровая часть. Когда Галина Вишневская после смерти Ростроповича решила расстаться со своим гарднеровским фарфором, было продано более 100 работ, средняя цена каждой вещи — две тысячи фунтов. Я не думаю, что смогу продать свою коллекцию за столько, сколько она стоит. Да я и не хочу этого». По объективным обстоятельствам нам не удалось побеседовать с еще одним обладателем любопытной коллекции — Владимиром Толдиным. Однако насколько я знаю Владимир Александрович так трепетно относится к своим экспонатам — литой скульптуре каслинских мастеров и живописи, что тоже редко позволяет себе что-либо продать. Разговаривая с коллекционерами, видя их горящие глаза и то, с каким воодушевлением они рассказывают о каждом своем предмете, понимаешь, насколько это захватывающее дело. Юрий Марушкин признается: «У меня давно нет отпусков. Собирательство помогает мне отдыхать, переживать трудности, дает силы и вдохновение. Поэтому получается совмещать два пути — коллекционера и директора машиностроительного предприятия. Думаю, что и у Бурылина, и у Третьякова искусство было отдушиной, они ведь не бросали своего производства». Еще большее развитие получила эта идея у Владимира Рогозина. Человек, который много лет возглавлял текстильное предприятие, так увлекся Прекрасным, что занялся живописью. Его мечта «все бросить и начать писать» осуществилась. Теперь он ходит на пленэры на Старую Ладогу и даже уже выставлял свои полотна в ивановском художественном музее… Александр Иванников называет свое увлечение любительством и не считает свою коллекцию ценной с финансовой точки зрения. Зато, покупая картины у современных ивановских авторов или получая их в дар, он избавлен от проблемы подделок. Впрочем, Александр Иванович не исключает, что в будущем захочет более целенаправленно собирать коллекцию. Искусство принадлежит народу Согласитесь, одно дело любоваться самому, другое — делиться своей радостью с другими. Коллекционеры, о которых мы говорим, нередко делают свои собрания достоянием общественности. Музейщики знают о частных художественных ценностях и периодически используют их в своих экспозициях. Более того, некоторые выставки делаются исключительно на материале частных коллекций. Так, картины из коллекции Юрия Марушкина стали участниками выставки работ Александра Леонова (2004, ИОХМ), экспозиции ню (2007, ИОХМ), частью проекта «Отражение», посвященного 90-летию В.Федорова (2008, ИОХМ). За последнее Марушкин получил диплом из рук Никиты Михалкова, о чем с гордостью вспоминает. Картины собрания Владимира Рогозина тоже весьма востребованы в «общественных целях». Коллекционер также принимал участие в проекте «Отражение» со своими полотнами кисти Федорова, которые потом путешествовали по нескольким российским городам. Выставка работ Юрия Савинова в Плесе и Иванове открыла нам имя автора талантливого и незаслуженно обойденного славой при жизни. Рогозин также оставил след в художественном процессе своими красивыми каталогами. Свою выставочную деятельность Владимир Валентинович продолжил в галерее на Миллионной, и сейчас его собранием тоже интересуются представители музеев. По словам Рогозина, он поддерживает связь с Русским музеем в Питере. Ему приятно посещать выставки, самому собирать художественную элиту, общаться с эрудированными людьми, постигать мир искусства, постоянно учиться. «Мне приятно, что у меня имя коллекционера. Работы должны жить, я хочу, чтобы их видели», — считает и Юрий Марушкин. К каждой выставке он выпустил альбом, а его федоровские полотна выставлялись еще в пяти городах — в рамках проекта «Отражение». Сейчас предметы его собрания участвуют в выставке «Рожденные революцией» (музей в Кинешме), а Марушкин готовит к выпуску альбом по русскому фарфору. Его коллекция, по признанию специалистов, настолько многообразна, что позволяет формировать целые выставки. Причем сам автор придумывает темы экспозиций. Юрий Борисович с воодушевлением говорит о том, что может сделать выставку русского бисквита (высший пилотаж в искусстве фарфора), экспозицию по палехским мастерам, показать «25 лунных пейзажей» или выставить образцы архитектурного пейзажа. Причем у него есть работы, которые отражают пейзажи Иванова, в реальности утраченные (например, пейзаж Леонова со старым цирком). У музея Юрия Марушкина, пожалуй, есть только один недостаток — находясь на территории предприятия, он недоступен для широкой аудитории. Хотя автор музея с удовольствием показывает коллекцию всем интересующимся, рассказывая много интересного. Более того, он был бы рад, если бы сюда приводили группы детей и студентов, к примеру, из профильных учебных заведений. Кстати, директор «ИМЗ Ивэнергомаш» добился того, чтобы ему отдали известный в Иванове архитектурный памятник — Щудровскую палатку для восстановления и создания экспозиции. Как нам стало известно, после приведения помещения в порядок Марушкин планирует открыть там выставку уникального фарфора, рабочее название которой «Канаковская сказка». По словам Алексея Смирнова, у него не просили мебель для экспозиций. Впрочем, старинным габаритным предметам не слишком показано перемещение. А вот если бы поступило приглашение участвовать в выставке старинной живописи, коллекционер бы согласился. Коллекция живописи и графики Александра Иванникова сразу имела «общественное» звучание — почти все прибывавшие экспонаты собиратель размещал в холлах и кабинетах компании. Кроме того, у «Консультанта» были еще выставки в галерее «Шереметев-центра» и в плесском Музее пейзажа. Теперь, когда у фирмы появилось свое здание с галереями, в «Консультанте» постоянно проходят выставки. Помимо своих художественных фондов, компания (а именно: ее экспонатор и хранитель коллекции — музейщик со стажем Вера Коровина) представляет ивановцам картины именитых авторов из других городов. Что касается собрания Владимира Нуждина, то и сейчас студенты и педагоги ИГЭУ имеют возможность любоваться красивыми картинами ивановских авторов. А заодно и демонстрировать полотна гостям вуза. Важный процент «Видимо, есть некий процент людей, у которых потребность собирать и сохранять для других ценное, — рассуждает Юрий Марушкин. — Все музейное дело, как правило, становилось на частных коллекциях. Достойные внимания предметы переживают несколько этапов: они создаются, где-то хранятся, собираются у коллекционеров, а потом все равно оседают в музеях. Главное, чтобы процесс не пошел по второму кругу — мы знаем, как из музеев пропадают ценности и находят себе пристанище в частных руках». Не менее важное для хорошей коллекции обстоятельство — со временем она должна прозвучать. Бывает, что люди всю жизнь собирают коллекцию и никому ее не показывают. И самое страшное, по мнению самих собирателей, связано с тем, что нажитое большим трудом бывает некому передать, нет преемника, который бы так же радел за собирательское дело. «Пока жив коллекционер, он развивает собрание, продвигает его. Если коллекция достается наследникам, которые не имеют к ней никакого отношения и не знают ее ценности, она может в пух разлететься, — уверен Ю.Марушкин. — Поэтому некоторые завещают собранные ценности государству. Когда я думаю о будущем своей коллекции, тоже переживаю. Но сейчас я получаю от нее большое удовольствие». На вопрос о том, где он видит плоды своих собирательских трудов через много лет, Алексей Смирнов ответил: «Я об этом не думал. Но у меня цивилизованные культурные дети, они растут рядом с этими вещами, в антикварной обстановке. Думаю, они знают цену старинным предметам, чувствуют их тепло и питают к ним такую же любовь, что и я. Мне ведь это тоже от родителей передалось». И добавил: «Жаль, что наше бизнес-сообщество мало интересуется стариной. Видимо, это специфика нашего края, в котором по-прежнему доминируют пролетарские начала». Впрочем, если посмотреть с другой стороны, то может оказаться, что благодаря именно этому обстоятельству в Иванове до сих пор можно «откопать» что-то интересное. Татьяна Хейфец
15 Июля 2009, 11:00 +190

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...